1
2
3
...
43
44
45
...
60

Он немного спустил лиф платья и осыпал поцелуями ее грудь. Сомкнув губы на ее напрягшихся сосках, Аллен нежно посасывал их, чем вызвал у девушки тихий стон наслаждения. Потом он полностью расстегнул платье и стал целовать ее спину. Он заметил, как по телу Рейчел побежали мурашки, но не спешил перейти к активным действиям.

— М-м… — пробормотал он, вновь приникая губами к ее губам. Рейчел перебирала руками его волосы, прижимая к себе голову.

— М-м… — пробормотала и она, отвечая на его страстный поцелуй.

Продолжая целовать ее, он начал гладить ее бедра, все больше приближаясь к интимному месту. Он чувствовал, как с каждым движением его пальцев в теле Рейчел нарастает возбуждение. И собственное возбуждение с каждой секундой сдерживать ему становилось все труднее и труднее.

Аллен почувствовал, что она через панталоны гладит его мужское естество. Быстрым движением он сдвинул панталоны. Рейчел задрожала от нетерпения, и Аллен понял, что она готова.

— Ты горячая и влажная, — прошептал он. — Магическое сочетание.

— Уже пора? — почти беззвучно отозвалась она.

Он осторожно коснулся пальцами ее лона. Когда женщина готова принять мужчину, это ни с чем нельзя перепутать.

— Ты готова принять меня, — шепнул он. — Рейчел, я хочу, чтобы ты никогда не забывала этих минут. И я никогда их не забуду. Ты делаешь меня счастливым.

Она благодарно улыбалась ему.

Он вошел в нее медленно, но твердо. Продолжая улыбаться, Рейчел слегка закусила губу. Аллен прижал ее к земле всем телом и не отпускал, пока не почувствовал, как ее интимные мускулы сжали его естество. Потом он перенес вес на руки и начал движение.

Даже теперь, когда инстинкт заставлял его двигаться все быстрее и быстрее, чтобы освободиться от напряжения, он не забывал следить за выражением ее лица, чтобы остановиться, если ей вдруг станет неприятно.

Сейчас Рейчел казалась ему еще более прекрасной, если это только вообще было возможно. Пели птицы, по траве перебегали солнечные зайчики. Аллен подумал о том, как замечательно, что они решили заняться любовью на природе.

Он смотрел в полные желания и восторга глаза Рейчел и чувствовал себя самым счастливым человеком на свете. Возможно, она была его благословением в этом мире. Золотой ангел Рейчел Йорк.

Потом он почувствовал, как ее интимные мышцы несколько раз сильно сжались, и она закрыла глаза. Аллен пообещал себе доставить ей самое полное удовлетворение. Он чувствовал, как ее тело отзывается сладким восторгом на каждое его движение, и это придавало ему уверенности.

Рейчел тоже не была пассивна. С самого начала она чутко отзывалась на его ласки, и теперь ее тело извивалось в ритмах наслаждения. Возможно, ей не хватало умения, но этот недостаток с лихвой окупала врожденная чувственность.

Танец сплетенных тел становился все более и более страстным. Аллен почувствовал, что Рейчел близка к вершине экстаза. Она стонала и извивалась, прижималась к нему и сама задавала ритм движения. Потом она на мгновение замерла и вздрогнула. Дрожь удовольствия сотрясла все ее тело, и она закричала.

Аллену почудилось, словно его накрыло волной живительного света. Как будто он был грешным и грязным, а ее крик очистил его. Аллен наслаждался ее оргазмом. Он был счастлив, что сумел доставить ей эту радость. Он прекрасно знал, что женщина может достигнуть оргазма только если мужчина будет чутко прислушиваться к нуждам ее тела. И был поистине рад, что ему это удалось.

Когда Рейчел немного успокоилась, он наконец позволил себе разрядиться. Собственный оргазм сейчас не играл для него важной роли. Казалось, он получил большее наслаждение, наблюдая за тем, как была счастлива Рейчел.

Несколько секунд Аллен оставался неподвижен, прижимаясь к ней всем телом, а потом осторожно лег рядом, ощущая ее расслабленное дыхание и частое биение сердца. Лицо ласково обдувал легкий ветерок с озера. Взяв Рейчел за руку, он нежно пожал ее.

