1
2
3
...
32
33
34
...
60

Взобраться на лошадь оказалось для Аллена непростой задачей. Он категорически отказался от помощи сержанта, но больная нога заставляла его чувствовать себя инвалидом. С трудом подтянувшись на руках, он смог сесть на лошадь боком, а потом потихоньку, медленно передвинул больную ногу через седло. Это оказалось самой трудной частью задачи. Оказавшись в седле, Аллен почти не чувствовал неудобства, больной ноге было даже комфортнее, чем на земле.

— Подумать только, Стрикленд, какое-то одно падение с лошади перевернуло всю мою жизнь!

— Но совершенно очевидно, сэр, — откликнулся сержант, — что вы просто родились в седле. — Сержант наблюдал, как Аллен успокаивает лошадь, которую, вероятно, уже долгое время не седлали. Лошадь отзывалась на малейшее движение Аллена, казалось, она отзывается даже на его не полностью оформившуюся мысль. Видно, в прошлой жизни он был хорошим наездником.

— Подождите здесь, Стрикленд, — сказал Аллен, — я сделаю кружок по двору.

Как же чудесно было вновь оказаться в седле! Он бесконечно скучал по этому состоянию! Аллен выехал на лужайку, перебирая в голове картины возможных верховых поездок из своего прошлого. С кем рядом он мог бы представить себя на лошади? Он воображал, как несется вскачь по полю боя. Старался представить себе тот последний момент на лесной дороге, когда он получил ранение и упал с лошади. Вновь и вновь заставлял себя вспоминать, что это за письмо, что это за женщина из его снов. Но все, чего Аллену удалось добиться, — это головная боль по возвращении к конюшне, где его ждал Стрикленд.

Рейчел была уже там. Она беседовала с сержантом и с опаской поглядывала на лошадей. Девушка была одета в голубое, золотые пряди эффектно оттеняла шляпа. В лучах утреннего солнца Рейчел и вправду была похожа на ангела.

Аллен почувствовал себя неловко. После вчерашней беседы ему было ясно, что старому барону далеко не наплевать на свою отринутую племянницу и что сама Рейчел испытывает к дяде самые теплые чувства, хоть и не хочет в этом признаться. Это заставило Аллена снова вернуться к мысли — а правильно ли он сделал, что заварил всю эту кашу с маскарадом?

— Доброе утро. — Он приподнял шляпу и поклонился.

— Доброе утро, — ответила Рейчел. Аллен заметил, как побледнела девушка, когда к ней подвели лошадь. — Нет, я не могу, нет, нет, нет! — воскликнула она. — В детстве леди обучаются верховой езде, я знаю, но мне уже двадцать два года, и я не могу, не могу! Да и вам тоже лучше бы подождать, пока вы окончательно не поправитесь!

Аллен просто не представлял себе, как можно отказываться от поездки верхом! Но, разумеется, он не будет настаивать, не стоит торопить события. Пусть Рейчел привыкает к лошадям постепенно, пусть она полюбит их! И видит Бог, она станет прекрасной наездницей!

— Ты должна попробовать, Рейчел! Мир кажется иным, когда ты смотришь на него из седла, поверь мне!

— Я верю. И никаких доказательств мне не нужно! — быстро ответила она. — Я возвращаюсь в дом.

Аллен преградил ей путь.

— Ты никуда не уйдешь, пока я не увижу, что ты не трусишь, — твердо сказал он. — Я обещаю, с тобой ничего не случится. Несмотря на этот случай в Бельгии, я умею управляться с лошадьми. Ты поедешь вместе со мной.

— Вместе с тобой?.. — Она пристально взглянула ему в глаза.

Он понял, что она хотела сказать. Он полночи не мог уснуть — и все только из-за того, что в разговоре прижал ее руки к своей груди. Он думал о ней. Их спальни разделяли три арки… и ни одной двери! А теперь он предлагает ей ехать на одной лошади… И Рейчел прекрасно поняла, что это не просьба, это вызов.

Что ж, да, вызов. Чего бы ему это ни стоило, он заставит ее сесть на лошадь!

— При обычных обстоятельствах я бы сам усадил тебя на лошадь, но, к сожалению, сейчас это невозможно. Стрикленд, помогите, пожалуйста, леди Смит.

Рейчел беспомощно пискнула, но Стрикленд уже уверенно подхватил ее на руки, приговаривая:

— Прошу меня простить, леди Смит, если мне будет позволено заметить, рядом с сэром Джонатаном вы будете чувствовать себя в полной безопасности. Я уже имел честь убедиться, что этот человек прекрасно умеет обращаться с лошадьми. Вам ничто не угрожает, леди.

