ЛитМир - Электронная Библиотека

– А где можно отыскать вас – в случае нужды? – осведомился я.

– Вы, наверное, никогда не слышали о поместье Арнхейм? – ответил мой хозяин вопросом на вопрос.

Я отрицательно мотнул головой.

– Оно находится в штате Нью-Йорк. Я напишу вам на бумажке, как его найти. Надеюсь, вы заглянете ко мне после успешного завершения этого дела. А если в результате вашей деятельности появятся три некролога – это так обрадует меня, что моей щедрости не будет предела.

– Минутку, сэр, – сказал я. – Я намерен спасти Анни. Но убивать кого-либо не собираюсь.

– А я вас и не прошу. Просто я сказал, что три некролога порадуют меня, потому что эти трое – отъявленные мерзавцы. Отчего бы не вообразить ситуацию, когда вы, профессиональный военный, будете вынуждены применить оружие с целью самозащиты. В этом случае я буду вам крайне благодарен – за каждого из них… И трижды благодарен – за всех вместе, – добавил он с улыбкой.

Я кивнул.

– Все мы не более чем пешки в руках Всемогущего Господа, – обронил я, стараясь двусмысленной фразой и Эллисона уважить, и от четких обязательств отвертеться. Так или иначе, улыбка его стала шире, и он милостиво кивнул мне, как будто мы поняли друг друга без слов.

Я встал и, в свою очередь, зашагал по каюте, приводя в порядок смятенные мысли. Эллисон тем временем продолжал писать рекомендательные письма.

– Вы передаете мне командование кораблем целиком и полностью? – спросил я через некоторое время.

– Капитан Ги будет вести корабль и отдавать приказы команде, как и прежде, – ответил Эллисон, не отрывая взгляда от бумаги. – Ему и в голову не придет противиться воле владельца судна. Так что он будет подчиняться вашим приказам беспрекословно.

– Хорошо, – сказал я. – А то я ничего не смыслю в морском деле.

– От вас требуется одно – указывать ему, куда плыть и когда прибыть в нужное место.

– А это мне будет подсказывать месье Вальдемар?

– Да, и мисс Лигейя будет передавать вам его указания.

Тут Эллисон на несколько мгновений оторвался от писания:

– Если у вас возникнут затруднения, рекомендую обращаться к Дирку Петерсу. У него грубые манеры, не спорю. Образованием он не блещет, да и на вид – неотесанный мужлан. Однако это преданный мне и весьма смекалистый малый. Нет такого человека на корабле, кто бы посмел хоть слово сказать ему поперек.

– Охотно верю этому.

Я взял графин с вином, подошел к лабораторному столу, нашел стакан нормального размера и наполнил его. Краем глаза я заметил, что Эллисон опять перестал писать и наблюдает за мной. Когда я сделал большой глоток, он испуганно тряхнул головой и отвел глаза.

– Ну и ну! – протянул он, имея в виду мою экзотическую для этого мира способность поглощать невиданное количество алкоголя. Когда я сделал еще глоток, его вдруг осенило, и он спросил: – Вас что-то гложет? Признавайтесь.

– Да, – ответил я. – Штука в том, что я отплываю, не взяв увольнительную в форте Моултри.

– Ах, вот в чем дело. Вы всерьез воображаете, что вам дадут увольнительную для осуществления такого фантастического предприятия? Или что у вас будет время попросить ее?

– Нет, – ответил я. – Я понимаю ситуацию. Но в общем и целом мне служба нравилась, и очень неприятно выглядеть в глазах начальства дезертиром. Я бы хотел написать письмо своему старшему офицеру с просьбой об отпуске по неотложным личным делам.

Эллисон на мгновение-другое задумался, потом расцвел новой улыбкой.

– Ну что ж, – сказал он, – черкните письмецо, а я возьму его с собой на берег и прослежу, чтоб его доставили по назначению. Разумеется, вы имеете полное право подписаться именем Эдгара Аллана По.

– О Боже, я об этом как-то не подумал…

– С другой стороны, я могу переговорить с моим другом-сенатором и устроить так, что вас незамедлительно уволят из армии.

