1
2
3
...
23
24
25
...
60

— Да, не просили. — Юноша широко улыбнулся, и ей мучительно захотелось дотронуться до него, ощутить тепло его кожи. — Я сам предлагаю вам помощь. Это мероприятие позволит мне отсрочить поход в неизвестность. Мы оба выиграем. Соглашайтесь.

Рейчел нашла миллион причин, чтобы отказаться от этого предложения. Но перед глазами все еще стояла страшная картина: Флосси доверчиво передает Найджелу Кроли все сбережения, а она, Рейчел, стоит рядом и счастливо улыбается. Необходимо вернуть девочкам деньги. Любой ценой. Пускай даже для этого придется обманывать и притворятся. В конце концов, она ничем не обязана дяде Ричарду, он для нее чужой человек. А драгоценности принадлежат ей по праву.

— Ну хорошо, — сказала она и улыбнулась.

Он облокотился на спинку скамейки и задорно усмехнулся:

— Надеюсь, вы не ждете, что я опущусь на одно колено, чтобы сделать вам официальное предложение? Дело в том, что подняться я уже вряд ли смогу.

Глава 9

После возвращения с прогулки Аллен больше часа лежал на постели без сна. У него болело все тело, а больше всего — многострадальная левая нога. С одной стороны, его огорчала собственная слабость, но с другой — радовала возможность хоть как-то передвигаться. Пускай медленно, пускай с болью, но все же это лучше, чем валяться целыми днями в кровати.

Он думал о том, какой же он, в сущности, трус. Интересно, так было и раньше? Наверное, было. Он так мечтал поскорее подняться с постели и пуститься на поиски родственников, и что же теперь? Он изо всех сил откладывает эти поиски. Он не лгал Рейчел, говоря, что маскарад с ее мнимым замужеством поможет ему отсрочить начало новой жизни.

Конечно, он искренне хотел помочь этой девушке. Хоть он и злился на нее за то, что она выставила его дураком, не предупредив о своей девственности и пытаясь играть роль шлюхи, он все равно хотел ей помочь. Она ведь спасла его там, на лесной дороге. Без ее помощи он не выжил бы. А потом еще целую неделю она выхаживала его. Он привязался к ней. Да что там, она просто сводила его с ума.

Он хотел как-то отблагодарить ее, поэтому на прогулке в саду и расспрашивал о ее дяде, о возможности для Рейчел обратиться к нему за помощью. А он мог бы сопровождать девушку во время этого не особенно приятного визита. Это, конечно, такая малость по сравнению с тем, что она сделала для него, но все же хоть что-то. Правильный, честный и достойный поступок.

Кроме того, если бы выяснилось, что он не женат, он бы обязательно вернулся за ней и предложил руку и сердце. Это тоже был бы достойный поступок.

Разыгрывать же перед дядей Рейчел спектакль с мнимой женитьбой у него и в мыслях не было. Это предложение сорвалось с его языка словно помимо его желания. Неужели он опять все испортил? Неужели это в его характере — совершать необдуманные поступки, вести себя как беззаботный мальчишка? Сколько же ему на самом деле лет?

И в то же время ужас перед неизвестностью, который он испытывал со вчерашней ночи, исчез, как только Рейчел приняла его сумасшедший план. Аллен болезненно поморщился.

В любом случае теперь поздно что-то менять. Жребий брошен. Ему не придется вспоминать, кто он такой, ему придется придумывать себе новую личность. Новый характер, который полностью бы устроил притязательного барона. Аллен хмыкнул. Что ж, может, это именно то, что ему сейчас нужно. Вызов, испытание — разве не об этом говорил Стрикленд? Иногда такие события могут рассказать о человеке больше, чем все друзья и родственники, вместе взятые. И внезапно юноше почудилось, что сейчас он испытывает очень привычные для себя ощущения. Как будто такой настрой всегда был ему свойствен. Как будто он потихоньку узнавал самого себя.

Но вскоре возбуждение сменилось меланхолией. Он закрыл глаза и прикрыл их ладонью.

Аллен думал, что остаток вечера он проведет в постели, но немного погодя в комнату вошел Стрикленд и пригласил его спуститься к ужину. Оказалось, что у девочек сегодня очередная «свободная ночь» и клиентов не ожидается.

