1
2
3
...
35
36
37
...
60

— Вы очень любезны, мэм, — склонил голову барон. Затем хмуро взглянул на клумбы. — Здесь полно сорняков…

И не только это. Парк выглядел довольно запущенным. Впрочем, как и все в этом прекрасном поместье.

— Но даже дикие цветы могут радовать глаз, — сказала Флосси. — Знаете, я никогда не могла понять, почему одни цветы считают прекрасными, заботятся о них, а другие — сорными, дикими… Они же одинаково красивы.

— Я понимаю, что вы пытаетесь успокоить меня, миссис Стрит, — улыбнулся барон. — И у вас это замечательно получается. Но все же это не спасет моего садовника от жестокой расправы.

— С кем бы мне и в самом деле хотелось расправиться в этом доме, милорд, так это с вашим поваром, — вмешалась Филлис. — Не хочу обижать вас, но блюда, которые он готовит, невозможно есть.

Аллен ужаснулся. Еще несколько слов в таком же духе, и всем им придется искать себе новое место для ночлега. Однако Флосси эта мысль, казалось, не заботила.

— Достаточно всего пару часов провести в компании моей золовки, чтобы понять, что она неравнодушна к еде. К тому же она знает толк в приготовлении пищи. Когда полковник Ливи приезжает домой, наша повариха сходит с ума от безделья, потому что он признает только то, что приготовлено Филлис. Она целыми часами пропадает на кухне, можете себе представить? И я не знаю никого, кто готовил бы лучше, чем она, честное слово!

Барон вздохнул:

— В последнее время у меня совсем нет аппетита, но и той малости, что я съедаю, достаточно для того, чтобы составить представление о моем поваре. В здешней глуши ему трудно найти замену, и он это прекрасно понимает. Но позволить, чтобы моя гостья сама готовила еду?! Нет, это невозможно!

— Смею вас заверить, милорд, мне это будет очень приятно, — отозвалась Филлис. — Знаете, я, пожалуй, прямо сейчас отправлюсь на кухню и ознакомлюсь с сегодняшним меню. Думаю, я смогу внести в него кое-какие приятные изменения. — Филлис выглядела довольной и, казалось, горела желанием приступить к делу прямо сейчас.

Флосси улыбнулась барону:

— С вашей стороны было очень любезно, милорд, показать нам этот чудесный сад. Но, мне кажется, прогулка вас утомила. Позвольте, я провожу вас в дом. Мне как раз надо написать несколько писем.

Она взяла барона под руку, и они вместе отправились по дорожке к дому.

— Бедный славный джентльмен, — вздохнула Филлис, когда они скрылись из виду. — Слуги бесстыдно пользуются его болезненным состоянием, мистер Смит. Похоже, поместье приходит в запустение. Вот вы говорите, что на конюшне творится бог знает что. Джерри мне сказала, что лакеи и горничные целыми днями бездельничают. Про повара уж и говорить нечего.

— Я очень надеюсь, — сказал Аллен, — что вам с Джерри удастся навести порядок в доме. Честно говоря, желудок уже просто отказывается принимать то, что готовят на кухне барона.

— Можете рассчитывать на приличный ленч, — засмеялась Филлис. — Думаю, нам удастся заставить слуг вспомнить о своих обязанностях.

Аллен усмехнулся. Вернувшись в дом, он заметил, что Флосси и барон продолжают мило беседовать. Было очевидно, что им приятно общество друг друга. Да, с каждой минутой они заходили все дальше и дальше в своем обмане, и обратного пути уже не было.

Аллен сел в одно из массивных кресел в гостиной. Надо бы найти управляющего и попросить его показать поместье. Впрочем, возможно, правильнее будет дождаться Рейчел. К тому же после активности, проявленной Стриклендом на конюшне, а Филлис — на кухне, наверное, ему стоит вести себя потише и не испытывать терпения обнаглевших слуг барона.

Но ему в самом деле было бы интересно осмотреть поместье. Аллен вспомнил, как говорил утром Рейчел, что, возможно, он вырос в таком же поместье. Действительно ли он был младшим сыном в богатой английской семье? Офицером? Правда ли, что он переживал, зная, что его родовое гнездо достанется по наследству не ему, а старшему брату? Что он при этом чувствовал? Злость, обиду, равнодушие? Сейчас он ничего не мог сказать наверняка. Нравилась ли ему военная служба, если он действительно выбрал для себя такую стезю? Или он выбрал что-то другое? Аллену казалось, что его голова сейчас просто лопнет от подобных вопросов.

