ЛитМир - Электронная Библиотека

— Бридж, каждый раз, когда я смотрю на твои волосы, не могу удержаться от вздоха облегчения, — сказала она подруге. — Такой непривычно респектабельный цвет!

— Рейчел, а вот тебе не мешало бы хоть чуть-чуть подрумяниться, — сказала Флосси. — Ты похожа на привидение.

— Ну что ж, дамы, готовы к спектаклю? — Джонатану не терпелось начать действовать.

Рейчел потерянно улыбнулась.

Он взял ее под руку, провел вверх по каменным ступеням дома и постучал в двери.

Прошло несколько долгих минут, пока дверь особняка отворилась. На пороге возник прямой, как стрела, старый лакей.

— Миссис Стрит, миссис Ливи, мисс Клоувер, сэр Джонатан Смит и леди Смит, в девичестве мисс Рейчел Йорк, желают видеть барона Уэстона, — резко и высокомерно произнес Джонатан, протягивая визитную карточку. — Барон дома?

— Я сию минуту узнаю, сэр, — невозмутимо отозвался слуга, но все же посторонился, пропуская гостей в дом.

Рейчел возблагодарила небеса за то, что Джонатан позаботился о визитных карточках. Ни ей, ни остальным девушкам это даже в голову не пришло.

Они прошли мимо высоких колонн к лестнице. Потолок холла был расписан ангелами и херувимами. На каменных постаментах красовались старинные мраморные бюсты. Огромная лестница пересекалась большой площадкой, откуда на второй этаж вели два отдельных пролета. Ступени украшал дорогой ковер.

Дизайн холла был явно рассчитан на то, чтобы поразить воображение посетителей, и в данном случае хозяевам это вполне удалось.

Слуга удалился, чтобы сообщить барону о визитерах, а прибывшая компания осталась ждать в просторном холле.

Рейчел всегда представляла себе родовое гнездо как маленький уютный домик с аккуратным садиком. Она и вообразить себе не могла, что это такой огромный старинный особняк. На минуту она даже усомнилась, что ее мать находилась в здравом уме, когда сбежала из этого шикарного замка в темные тесные комнаты небогатых районов Лондона, которые им вечно приходилось снимать.

— Какой огромный! — прошептала за ее спиной Филлис.

Замок произвел сильное впечатление на всех, кроме, пожалуй, Джонатана. Рейчел заметила, что он с интересом оглядывается, но видимых признаков восторга или преклонения перед здешней роскошью в его глазах даже не промелькнуло. Рейчел с трепетом подумала, что, возможно, в той, настоящей своей жизни он привык бывать в поместьях аристократов. Может, он и сам владел старинным родовым замком.

Казалось, прошла целая вечность, пока слуга вернулся и предложил проследовать за ним. Он провел их по лестнице на второй этаж, откуда в разные стороны расходились два длинных коридора. Но слуга пригласил их пройти прямо, через широкие двойные двери, ведущие в галерею. Галерея изобиловала старинными портретами в золоченых рамах. Стены украшали гобелены, пол покрывал пушистый персидский ковер. Возле мраморного камина неподвижно стоял джентльмен.

Неужели это и есть ее дядя Ричард? Странно, но Рейчел запомнила его совершенно другим.

Джентльмен пристально взглянул на посетителей и шагнул вперед. Наконец-то Рейчел, по кусочкам собрав свои детские воспоминания, узнала его. Да, это был дядя Ричард. Как и прежде, он смотрел прямо в глаза, не отводя взгляда: Тогда, в детстве, ее это очень удивило, ведь немногие взрослые могут подолгу смотреть в глаза детям.

— Дядя Ричард? — несмело произнесла Рейчел, размышляя, должна ли она подойти и поцеловать его или это будет лишним. Пока она раздумывала, момент был упущен. Но она даже была этому рада, в конце концов, дядя был для нее совершеннейшим незнакомцем, несмотря на то что других родственников у нее теперь не осталось.

— Рейчел? — безо всякого выражения отозвался джентльмен, слегка кивнул и заложил руки за спину. — Ты весьма похожа на свою мать. Значит, ты вышла замуж?

— Да. Всего неделю назад, в Брюсселе. — Она с теплой улыбкой взглянула на Джонатана. — Позвольте представить вам моего мужа, сэра Джонатана Смита. Это барон Уэстон, Джонатан.

Мужчины обменялись вежливыми кивками.