— Только я должен предупредить вас, сэр, что меня они тоже пригласили, — сказал Стрикленд.

— И вы думаете, что я посчитаю ниже своего достоинства сидеть за одним столом с сержантом? — удивленно спросил Аллен, приподнимая бровь. — Не знаю, что я сказал бы вам на это до того, как потерял память, но сейчас могу вас уверить, что почту за честь ужинать вместе с вами и… девушками.

Аллен был рад, что ему не придется весь вечер лежать в постели. Пока сержант помогал ему одеться и причесаться, сам он кое-как старался поприличнее завязать галстук. Внезапно его мозг пронзила странная мысль, что кто-то из его прежних знакомых испытал бы шок, увидев его здесь. Он замер. Какой знакомый? Имя? Нет, ничего не приходило на ум.

Аллен все же попытался вспомнить. Хотя бы какую-то мелочь, деталь, которая подсказала бы ему имя. О ком он вдруг подумал? О мужчине или женщине? Ну хоть что-нибудь! Нет, ничего.

— Все еще болит, сэр? — сочувственно спросил сержант.

— Да нет, не особенно, — отозвался Аллен.

Когда он вошел в гостиную, его первым впечатлением было, что Стрикленд ошибся, говоря, что сегодня «свободная ночь». Все дамы были при полном параде, накрашенные и напудренные, благоухающие тяжелыми ароматами. Соблазнительные вырезы практически оголяли грудь, кружева только придавали им еще больший оттенок чувственности. Высокие тщательно уложенные прически с намеренно выпущенными локонами недвусмысленно показывали, что дамы серьезно подготовились к вечеру. Аллен припомнил тот миг, когда впервые увидел их, и повторил свою первую фразу:

— Теперь я абсолютно уверен, что умер и попал в рай.

Он заметил, что мушка, которую он уже видел на лице Джеральдины, теперь красовалась с другой стороны. Что ж, дамы постарались специально для него. Нельзя было ни единым взглядом, ни единым словом обидеть их, это было бы нечестно, даже если ему хотелось рассмеяться над вульгарной пышностью, которой так и разило в гостиной.

Рейчел Йорк была одета в то же бледно-голубое платье, что и вчера. Волосы сегодня она уложила попроще, но они все так же поблескивали загадочным мерцающим золотом в мягком свете канделябров.

Боже, как он мог быть таким идиотом, как мог предположить, что она проститутка! Она выглядела как истинная леди, и сомневаться в ее благородстве мог только или слепец, или безумец. Видимо, той злополучной ночью он был и тем и другим.

Это была странная трапеза. Аллен уже понял, что в доме нет слуг. Большую часть работы на кухне выполняла Филлис. Видимо, именно она приготовила ужин, а остальные девушки только помогали накрывать на стол, приносить новые блюда, уносить и мыть грязные тарелки. Разговор за столом был содержательным и оживленным.

Они говорили о городе, о тех переменах, которые произошли в Брюсселе за последние недели. Говорили о войне, обсуждали Наполеона Бонапарта. Расспрашивали сержанта Стрикленда о военных стратегиях союзнических войск. Вспоминали Лондон с его театрами и картинными галереями.

И только когда подошло время десерта, Рейчел Йорк, которая до того старалась хранить относительное молчание, заявила, глядя прямо в глаза Аллена и заливаясь при этом ярким румянцем:

— Теперь я верю, что мне удастся получить свои драгоценности.

— Ты все-таки хочешь, чтобы мы карабкались на стены замка, да, Рейчи? — улыбнулась Джеральдина.

— Мистер Смит предложил поехать вместе со мной в поместье к дяде и представиться моим женихом. Мы получим благословение дядюшки на нашу свадьбу, и я смогу вступить во владение наследством. Потом я продам несколько фамильных украшений и отдам вам деньги, а мистер Смит займется поисками своей семьи.

За столом сразу же поднялся ужасный шум. Все девушки пытались говорить одновременно. Наконец победила Бриджит.

— То есть он только притворится твоим мужем, но на самом деле не женится на тебе? — спросила она.

— Ох, если бы он женился, я объявила бы траур! — воскликнула Джеральдина. — Эта была бы страшная потеря для всего женского пола. Впрочем, мне идет траур.

24
{"b":"5417","o":1}