ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Билет на удачу
Чрезвычайные обстоятельства
Воспламеняй своим словом
Как разговаривать с девушками на вечеринках
Кожа: орган, в котором я живу
Эволюция потребления. Как спрос формирует предложение с XV века до наших дней
Ешь правильно, беги быстро. Правила жизни сверхмарафонца
Граф Соколов – гений сыска
Сказки о животных

Я поморщился:

– Леди Беатрисса, вы же понимаете, что Его Величество брякнуло это иносказательно. Мол, сними этот тяжелый груз с моей шеи и пересади на свою.

Я невольно поднял руку и потрогал шею, представив воочию, как она сидит там, свесив голые ноги мне на грудь, сидит тоже голенькая, а то в этих платьях накроет мне голову…

По щекам леди Беатриссы растекся румянец, что-то и она представила, сказала поспешно:

– Неважно, он передал меня вам, как пленницу!

– Вы не пленница, – заверил я и уловил, как гримаска неудовольствия мелькнула и тут же пропала на ее лице. – Вы… останетесь королевой в нашем понимании… в смысле, как понимают в наших срединных королевствах: королева царствует, но не управляет. Управлять, леди Беатрисса, буду я.

Ее щеки заалели, ноздри красиво вылепленного носа затрепетали, а сама она посмотрела мне в лицо бешеными глазами.

– Но слуги и вся челядь слушаются только меня!

– Теперь придется слушаться меня, – обронил я.

Она поинтересовалась ядовито:

– И сколько войска ваш король отправляет с вами?

– Это и ваш король, – напомнил я в очередной раз. – А войска со мной будет… достаточно.

– Сколько? – спросила она недоверчиво.

– Достаточно, – ответил я уклончиво. – Утром вы все увидите.

Она надменно вздернула подбородок, в фиолетовых глазах мелькнул гнев.

– Хорошо, сэр Ричард, спокойной ночи. Оставляю вас готовиться к схватке с лучшими воинами Армландии… и всеми их войсками!

Гордо повернувшись, она удалилась мимо группки вельмож, искоса наблюдавших за нами. Двое тут же оторвались от приятелей и поспешно потащились следом. Я стиснул кулаки и заставил себя думать о том, что она меня ненавидит, ненавидит! Вон с каким злорадством сказала, что меня ждет в ее землях…

Но ведь и я ненавижу ее за то, что изломала все мои планы, разбила вдрызг все мои цели, заставила метаться не только между ее замком и дворцом Барбароссы, но и внутри меня, а там такие колдобины, вообще черт ноги сломит!

Намучавшись и выгорев на самом страшном из огней, который внутри всех нас обычно едва тлеет, я поплелся к отведенной мне комнате. По дороге увидел старшую служанку, которая готовила комнату для знатной пленницы, кивком подозвал.

Она подбежала и с готовностью присела в поклоне.

– Надеюсь, – спросил я строго, – комната для леди Беатриссы наконец-то готова?

Она еще раз присела в поклоне, прощебетала:

– Его Величество изволили велеть не возиться. Вы все равно с утра выезжаете.

– Это Барбаросса так решил? – спросил я.

– Его Величество, – поправила она.

Я молча выругался, служанка поспешно снова присела в поклоне, больно лицо у меня злое. Я сердито зашагал по коридору, затем развернулся и пошел обратно. Когда спускался по лестнице, снизу весело крикнул сэр Стефэн:

– Благородный сэр Ричард, вас поставили патрулировать лестницу?

– Что? – переспросил я, не поняв.

– Вы уже третий раз, – сказал он, – то вверх, то вниз…

Я остановился, с ужасом чувствуя, что в самом деле колыхаюсь, как то самое в проруби, никак не прибьюсь ни к одному берегу.

– Да, – ответил я растерянно, – похоже.

Насмешливое выражение на его мужественном лице сменилось сочувствующим, что вообще как гвоздь в гроб моему достоинству. Я зарычал, как Барбаросса, но, правда, про себя, повернулся и решительно повел себя наверх. Несмотря на трусливое сопротивление. Несмотря на оправдания, что вот прямо немедленно надо спуститься и осмотреть Зайчику копыта: не повредил ли за долгую скачку?

Однако наверху перед дверью ноги снова отказались двигаться. Я же не святой Антоний, что мужественно шел навстречу соблазнам и ломал им хребты, хотя и ему, судя по его воспоминаниям, доставалось так, что никому мало не покажется.

Тяжелая, как чугунная балка, рука кое-как поднялась, я постучал и, не дожидаясь ответа, толкнул дверь. Комната сперва показалась пустой, но я сделал шаг и увидел леди Беатриссу. Бледная и поникшая, она сидит на лавке, опустив бессильно руки. На стук двери подняла голову, огромные фиолетовые глаза на исхудавшем лице доминируют настолько, что я вообще ничего не видел кроме этих страдающих глаз.