Он подумал, что если память к нему так и не вернется, если ему не суждено найти семью и близких, он устроится работать управляющим в какое-нибудь поместье вроде этого. А может, он и был управляющим? Ведь это работа для джентльмена, пускай и не голубых кровей, но все же благородного происхождения. В конце концов, откуда у него уверенность, что он принадлежал к высшему свету? Это всего лишь предположение. С другой стороны, что управляющий мог делать на поле боя Ватерлоо?

Аллен с завистью подумал о том, что Флосси и Рейчел сейчас пишут письма. Не то чтобы он любил это занятие, но ему очень хотелось бы иметь хоть одного человека, которому он мог бы написать письмо. Этот сон про важное письмо, которое заставляло его спешить к городским воротам Брюсселя сквозь огонь сражения, до сих пор не давал ему покоя. Это было его письмо? Или письмо, написанное ему? А возможно, он был только посредником и вез кому-то чье-то письмо. Ничего не было известно.

Аллен прикрыл глаза, мучительно стараясь вспомнить. Ну кому, кому могло быть то письмо? От кого? Головная боль стала нестерпимой, и он готов был расцеловать Бриджит и Рейчел, чье появление прекратило его самоистязание.

Он поднялся и направился к девушкам.

Рейчел переоделась в легкое муслиновое платье и выглядела обворожительно. Аллен с ужасом подумал, что сегодня утром опять не смог сдержаться и поцеловал ее. Что же с ним творится? Он вовсе не собирался больше этого делать, но принять решение оказалось гораздо проще, чем осуществить его. Когда он коснулся ее губ, он думал, что она тотчас отстранится, но почему-то она не сделала этого. А потом, когда они возвращались с прогулки и резвились, как дети, разве Рейчел не выглядела абсолютно счастливой рядом с ним?

Все это не входило в планы Аллена. Когда их миссия завершится и он серьезно займется поисками своего прошлого, он не хотел бы чувствовать себя связанным какими-то обязательствами. Но противостоять очарованию золотого ангела по имени Рейчел было невозможно.

Сейчас она была без шляпы, и ее волосы сверкали на солнце драгоценными золотыми искрами. Бриджит стояла рядом, в руках у нее была корзинка. Без косметики, с натуральным цветом волос, в скромном платье Бриджит выглядела молодой и привлекательной, хотя ей было уже хорошо за тридцать. Возраст легко читался на ее лице в брюссельском борделе, но теперь от той Бриджит остался только резкий громкий голос — и ничего больше.

— Я иду в парк, чтобы срезать цветы для букета, мистер Смит, — объявила она. — Рейчел составит вам компанию. И, пожалуйста, постарайтесь никуда не уходить из гостиной, вы и так слишком утомились на утренней прогулке.

— Слушаюсь, мэм, — усмехнулся Аллен, наблюдая за усаживающейся в кресло Рейчел. — А ты уверена, что сумеешь разыскать цветы для букета среди всех этих сорняков на клумбах?

— Да уж, сорняков немало, — согласилась Бриджит, — надо бы как следует всыпать здешнему садовнику.

— А мне кажется, парк очень милый, — сказала Рейчел.

— Это потому, что ты горожанка, Рейчи, — усмехнулась Бриджит.

— А ты — нет? — спросил Аллен.

— Конечно, нет, — сказала Бриджит. — Я выросла в доме приходского священника. Мой папочка, наверное, был самым бедным приходским священником в Англии. А нас у него было семеро ртов. И я — старшая. Так что лучшим отдыхом от всех забот для меня было помогать мамочке в нашем садике. Я обожаю ухаживать за цветами. И в огороде тоже люблю покопаться. Думаю, я вышла бы замуж за соседского мальчишку, Чарли Перри, если бы у него был хоть самый маленький садик или огородик… или курятник, на худой конец. Но он все это терпеть не мог, так что я рванула в Лондон ловить удачу за хвост. Мне было шестнадцать лет, когда я уехала из родительского домика с садиком. И мне порядком повезло, когда отец Рейчел Йорк нанял меня на работу. Это были счастливые шесть лет, правда! Но у меня так и осталась голубая мечта — свой собственный дом с садом и огородом. Если мы все-таки когда-нибудь откроем наш частный пансион, то там обязательно будет большой сад. И большая кухня для Фил, конечно же! Но что-то я размечталась. Пойду разыскивать цветы для букета, — сказала она, выходя на веранду.

36
{"b":"5417","o":1}