– Возможно, так будет лучше…

– Тогда договорились. Необходимые бумаги будут дожидаться вас в Арнхейме. Так что поскорее кончайте с нашими врагами – и милости просим в мою усадьбу.

Эллисон подмигнул мне, взял перо и снова застрочил по бумаге. Я продолжал расхаживать по каюте и обмозговывать ситуацию. Через некоторое время я откашлялся.

Он поднял взгляд на меня.

– Да?

– А где я буду жить?

– Да что тут долго думать. Здесь и разместитесь – после того как я покину корабль. – Он промокнул законченное письмо, сложил его и отложил в сторону. – А я сойду на берег довольно скоро.

Я показал пальцем на свою сорочку. На мне был штатский прогулочный костюм, не очень представительный.

– К сожалению, не имел возможности переодеться, – сказал я. – И мне не по себе, что я пускаюсь в такое трудное путешествие без смены одежды…

– А вы поройтесь в здешнем гардеробе, – предложил Эллисон, широким жестом указывая на шкаф и пару сундуков – один у койки, другой в углу каюты. – Там наряды на все случаи жизни и разных размеров.

Пока я исследовал гардероб, он спросил меня:

– Если я не ошибаюсь, вы старший сержант?

– Так точно.

– Стало быть, вы в армии не первый год?

– Да.

– А в кавалерии доводилось служить?

– Доводилось.

– И с саблей умеете обращаться?

Еще бы я не умел – сколько нас гоняли по жаре на плацу, сколько тыкв и чучел порублено!

– Да, я же служил в полку береговой охраны – там все сплошь отменные рубаки.

Он вопросительно воззрился на меня: шучу я или говорю серьезно? Я и на самом деле шутил, хотя в этой шутке была большая доля правды.

– Сабля – славное оружие, – наконец сказал Эллисон, – если уметь ею пользоваться. Бесшумное оружие. В арсенале капитана Ги предостаточно холодного оружия на случай, если вы вздумаете попрактиковаться.

– Спасибо.

Настала моя очередь взглянуть с лукавым прищуром, ибо с моего языка сорвался вертевшийся на нем вопрос:

– А сами вы часто пользовались этим «бесшумным оружием»?

– Спрашиваете! – сказал он. – В мои юные годы я от души помахал саблей в Карибском море.

– В качестве кого?

– Да кем я только не был! Служил на разных кораблях.

– А мне показалось, что вы страдаете от морской болезни.

– В молодые годы я ее и знать не знал.

– А на каких кораблях вы служили? – полюбопытствовал я.

– На купеческих, разумеется, – сказал он, словно просыпаясь от своих мечтаний и улавливая, к чему я клоню своими вопросами. – Разумеется, на купеческих.

– Думаю, немного практики мне не помешает, – сказал я.

Верно ли я подметил веселую искру в глазах Эллисона? Мысленно я закрыл его правый глаз черной повязкой, повязал лоб красной косынкой, пририсовал бороду, сунул в руку кривую саблю… А что! Лет сорок назад он вполне мог ходить на судне под пиратским флагом!..

Пока мой хозяин дописывал рекомендательные письма, я покопался в гардеробе, нашел среди дорогих нарядов несколько штанов и сорочек попроще, а также пару подходящих сюртуков – один светлый, другой темный. Я примерил красновато-коричневую рубаху и черные штаны – размер подходил, и я решил в них и остаться.

– Ага, хороший выбор. Выглядите молодцом, – сказал Эллисон, расписывавшись в конце последнего письма и поднимая глаза на меня. – А сейчас я покажу вам свой тайник, куда мы временно спрячем эти письма. Затем я представлю вас мисс Лигейе и покину корабль.

– Спасибо за все, сэр, – сказал я.

Все свои обещания он выполнил. Вот так я и познакомился с Сибрайтом Эллисоном, владельцем поместья Арнхейм.

Туман прокрадывался выше, к самому окну, а он тем временем писал:

Я говорил о тех воспоминаньях, что нас язвят
в дни нашей юности. Порой они влачатся
за нами долго – до зрелости:
и что ни год, теряют остроту и четкость формы,
но вновь и вновь взывают к нам
слабеющими голосами…
10
{"b":"541740","o":1}