Сердце мое дрогнуло, острая жалость пронзила грудь. Сейчас, сбросив каблуки, она выглядит маленькой и трепещущей. Сверкающая красота как бы поблекла, однако волна нежности нахлынула и накрыла меня с головой с еще большей силой. Сейчас она напоминает маленького жалобного воробышка, выпавшего из гнезда, который еще не то чтобы летать, даже бегать не умеет.

Уже не контролируя себя, не борясь, я сел рядом. Беатрисса взглянула исподлобья, попыталась отвернуться, но я обнял за плечи, изо всех сил стараясь, чтобы это было дружеским жестом. Или хотя бы выглядело.

– Что случилось?

– Ничего, – буркнула она.

– А все-таки?

– Я же сказала, ничего не случилось, – отрезала она. Добавила язвительно: – Если не считать, конечно, того… ну, вы знаете, сэр Ричард.

– Догадываюсь, – ответил я со щемом в сердце. – Что вас тревожит еще?

Она зябко повела плечами:

– Не знаю. Но я не хочу оставаться здесь ни минуты. Мы можем выехать сейчас?

Я внимательно посмотрел ей в глаза, прислушиваясь к голосу, всматриваясь в движения лицевых мускулов.

– Скоро ночь. Завтра утром и выедем.

– Нет. Я хочу выехать прямо сейчас. Ну пожалуйста! Я умоляю вас!

– Леди, – сказал я пораженно, – правильно ли я расслышал? Вы… умоляете?

– Да! Я не хочу, не хочу здесь оставаться на минуты!

Я подумал, кивнул:

– Хорошо, это обсудим чуть позже.

– Я тебя ненавижу, – прошептала она. – Как я тебя ненавижу!

Я прижал ее к себе, она уткнулась лицом мне в грудь и затихла. Я осторожно гладил по голове, наслаждаясь прикосновением к дивным золотым волосам, Беатрисса молчала, я боялся шевельнуться, чтобы не спугнуть очарование. Тело ее в моих руках мягкое и теплое, от кожи исходит чистый целомудренный запах, я страшусь выпустить ее из рук…

Она вздрогнула, тело напряглось. Я прижал крепче и зашептал на ухо, что все позади, все страшное кончилось, теперь будет все хорошо, но она уперлась мне в грудь кулачками.

Я вздохнул и выпустил ее из объятий.

– Хорошо. Кто здесь был?

Она взглянула с испугом.

– Здесь?

– Да, – ответил я. – Что за двое с очень дурно пахнущими ногами и еще хуже – шеями? Черт бы побрал этих щеголей, что не моются годами, но ароматными настоями могут облиться так, будто выскочили из-под ливня.

Она вздрогнула:

– Откуда… откуда вы знаете, сэр Ричард?

Я постарался улыбнуться позагадочнее:

– Ах, леди Беатрисса! Вы же сами сказали, что я не совсем деревенский чурбан.

– Но все-таки…

– Говорите, леди Беатрисса, – сказал я с мягкой настойчивостью. – Я уже знаю, но хочу услышать, как это прозвучит от вас. Из ваших прелестных и… э-э… коралловых уст.

Глава 4

Она смотрела с ужасом и непонятным облегчением, а я старался делать вид, что в самом деле все знаю, хотя запаховое зрение всего лишь видит три широких расплывчатых струи: одна принадлежит леди Беатриссе, она и в запаховом зрении светится чистотой и свежестью, и две другие, где явно присутствуют мужские гормоны, что вызвали в глубине моего нутра приглушенное рычание. Верх обеих струй знакомо светится фиолетово-сладким запахом сирени, а низ смердит навозом, будто ноги не просто в дерьме, а дерьмо поднялось до пояса.

– Когда вы утром ушли, – наконец заговорила она, – сюда явились двое.

– Кто?

– Двое мужчин…

– Ну, – пробормотал я, – не женщины, ясно. Те начнут являться потом, на пике эмансипэ. Вы их знаете?

– Нет…

– Хотя бы лица разглядели?

– Нет, они закрывали их платками. Дали мне вот это… и велели положить в вашу постель.

Она повернулась к шкафу и медленно потащила на себя ящик. На миг у меня мелькнула мысль, что сейчас в ее руке окажется пистолет, повернется и сразу выстрелит… нет, сперва начнет патетически обвинять… однако когда леди Беатрисса повернулась, на ее ладони лежал небольшой мешочек из черной кожи.

6
{"b":"541760","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Правильное питание как минное поле
Возвращение
55
Как легко учиться в младшей школе! От 7 до 12
Последний рассвет
Алая зима
Пока смерть не обручит нас
Еда – лекарство от беспокойства. Как пища, которую вы едите, может помочь успокоить тревожный ум
Дачный детектив