ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ликвидатор
Война
Падчерица Фортуны
Каждому своё 2
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Девочка с Патриарших
Закон торговца
Когда говорит сердце

— Бриджит — наша очень близкая подруга, — вмешалась Флосси.

— Дело в том, что когда-то Бриджит была моей няней… После смерти мамы. Я была просто счастлива вновь встретить ее в Брюсселе. Разумеется, я с радостью приняла предложение остановиться в доме ее добрых друзей. Тем более что Флора и Филлис просто настаивали на этом. Ну а потом Джонатан сделал мне предложение, мы обвенчались и решили вернуться в Англию.

Барон внимательно взглянул на Аллена, видимо, собираясь что-то спросить, но тут в комнату вошел слуга с чайным подносом. Филлис тут же стала разливать всем чай.

— Мы решили, милорд, что поскольку наша Рейчел только-только вышла замуж, то мы просто обязаны сопровождать ее в этом путешествии, — добавила Бриджит.

Аллен до сих пор не мог привыкнуть к преображению Бриджит. Вместо вульгарной проститутки с огненно-рыжими волосами перед ним была моложавая особа средних лет, респектабельная и миловидная. И в то же время, когда он слышал ее голос, то тут же вспоминал ту Бриджит Клоувер, которую он впервые увидел в брюссельском борделе.

Барон продолжал внимательно смотреть на Аллена.

— Смит, — наконец заговорил он, — очень распространенная фамилия. Я знаю глостерширских Смитов, вы не имеете к ним отношения?

— Едва ли, сэр, — спокойно ответил Аллен. — Я родом из Нортумберленда. Мои предки жили там на протяжении нескольких поколений.

Нортумберленд был одним из самых северных графств страны. Дальше была только Шотландия.

Затем Аллен рассказал барону, что он владеет поместьем. Не слишком большим, но и не слишком маленьким. Джеральдина и Филлис хотели представить его настоящим богачом, но Аллен сразу сказал, что это может быть опасно. У барона могут зародиться сомнения, существует ли этот самый нортумберлендский богач, он может навести справки — и тогда все раскроется. Здесь они с Рейчел были солидарны.

Аллен объяснил барону, что оказался в Брюсселе, сопровождая домой кузину, которая жила там с опекунами. И когда судьба снова свела его с Рейчел Йорк, он понял, что для него это шанс стать счастливым.

— Конечно же, я не забыл ее с тех пор, как мы познакомились в Лондоне, — пылко заверил он барона. — И едва я увидел ее вновь, понял, что не могу без нее жить.

Аллен заметил, как девушка вспыхнула и как дрогнули у нее губы при этих словах.

— Это так прекрасно, когда на ваших глазах зарождается такая любовь, — подхватила Филлис. — Поверьте, мы не спускали с них глаз, пока они не обвенчались!

— Мистер Смит напоминает мне моего горячо любимого покойного полковника Стрита, — тихо промолвила Флосси, промокая глаза неведомо откуда появившимся в руке носовым платком. — Он умер как герой два года назад.

Аллен обратил внимание на то, что еще пару недель назад, когда они начинали готовить свою вылазку, мистер Стрит был всего лишь капитаном, Оставалось надеяться, что в завтрашней беседе Флосси не назовет его генералом или главнокомандующим.

Барон аккуратно поставил на стол чашку с чаем.

— Честно говоря, меня расстроило, что Рейчел не посоветовалась со мной, прежде чем выходить замуж. Я, конечно, понимаю, что она уже взрослая леди и сама может выбирать себе мужа, но все же мне было бы приятно, если бы этот брак был заключен с моего благословения. Мы могли бы провести церемонию в родовом замке. К сожалению, мое благословение не понадобилось.

Аллен понял, что это не слишком хорошее начало. Вероятно, у барона уже начал складывать образ безответственного молодого человека. Его можно было понять. Джонатан Смит не познакомил свою невесту с родственниками ни с той, ни с другой стороны. В глазах барона это несомненный минус. Аллен почувствовал легкое раздражение. В конце концов, барон никогда не проявлял интереса к судьбе своей племянницы, почему же он ждал от нее иного отношения?

— Сэр Джонатан — пылкая и романтичная натура! — воскликнула Филлис, прижимая руки к груди. — Но поверьте, в Брюсселе сэр Джонатан организовал очень достойную церемонию! Мой дорогой полковник Ливи поступил бы так же!