Когда сержант устроил ее в седле, Рейчел почувствовала крепкое объятие Джонатана.

— О Боже, — пробормотала она, — Боже мой! — И крепче прижалась к нему.

— Успокойся, — сказал он, — не сопротивляйся. Все будет хорошо, любовь моя.

— Вот так-то, леди, — проговорил сержант. — Глядя на вас, нельзя сказать, что вы родились в седле, но я бы мог предположить, что вы родились в объятиях сэра Джонатана. — И он сам рассмеялся над своей шуткой.

Как ни странно, немного успокоившись, Рейчел действительно почувствовала себя очень уютно в руках Аллена.

— Дорогая, представь себе, что ты сидишь в гостиной, раздумывая, чему отдать предпочтение — вышивке или книге, — с усмешкой предложил он ей.

— Я никогда не прощу тебе этого, — прошептала Рейчел с дрожью в голосе.

Аллен вновь усмехнулся. Но, выезжая со двора, он подумал, что, возможно, и сам не простит себе этой затеи. Он ощущал близость Рейчел, запах гардении будоражил его и сводил с ума.

Если посмотреть на всадника со стороны, то вряд ли скажешь, что он парит в воздухе. Но вот если этот всадник — вы сами… или вы находитесь в объятиях всадника, тогда земля уходит у вас из-под ног и кажется, что у коня есть крылья.

Рейчел было страшно. Особенно пугало ощущение, будто со всех сторон ее окружает пустое пространство. Если бы лошадь хотя бы на мгновение застыла на месте… и постояла бы так пару мгновений… а потом вообще бы остановилась… Вот тогда бы Рейчел очень понравилась прогулка. Но конечно, это были только мечты.

Мир сейчас казался Рейчел удивительно зыбким и призрачным. Она вдруг подумала: а вдруг лошадь понесет и Джонатан не сумеет справиться с ситуацией? Они будут скакать и скакать, пока какая-нибудь коряга не прервет этот бессмысленный бег. И тогда они упадут вместе. И возможно, Рейчел после падения потеряет память, как когда-то Джонатан. А Джонатан, может быть, напротив, все вспомнит.

Она то крепче прижималась к его груди, то инстинктивно отстранялась. Ей не хотелось, чтобы Джонатан почувствовал, как страшит ее эта первая прогулка верхом… Первая, если не считать того эпизода с дядей Ричардом из далекого детства.

— Ваши усилия напрасны, — объявила Рейчел, когда они подъехали к озеру, — вам не удастся сделать из меня всадницу.

— Да нет, не напрасны, — возразил ей Джонатан. — Я достаточно упрям, чтобы воплотить в жизнь свою даже самую глупую идею. Кроме того, мне нравится, когда вы рядом со мной, леди Смит. По-моему, у меня много общего со знаменитыми полковниками Стритом и Ливи.

Рейчел не повернула головы, но она точно знала, что, произнося эти слова, он усмехнулся. Очевидно, Джонатан наслаждался моментом.

— Ваши солдаты возненавидели бы вас, — раздраженно буркнула она.

Джонатан рассмеялся.

— Но не можете же вы, живя в поместье, не уметь ездить верхом.

— Большую часть своей жизни я прожила в Лондоне, — отчеканила Рейчел. — И собираюсь вернуться туда после того, как наше приключение закончится.

— И чем же вы собираетесь там заняться? — поинтересовался Джонатан.

— Найду работу. А если удастся получить наследство, буду жить на средства, вырученные за драгоценности. Разумеется, после того, как верну деньги Бриджит и остальным девушкам… Господи, что вы делаете?!

— Мне кажется, наша лошадка слишком медленно тащится. — Джонатан слегка пришпорил лошадь.

— Вы что, серьезно думаете, что вам удастся научить меня ездить верхом?

— Честно говоря, я надеялся, что вы решитесь оседлать лошадку уже сегодня, но потом понял, что так сразу не получится.

— Господи, да что вы делаете? — вновь воскликнула Рейчел.

— Пришпориваю лошадь, перехожу на рысь, что же еще, — усмехнулся Джонатан. — Рейчел, не беспокойся. Я не собираюсь нестись сломя голову или прыгать через изгороди. Мы просто немного покатаемся, чтобы ты почувствовала вкус к верховой езде. Все будет хорошо.

33
{"b":"5417","o":1}