ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 4

Операцию по извлечению Таси с загородной фазенды Васечкина было решено не откладывать в долгий ящик и провести этой же ночью.

– Пса обманем жратвой. Тамара, ты у нас специалист по собакам. Что они жрут?

– Не знаю, как та собака. Мои лопают все, что увидят.

– Наверное, любая собака ест мясо, – предположила Мариша.

Было решено, что для сторожевой собаки возьмут антрекот, отбивную на косточке, половинку курицы, а также копченую колбасу и молочные сосиски. Каким бы гурманом ни оказался пес, что-то из этого меню обязательно должно было прийтись ему по вкусу.

– Ладно, допустим, с собакой мы справимся. А как мы попадем в дом? Там на двери замок.

– Взломаем.

– Соседи могут увидеть и вызвать милицию.

– Нет там соседей. Это обычное садоводство. Все соседи еще сидят в городе, ждут первых теплых денечков.

– Сторож может увидеть, – продолжала пугать своих тетя Галя.

– Слушай! – рассердился на мать Сергей. – Ты хочешь, чтобы мы нашли Таську или не хочешь?

– Хочу. Но я не хочу, чтобы мы все очутились за решеткой.

– Все будет в порядке. Грабить такой оравой никто не ходит. Даже менты должны это понять.

– Лучше обратиться за помощью в милицию!

Но эта идея была отвергнута всеми почти единогласно. Они сразу ничего не сделали, не сделают и потом.

– Сами справимся. Правда на нашей стороне. Бояться нам нечего!

Дом Васечкина искали долго. Дядя Павлик и тетя Галя нервничали, путались и спорили.

– Как же вы не запомнили толком дорогу?

– Тогда светло было. А сейчас совсем темно.

В садоводстве, куда родители пропавшей Таси привели свою родню, действительно было темно. Фонари не горели. И ни в одном доме не светилось ни одно окошко.

– Что они? Вымерли тут все, что ли?

– Скорей всего, просто свет в поселке вырубили. Авария или еще чего.

После долгих мытарств и поисков тетя Галя все же сумела найти правильную дорогу. И уверенно вывела всех к небольшому деревянному домику. Собаки на участке родственники не увидели и решили, что пес спит.

– Это и к лучшему. Пошли.

Калитка была заперта, но дядя Павлик сказал, что на войне с имуществом врага обычно не церемонятся, и сбил замок на землю. После чего родственники, взволнованно перешептываясь, пошли по узкой дорожке, которая огибала дом и доходила до высокого крыльца. На двери дома красовался еще один внушительный замок, с которым дядя Павлик поступил точно так же, как и с первым.

– Тася! – позвал он, пройдя в дом. – Тасенька, ты здесь?

Дом безмолвствовал. К тому же к ночи похолодало. И у всех изо рта вырывались облачка пара. Остаться в таком нетопленом помещении хотя бы одну ночь значило схватить воспаление легких.

– Тасенька! Девочка! Ты тут?

Внезапно у шедшей последней Мариши за спиной раздалось тихой ворчание. Она повернулась и замерла. В нескольких шагах от нее в проеме двери стояла огромная зверюга – помесь ротвейлера и немецкой овчарки – и скалила зубы.

– Ничего себе! – ахнула Мариша. – Милый песик!

Собака комплимента в свой адрес не приняла. И зарычала погромче. Теперь ее голос услышали и остальные.

– Ну, и дворняга! – поразился Сергей.

– Да уж! От такой махины одним антрекотом не отделаешься.

– Мама! Папа! Предупреждать надо! Я бы свое ружье захватил!

Пес словно понял и зарычал уж вовсе оглушительно.

– Монстр какой-то!

– Ничего не понимаю, – прошептала тетя Галя. – Это другая собака. А та куда делась?

– Наверное, их у него две.

– Да какая нам сейчас разница! Лучше подумайте, как нейтрализовать пса. Он того и гляди вцепится кому-нибудь из нас в глотку.

Дядя Павлик сделал попытку бросить псу сначала колбасу, а потом и остальные подношения. Но пес даже не нагнулся, чтобы понюхать еду. Он продолжал стоять, заслоняя собой выход. И рычание делалось все более и более грозным.

– Сейчас прыгнет! – прошептала Тамара Ильинична. – Еще минута – и бросится! По голосу слышу!

– Сюда!

