ЛитМир - Электронная Библиотека

Она получила ответы от друзей из Лондона, но, к сожалению, они не пролили никакого света на прошлое Джонатана. Никто о нем не слышал и ничего не мог ей сообщить. Впрочем, она особенно и не надеялась на удачу, скорее, обратилась к друзьям лишь для очистки совести, чтобы нельзя потом было упрекнуть себя, что не было ничего сделано для Джонатана. Иногда Рейчел, правда, хотелось, чтобы Джонатан не нашел своих родственников и остался с ней, но она гнала такие мысли прочь.

Она также не позволяла себе думать о том, что будет делать, когда уедет из поместья. В конце концов, это во многом зависело от того, удастся ли ей получить наследство, а пока ответ на этот вопрос был ей неизвестен.

Все, что сейчас занимало ее мысли, — предстоящий бал. Она будет танцевать! Впервые в жизни она будет танцевать на балу! С Джонатаном… С другими джентльменами… И предчувствия заставляли сердце Рейчел сладко сжиматься в груди.

Незадолго до бала барон выписал в замок портниху, чтобы она занялась подготовкой платьев для леди. Выдержав серьезное сражение с Джонатаном, он настоял на том, что сам заплатит за бальное платье Рейчел.

— Рейчел — моя племянница, Смит, — убеждал он. — Будь на то моя воля, еще в восемнадцать лет она бы танцевала в лучших домах Лондона. Но прошлого вернуть нельзя, зато можно что-то сделать в настоящем. Так что не надо спорить, позвольте мне заказать для Рейчел бальное платье.

Рейчел почувствовала легкий укол обиды — как много она, оказывается, пропустила в своей жизни!

Но она тут же заставила себя думать о хорошем: барон заботится о ней, он хочет исправить свои ошибки, хочет сблизиться с племянницей и доставить ей удовольствие. Он так старается, и она должна помочь ему, а не вспоминать прошлые обиды.

— Спасибо вам, дядя Ричард, — сказала она, с трудом сдерживая слезы. — Вы очень-очень щедры.

Джонатан вежливо кивнул и больше не спорил. Интересно, а он действительно был способен оплатить ее платье или блефовал? Сколько он на самом деле выиграл за карточным столом в Брюсселе?

Последние дни перед балом прошли в веселой суматохе. И наконец настал долгожданный день. С самого утра слуги сновали по дому, заканчивая последние приготовления.

Войдя в свою комнату, где ее уже поджидала Джеральдина, чтобы помочь ей одеться, Рейчел вдруг почувствовала острое сожаление. Месяц в поместье дяди подошел к концу. Сегодняшний бал станет последней точкой.

Глава 18

— Ох, Рейчел, я так жалею, что назвалась твоей горничной! Всего лишь горничной! Теперь все вы будете наслаждаться жизнью, а я? Клянусь Богом, я вытащу Уилла и заставлю его протанцевать со мной весь вечер в каком-нибудь укромном уголке замка! Захочет он или нет — это уже не важно!

У Рейчел были свои причины для волнения. Она посмотрела на себя в зеркало и ахнула. Никогда у нее еще не было такого красивого платья.

Бальное платье было украшено морем белоснежного кружева. Приподнятая линия талии выгодно подчеркивала грудь. Лиф платья был оторочен нежно-зеленым кружевом. Сочетание нежно-зеленого и белоснежного было очень к лицу Рейчел. Джеральдина соорудила из ее волос высокую прическу, свободно выпустив несколько локонов. Белые перчатки, отороченные зеленым, дополняли картину. Рейчел Йорк была неотразима.

— Ты сделала из меня королеву, Джерри, — сказала она, любуясь на себя в зеркало.

— О нет, милая, это не я, это Господь Бог, — улыбнулась та. — Я лишь добавила несколько ярких штрихов.

В дверях появился Джонатан. Рейчел порывисто обернулась. В своем вечернем костюме он тоже выглядел поразительно. Нежный загар придавал ему еще больше привлекательности. Рейчел решила, что Джонатан Смит — самый красивый мужчина в мире.

— Боже мой, да вы самая блистательная пара, которую я видела в своей жизни! — воскликнула Джеральдина. — Неужели это тебя когда-то принесли голым в наш дом в Брюсселе?

Зубы Джонатана ослепительно блеснули.

— Но ты ведь сразу сказала, что я красавчик, я помню это, Джерри, — ухмыльнулся он. — Хотя тогда я, наверное, напоминал свою бледную тень.