— До замужества я жила в доме своих друзей, и поскольку они тоже направлялись в Англию, то оказали нам честь сопровождать нас сюда. Позвольте представить вам миссис Стрит, миссис Ливи, ее золовку, и мисс Клоувер, которая любезно согласилась стать моей компаньонкой после того, как я оставила службу у леди Флэтли.

Барон вежливо кивнул каждой даме.

— Мы с Филлис настояли на том, чтобы сопровождать Рейчел до самых дверей вашего дома, — объяснила Флосси. — Разумеется, в этом не было особой необходимости, ведь теперь она замужем за сэром Смитом. Но мы очень любим ее, сэр.

— Мы просто не можем поверить, — подхватила Филлис, — что наша дорогая Рейчел теперь стала леди Смит, правда, Флосс… Флора? Впрочем, для вас, сэр, это, должно быть, тоже стало неожиданностью.

— Прошу вас, леди, садитесь, — произнес барон. — Сейчас принесут чай. Я категорически настаиваю на том, чтобы вы провели какое-то время в моем замке, прежде чем продолжить свой путь. Я распоряжусь приготовить для вас комнаты.

— О, как это любезно с вашей стороны, милорд, — отозвалась Флосси. — Мы редко путешествуем, так что дорога из Брюсселя в Англию стала для нас настоящим испытанием.

— Кроме того, я тяжело переношу поездки по морю. Меня мучает морская болезнь… О, простите за прямоту, сэр… Но я всегда говорю то, что думаю, не правда ли, Флора? — сказала Филлис.

Рейчел и Джонатан сели рядом. Их взгляды встретились, в глубине глаз мистера Смита мерцали веселые искорки. Рейчел оставалось только надеяться, что Филлис с Флосси не увлекутся светской беседой и не сболтнут лишнего.

Она перевела взгляд на барона. Сейчас он совершенно не был похож на рослого, уверенного в себе джентльмена, которым она его запомнила. Он плохо выглядел. Похоже, ее дядя был тяжело болен.

Это явилось для Рейчел неожиданностью. Обманывать больного человека — может быть, даже смертельно больного, — разве это достойно леди? Она вдруг испугалась. Если он умрет, то в целом мире у нее не останется ни одного родного человека, никого, к кому она могла бы обратиться в трудную минуту. Пускай она совсем не знает своего дядю, видела его лишь один раз — да и то больше десяти лет назад — и получила от него несколько резких писем, но все же он был единственным ее родственником. Что, если он умрет? Все эти мысли расстроили Рейчел.

Аллен рад был снова оказаться в Англии. Пускай он и не помнил, где именно в Англии находится его дом, но все же точно знал, что здесь его родина. Пейзаж казался ему до боли знакомым. Он даже не исключал того, что барон может узнать его. И нельзя сказать, чтобы такая перспектива его пугала, особенно если бы он оказался действительно аристократом.

Барон показался ему не настолько отвратительным, как он себе его представлял. Но дядя Рейчел явно был болен, а в больных людях всегда есть что-то слегка отталкивающее. Однако Аллен не раскаивался в том, что они все же решились осуществить свой сумасшедший план.

Он заметил, что Рейчел выглядит слегка расстроенной. Что ж, это было вполне понятно, в конце концов, барон Уэстон — ее единственный родственник. Аллен ободряюще коснулся ее руки.

Тем временем Флосси вовсю восхищалась величием особняка. С гордостью она сообщила присутствующим, что роскошный дом напоминает ей особняк ее родственников в Дербишире.

— Тебе так не показалось, Филлис? — осведомилась она.

— Мне как раз только что пришла в голову эта мысль, — поддержала ее та.

— Как вы поживаете, дядя Ричард? — решилась наконец вмешаться в беседу Рейчел.

— Благодарю, хорошо, — ответил барон, поближе подвигаясь к камину. Сейчас он показался Аллену человеком, стоящим одной ногой в могиле. — Скажи мне, Рейчел, почему все случилось так неожиданно? Ты уже была знакома со Смитом, когда приехала в Брюссель с леди Флэтли?

— Да, была, — ответила Рейчел. Эту часть истории они хорошо продумали. — Мы познакомились в Лондоне в прошлом году, вскоре после того, как умер папа. Потом мы встретились в Брюсселе, и Джонатан не скрывал своих серьезных намерений. Когда леди Флэтли решила вернуться в Англию, Бриджит предложила мне пожить у своих друзей.

28
{"b":"5417","o":1}