И что же теперь? Как можно забыть такое? Он вылечил одну ее сердечную рану только для того, чтобы открылась другая? То, что случилось между ними сейчас, никак нельзя было назвать просто сексом. Любовь. Это была любовь. И Аллен не знал, что будет дальше, какими теперь станут их отношения. И как ему удастся забыть Рейчел, когда им придется расстаться.

Рейчел ощущала мягкое прикосновение травы. Солнце с каждой минутой пригревало все жарче и жарче. Аллен прикасался к ней горячим телом и делал эту жару еще более сильной. Сладкий жар, совсем не мучительный. Пальцы их были переплетены. Над головой пели птицы.

Рейчел думала, что еще никогда в жизни она не была так счастлива. Ни разу. Не было ничего даже похожего. Это было совершенно особенное чувство, которое сумел подарить ей Джонатан. Только сегодня. Только сейчас.

Теперь у нее не осталось сомнений — она влюблена. Безумно влюблена в Джонатана, и это произошло не сегодня. Наверное, и вправду то была любовь с первого взгляда. Но Джонатан из другого мира. Даже потеряв память, он все равно принадлежал к другому миру, пускай и ничего не помнил о прежней жизни. Чужая незнакомая жизнь. Был ли он женат? Или обручен? Где-то в Брюсселе или Лондоне по нему сейчас, может быть, плакала женщина. Но даже если в его жизни не было женщины, он все равно был для нее недосягаем. Человек из другого мира. Рейчел любила Джонатана Смита, которого впервые увидела Ночью на лесной дороге. А кем он был на самом деле, она не знала и знать не хотела. Может, человек, которым он был до ранения, вовсе не похож на нынешнего Джонатана. Рейчел была влюблена в свою мечту, мираж, иллюзию, которую сама для себя придумала. И в то же время она только что занималась любовью с живым человеком. Но даже после этого ничего между ними не изменится.

Когда они расстанутся, она будет вспоминать о нем только хорошее. Она будет вспоминать его озорную улыбку и сладкие поцелуи, его нежность и заботу, его чувственность и ласку. Память — великий дар.

А ведь он потерял память. Неожиданно Рейчел поняла, как это больно — забыть свою жизнь. Она повернула голову и уткнулась лбом ему в грудь.

— Не знаю, как ты, Рейчи, но я весь вспотел. Если не возражаешь, я пойду искупаюсь, — сказал он.

А чего она ждала? Что он признается ей в любви?

— К вашему сведению, сэр, леди не потеют, — отозвалась она, тихонько рассмеявшись.

— Ну тогда оставайся здесь со своим совершенством, а я пойду окунусь, — в тон ей проговорил Джонатан.

Рейчел откинула волосы со лба и почувствовала, как по лицу струится пот.

— Я бы тоже окунулась, но боюсь, что здесь очень глубоко. Я же не умею плавать.

— У берега неглубоко. И ты можешь и не плавать.

Она снова рассмеялась. Ей хотелось дурачиться и веселиться. Давно она не испытывала такого желания. Может быть, с самого раннего детства.

Рейчел поднялась и высвободила руку. Джонатан тоже поднялся, на ходу стягивая мокрую от пота рубашку. Возле берега он снял ботинки и остался в одних панталонах. Она с улыбкой наблюдала за ним: Джонатан был поистине безупречно сложен. Ей вспомнились его давние слова о том, что он не может найти в ней ни одного недостатка и его это немного пугает. Джонатан, видимо, истолковал ее пристальный взгляд по-своему.

— Ты, кажется, видела меня и в более откровенном виде, так что не думаю, что ты смущена, — ухмыльнулся он.

— Я ничуть не смущена, — отозвалась Рейчел. И это действительно было так. Только что он был в ней, он был частью ее, какое уж тут смущение! Она ощутила, как от этих мыслей внутри разливается сладкая истома.

— Иди сюда, — позвал ее Джонатан.

Рейчел чувствовала себя легко и непринужденно. Впервые в жизни она собиралась войти в воду, но это ничуть ее не пугало. Она вытащила из прически шпильки и бросила их на траву рядом с одеждой. И снова рассмеялась. Без всякой причины. Просто потому, что была счастлива.

Джонатан прищурился, глядя на нее.

— Я готова к первому в жизни купанию, — сказала она и вошла вместе с ним в воду.

44
{"b":"5417","o":1}