— Ох, и покойный полковник Стрит! — поддержала ее Флосси. — Он ни секунды не мог прожить без меня! Когда его командировали на Пиренеи, он настоял, чтобы я поехала с ним!

«Еще один полковник», — мысленно вздохнул Аллен. Аллен заметил, что слова дяди разозлили Рейчел. Она упрямо вздернула подбородок.

— Я вышла замуж за достойного джентльмена, вы не можете этого не признать! — заявила она. — С какой стати я должна была приезжать в поместье за вашим благословением? Вы никогда не интересовались моей судьбой. Когда после папиной смерти вы предложили мне приехать к вам, то сразу дали понять, что хотите поскорее выдать меня замуж и сбыть с рук. Я ничем не обязана вам. И сейчас я приехала только за своим наследством. Теперь я имею на него полное право. А вы уже не можете отказать мне.

«Какая неосторожная речь!» — огорчился Аллен. Эти слова уж точно не были ими запланированы. Конечно, он мог понять чувства Рейчел, но… Нет, он прекрасно понимал Рейчел и восхищался ее храбростью. Он незаметно пожал ей руку.

— Ошибаешься, Рейчел, я как раз могу отказать тебе, — негромко заметил барон.

Рейчел уже собиралась возразить, но Аллен опередил ее. — Я считаю, что ваши опасения вполне оправданы, сэр. Я понимаю, что вы обеспокоены будущим своей племянницы и, прежде чем отдать ей наследство, должны удостовериться, что она под покровительством надежного и достойного джентльмена. Поэтому единственное, о чем я прошу, — дать мне шанс доказать вам, что я не охотник за деньгами, что я люблю вашу племянницу всем сердцем и готов заботиться о ней до конца своих дней. Возможно, на это понадобится некоторое время, но прошу вас, войдите в мое положение. Потом мы с женой уедем ко мне в Нортумберленд. Больше всего на свете я хочу, чтобы Рейчел была счастлива.

Аллен говорил со спокойной уверенностью в голосе и сам удивлялся, как прекрасно ему это удается. Ведь все в его речи было ложью. Кроме одного: он действительно хотел, чтобы Рейчел Йорк была счастлива.

— Хорошо, — коротко кивнул барон, внимательно взглянув на Аллена. — Посмотрим, что я скажу о вашем браке через месяц, Смит. Думаю, этого срока будет достаточно, чтобы сделать кое-какие выводы. И как долго вы с мужем жили на Пиренеях, мэм? — резко меняя тему, обратился он к Флосси.

«Месяц!» — прогремело в голове Аллена. Пока Флосси с печальной улыбкой рассказывала о счастливых деньках в компании бравого полковника Стрита, Аллен внимательно наблюдал за бароном. То, что он тяжело болен, было ясно с самого начала. Но за время визита он явно почувствовал себя хуже. Что это было? Неужели даже короткий визит утомителен для него? А может, он слишком взволнован тем, что видит племянницу впервые за долгие годы? Или здесь что-то совсем другое?

Аллен перевел взгляд на Рейчел. Она была очень бледна. Он ободряюще улыбнулся и слегка подмигнул ей. В конце концов, им предстоит разыгрывать влюбленную пару перед более чем предвзятым зрителем, так что надо начинать упражняться. Конечно, не этого он ожидал, когда просил барона дать ему немного времени. Ну, пару дней. Может, неделю. Но месяц! Однако теперь уже отступать было некуда.

Глава 11

— Все лакеи здесь похожи на лягушек, а конюхи — на хорьков, — посетовала Джеральдина. — Садовников я еще не видела, так что надежда остается. Повар зол, как собака, из-за того, что предстоит готовить на кучу гостей.

— Ох, Джеральдина, ты уже обо всем успела составить мнение! — со смехом воскликнула Рейчел. — Ведь мы только что приехали, подожди. И оставь, пожалуйста, в покое мои волосы, я сама их уложу.

Джеральдина упрямо отобрала у Рейчел щетку и помахала ею в воздухе.

— Если я решила зарабатывать на жизнь трудом горничной, то буду причесывать тебя, моя радость, с утра до вечера, и никто мне не запретит. Буду одевать тебя, как королеву, делать прически, стелить постель — как и положено горничной. Дворецкий Эдвардс — тот, который открыл нам дверь — уже растрезвонил по всему дому, какие благородные дамы гостят в поместье. Это он о Флосси и Фил. Можешь себе представить, что это за субчик. На Уилла я даже смотреть не могу, сразу лопаюсь от смеха.

29
{"b":"5417","o":1}