ЛитМир - Электронная Библиотека

Асатиани так и сказал – убийца-маньяк, вместо обычного маньяк-убийца.

– А почему президент это покрывает?

– Он говорит, что если генерал уйдет, будет еще хуже. Местных военных не остановить, там кровь льется чуть ли не полтора столетия.

– А почему продолжается сопротивление?

– Наркомафия. Вам известен человек по имени Мануэль Альварадо?

– Лично не знаком.

Князь Асатиани улыбнулся, давая понять, что оценил шутку.

– Мануэль Альварадо – некоронованный правитель Центральной Америки, в его армии прямо или косвенно – как минимум, два миллиона бойцов. Североамериканцы ищут его, чтобы убить, от идеи судить его они давно отказались, но найти не могут.

– Чем-то напоминает коллизию с Панчо-Вильей, не находите?

– Есть некоторое сходство, согласен. Но Альварадо опаснее любого Панчо-Вильи. Он провозгласил себя реинкарнацией Боливара-спасителя – и местные, индейцы, бывшие майя, этому верят. Ему верят даже некоторые представители церкви – она здесь тоже расколота и почти не подчиняется Риму. Здесь одни благословляют убийц, другие умирают под ударами штыков и прикладов. Тем более что политические программы у Альварадо и Боливара схожи – создание Югоамериканских соединенных штатов. Их идея такова: если будут созданы ЮАСШ – никто не посмеет больше тронуть простых людей. И люди этому верят.

– А на деле не так?

– Не так. Альварадо хитер. В Бразилии, например, он не воюет против властей, он их поддерживает. В Колумбии, стоило только Верховному суду начать рассматривать дело об экстрадиции нескольких наркобаронов в САСШ для суда, как троцкисты совершили нападение на здание Верховного суда и убили пять судей из двенадцати – это в самом центре миллионного города при исключительных мерах безопасности. Теперь Альварадо там народный герой, освободитель, хотя он всего-то спасал денежки, которые эти парни были ему должны. Он воюет только против тех властей, кто твердо стоит на стороне САСШ – а Д’Обюссон слишком много должен североамериканцам, он учился в Школе Америк[27]. Или может быть – он слишком тупой, чтобы переметнуться – возможно, и это. Альварадо собирается строить наркокоммунизм – на этой почве он неплохо снюхался с троцкистами, которым надоела идейная борьба, и взял их под свое крыло. Но он понимает, что в Южной Америке власть можно удержать только на штыках военных. Военные, троцкисты, террористы, наркобароны – вот такая каша здесь творится, милорд.

– Меня интересует конкретный человек в Сальвадоре.

– Кто именно?

– Резидент СРС.

Асатиани кивнул, застучал по клавишам ноутбука, запрашивая информацию. Интересоваться, зачем мне резидент СРС в Сальвадоре, не стал.

– Вот… так… Ого. Я должен был помнить ее наизусть, а не запрашивать поиском. Весьма интересная особа, сейчас распечатаем…

– Не стоит. Мне только прочитать.

– Как пожелаете.

Князь подвинул мне ноутбук, я углубился в чтение. Ничего особенного, за исключением того, что, по данным русской дипломатической разведки, Марианну дважды предлагали заменить на кого-то другого, причем инициатива исходила от военных.

– Не разъясните мне некую… коллизию.

– Если смогу.

– Здесь сказано, что эту даму дважды предлагали выслать. С чем это связано?

Князь пожал плечами:

– Всякое бывает. В Сальвадоре главный военный советник считает, что он главнее всех, а посол там – законченный экстремист, его туда сослали, чтобы он не мелькал в Вашингтоне и, не дай бог, не высказался перед объективами телекамер. Но, по идее, это заграница, а значит, главным здесь должен быть резидент СРС, и борьбой с преступностью должен заниматься он. В данном случае – она. Простая дележка полномочий.

– А что еще могло быть?

– Ну… она могла просто не понравиться местным военным. Или наоборот – слишком понравиться, а военные там не привыкли к отказам. Всякое может быть.

То есть – князь Асатиани этого не знал.

– Как туда можно добраться?

– Вы все-таки решились?

– Это мой долг и мое задание.

– Дело ваше. Не берите с собой оружия и будьте крайне осторожны – там могут расстрелять на месте. Туда есть два пути. Первый – арендовать машину и ехать по Каррера панамерикана[28], она поддерживается в нормальном состоянии. Второй – самолетом, приземление в аэропорту Кускальтан, дальше на машине. Этот аэропорт находится в тридцати милях от столицы, а в самом Сан-Сальвадоре есть только две посадочные площадки для вертолетов, одна – в районе президентского дворца, другая – у банка Агриколь. Если поспешите в аэропорт – я даже могу дать вам машину, – то попадете как раз к вечернему рейсу «ПанАм» и еще немного перекусить в аэропорту успеете.

– Благодарю, авто не нужно. Только еще немного информации.

Князь покачал головой:

– Дело ваше…

23 августа 2002 года

Сан-Сальвадор, Сальвадор

Колония Алькататль

Резидент Секретной разведывательной службы в республике Сальвадор Марианна Эрнандес вскочила в три часа ночи в холодном поту. Первым делом схватилась за оружие – револьвер калибра 357 лежал у нее под подушкой, так делали любые оперативники в Южной Америке – те, кто хотел жить.

Показалось, что в дом проникли убийцы…

Держа в руках револьвер – это был полноразмерный восьмизарядник с лазерным прицелом, наверное, лучший полноразмерный револьвер в мире, она осторожно, стараясь не нашуметь, встала, сунула ноги в лежащие у кровати тапочки. Потом, держа револьвер наготове, отправилась осматривать квартиру, не включая свет. В квартире было всего две комнаты и небольшая кухня, в ней не было балкона, потому что убийцы не раз и не два заставали свою жертву врасплох, проникая через балкон. Это могло выглядеть смешно – женщина в пижаме, с револьвером в руках осматривает квартиру, не включая света и двигаясь так, как будто она на тренировке в доме убийств – но это было смешно только для тех, кто не был в Сан-Сальвадоре и не знает, что здесь творится. После провала наступления-89[29], когда в уличных боях в Сан-Сальвадоре погибли несколько тысяч человек, а бои шли внутри периметра североамериканского посольства и за этажи отеля «Шератон», где находилась североамериканская резидентура СРС, боевики Фронта национального освобождения объявили о переходе к тактике городского террора, а также о необходимости индивидуального террора против североамериканцев. Хоть у Марианны – стальная дверь, запираемая не на замок, а на засов, отсутствует балкон, а все стекла обклеены специальной пленкой, которая тонирует и повышает пулестойкость, все равно могло случиться все, что угодно. Поэтому револьвер в руках не был лишней предосторожностью. Красная точка, бегущая по темным стенам, заметно дрожала.

В квартире никого не было.

Присев на кухне и положив револьвер на кухонный стол, она налила молока из пакета. Молоко здесь было просто великолепное, если его удавалось достать – боевики расстреливали машины с продовольствием, идущие в сторону столицы. А вот покоя не было…

– Ты полная дура… – сказала она сама себе в пустоту и выпила залпом все молоко.

Снова нахлынуло – вот она сидит с револьвером в руке в три часа ночи на съемной квартире в чужом и враждебном городе, в чужой и враждебной стране. В этой стране ей не рады ни свои, ни чужие – одни считают ее едва ли не коммунисткой, вторые – просто североамериканкой, резидентом спецслужб, подлежащим уничтожению…

А ей-то самой зачем нужна вся эта война?

Все началось с уходом El Presidente – она привычно назвала его по-испански. Уходя, он предложил выйти на выборы своему вице-президенту, многодетному отцу, бывшему военному и вообще в высшей степени положительному человеку. Республиканцы выставили против него Джона Меллона-младшего (сына запачкавшегося Джона Меллона-старшего), бывшего алкоголика (хотя бывших алкоголиков не бывает), человека, который бравировал своей тупостью, развалил собственную нефтяную компанию, любителя смертной казни, повадками схожего со слоном в посудной лавке. Эта кампания, тяжелая и грязная, завершилась совершенно омерзительным образом – в штате Флорида, где губернатором был младший брат претендента, коррумпированный Джек Меллон, начался пересчет голосов. Меллон победил просто каким-то чудом – иногда она считала, что это произошло по воле Сатаны. Победу решили несколько сот голосов – и это при том, что во Флориде, грубо нарушив закон, лишили права голоса, например, заключенных в тюрьмах, которые в большинстве своем поддерживали демократов. Как бы то ни было – скрытый психопат, лично общающийся с богом, встал у руля страны.

вернуться

27

Школа Америк – существует и в нашем мире. Находится в Форт Беннинг в штате Джорджия, там учат пытать, убивать, подавлять партизанское движение. Немало диктаторов Латинской Америки прошли через эту школу.

вернуться

28

Дорога через оба континента в этом мире поддерживается в куда лучшем состоянии, чем в нашем.

вернуться

29

В нашем мире известно как «Сальвадорский тет».

18
{"b":"541714","o":1}