С этими словами дядя Павлик открыл дверь в соседнюю комнату. И первым шмыгнул туда. Остальные бросились за ним. Пес тоже сделал рывок, но успел укусить только ботинок Сереги. После чего, получив ощутимый пинок по носу, даже завыл от горького разочарования.

– Ну, и псина! – рассматривая испорченную обувь, произнес Сергей. – Смотрите, как он мне ботинок своими клыками изодрал. А если бы я был босиком?

– И чего это тебе по снегу босиком бегать?

– Лучше думайте, как нам отсюда удрать.

– Мы еще не осмотрели дом.

– Таси тут нету, – вдруг заявила тетя Галя. – И вообще это не тот дом.

– Как не тот?

– Очень просто. Другой дом. Мы с отцом ошиблись.

– Ну, мама! – разозлился Сергей. – С тебя новые ботинки!

Тетя Галя только отмахнулась. До ботинок ли тут, когда хлипкая дверь буквально сотрясается от ударов мощного собачьего тела. Выйти из убежища и угомонить собаку охотников не нашлось. К тому же все чувствовали некоторую вину перед ней. Ведь получилось, что они вторглись на охраняемую ею территорию без всякого на то повода.

Другого выхода из комнаты, в которой укрылись родственники, не было. А единственная дверь вела в помещение с беснующимся черным дьяволом.

– Как хотите, а я к нему не сунусь.

– Тогда остается окно.

И все уставились на окно. К счастью, оно не было зарешечено. И поэтому не составило особого труда открыть его и потихоньку выбраться наружу. Правда, Тамара Ильинична немножко застряла. Да еще спрыгнула не слишком удачно. И когда все родственники уже садились в машины, она еще только ковыляла по дорожке. Внезапно она услышала позади себя тяжелое дыхание, оглянулась, и сердце у нее ушло в пятки. Пес обнаружил, что загнанная им дичь исчезла. И теперь выскочил из дома, намереваясь навести порядок на вверенной его попечению территории.

Бежать Тамара Ильинична не могла, нога сильно болела. Да и чего бежать? До спасительной калитки еще слишком далеко. Ей ни за что не успеть. И Тамара Ильинична закрыла глаза, решив: будь что будет. Мариша тоже увидела, как огромный пес мчится на замершую посреди двора маму. Но сделать Мариша ничего не успела. Пес уже настиг Тамару Ильиничну. Сейчас он разорвет ее! Но ничего ужасного не произошло.

Добежав до замершей Тамары Ильиничны, пес внезапно растерял всю свою кровожадность. И начал повизгивать, радостно помахивая хвостом и тыкаясь носом женщине в ноги.

– Что это с ним? – изумилась Мариша.

– Он полюбил твою маму.

– Вижу, но с чего вдруг?

А пес вел себя и вовсе странно. Бегал вокруг Тамары Ильиничны кругами и явно не скрывал своего к ней расположения.

– Мама, иди сюда!

Тамара Ильинична двинулась по дорожке. Пес ей не препятствовал в этом. Он молча бежал рядом, и на его морде играла совершенно счастливая улыбка.

– Как тебе удалось приручить этого пса?

– Сама не понимаю, – растерянно улыбаясь, разводила руками Тамара Ильинична, мелко семеня по дорожке и отталкивая от себя пса, когда тот пытался запрыгнуть на нее. – Может быть, он понял, что я люблю животных?

Пес не обращал внимания ни на кого другого. Видел одну лишь Тамару Ильиничну. И полюбил он ее всем своим большим мужественным сердцем. Когда же Тамара Ильинична забралась в машину, он еще долго стоял на дороге и тоскливо глядел ей вслед.

– Бедный песик! – расчувствовалась Маришина мама. – Может быть, нужно было взять его с собой?

– Ага! Сейчас! – вознегодовала в ответ Мариша. – Чтобы он наделал нам с тобой щенков?

– Нам?

– Ну, Белке со Стрелкой.

– А-а-а… – протянула Тамара Ильинична и внезапно рассмеялась.

– Чему ты радуешься? – сварливо произнесла тетя Галя.

– Кажется, я поняла, в чем тут дело.

– В чем?

– Пес полюбил не меня. Просто он учуял запах Стрелки, которым пропиталась моя одежда.

– Ну и что?

– Очень просто. Он же кобель. Почуял Стрелку, вот и забыл все на свете.

11
{"b":"541722","o":1}