— Даже эта тень была ослепительно хороша, — улыбнулась Джеральдина. — Уилл все еще у тебя в комнате? Хочу пригласить его потанцевать.

— Он уже спустился, — хмыкнул Джонатан, — видно, почуял неладное.

— Ох, бедняжка, — воскликнула Джеральдина, — все равно ему не уйти от своей судьбы!

Рейчел и Джонатан взглянули друг на друга. Им больше незачем было скрывать восхищение, незачем избегать прикосновений. Сегодня их бенефис. Им предстоит сыграть любящую пару, но зачем играть, ведь они и так без ума друг от друга. Разве смогут они когда-нибудь это забыть?

— Вы и в самом деле выглядите потрясающе, леди Смит, — сказал Джонатан, переступая порог комнаты.

— Благодарю, — с улыбкой ответила Рейчел. — Это первый бал в моей жизни и, вероятно, последний. Так что я собираюсь веселиться и получить удовольствие, чтобы сохранить память об этом на всю жизнь. Надеюсь, что дядя отдаст мне наследство, ну а если нет — что ж… У меня останутся приятные воспоминания о проведенном здесь времени, а свое наследство я в любом случае получу через несколько лет. Возможно, уже завтра вы будете свободны. Все мы будем свободны.

— Так ли это?.. — произнес Джонатан. — Рейчел, нам нужно поговорить…

Но его прервал стук в дверь. Рейчел поднялась и открыла ее, на пороге стоял дядя Ричард.

— О Рейчел! — воскликнул он, окидывая ее восхищенным взглядом. — Как же я мечтал увидеть тебя такой! Ты так же прекрасна, как твоя мать!

Сейчас Рейчел не хотелось ссориться с дядей, но она все же поинтересовалась:

— Дядя Ричард, а почему вы сказали вчера, что если бы была ваша воля, то в восемнадцать лет я бы начала выезжать в свет?

— Твой отец был категорически против, — объяснил барон. — Это он запретил тебе приезжать сюда на каникулы. Он не позволил мне отправить тебя в хорошую школу для девочек. Кроме того, судя по всему, он не передавал тебе присланных мной подарков. На Рожество, в день рождения — я каждый раз присылал тебе подарки, Рейчел! Каждый год! Это он не разрешал твоей матери общаться со мной после того, как они поженились. Он позволил нам увидеться, лишь когда она была при смерти. Я простил его. Во всем случившемся была и моя вина. Но я не могу не сожалеть о том, что наша вражда так повлияла на твою жизнь.

Какой до боли простой оказалась правда! Все ее детские обиды оказались пустыми. Никто не бросал ее, никто не вычеркивал ее из своей жизни. Просто двое упрямых мужчин не смогли найти общего языка, а пострадали от этого две слабые, любящие, одинокие женщины. Рейчел и ее мать. Ее мать оказалась между двух огней — слишком заботливым братом и слишком нетерпимым мужем.

— Дядя Ричард… — Рейчел нерешительно шагнула к нему.

— Давай вернемся к этому разговору завтра, — предложил барон. — Мы поговорим об этом втроем — ты, я и твой супруг. Все обсудим и решим, что нам делать дальше, как строить взаимоотношения. А сегодня ты должна блистать на балу. Ты будешь звездой этого замка. Королевой. Я обещаю.

Каждое его слово острой болью отзывалось в сердце девушки. Как теперь она расскажет дяде правду? Теперь, когда он раскрыл перед ней душу? Когда она поняла и простила его? Как же сейчас она сможет рассказать о своем обмане?..

— Я кое-что принес тебе, — сказал дядя Ричард, доставая коробочку, обшитую бархатом. — Это драгоценности твоей тети. Я хочу видеть их на тебе сегодня вечером.

Он раскрыл коробочку. Там лежало колье из жемчужин, перемежавшихся изумрудными вставками и бриллиантовыми подвесками. Дополняли гарнитур серьги с изумрудами и бриллиантами.

— Это мой свадебный подарок тебе.

У Рейчел подкосились колени. Она оперлась на руку Джонатана, чтобы не упасть. Он пришел ей на выручку.

— Какой прекрасный подарок, сэр. К сожалению, я еще не успел купить драгоценности для моей жены. Позвольте, я помогу ей это надеть.

Джонатан осторожно взял колье и застегнул его на шее Рейчел. Потом продел ей в уши сережки. Она почувствовала, как по коже побежали мурашки.

47
{"b":"5417","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Озил. Автобиография
Три версии нас
Призрак
Воспоминания торговцев картинами
Линкольн в бардо
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Шаги Командора
Тролли пекут пирог
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов