ЛитМир - Электронная Библиотека

Неназываемый качнул головой в сторону Лены, которая тихонько сидела рядом с матерью, заплетающей ей косы.

– Ее погружение в мир феноменально, она потенциально способна мять ткань мироздания, как пластилин. Ах, какая бы вышла жрица… Неисчерпаемый колодец силы… Нейтральной силы, а не потока черной энергии от тщательно отыгрывающих свой образ некромантов или темного роги-дроу, радостно вырезающего молодняк в нуболокациях. Только вот вкус у этой силы хреновый, и формирует она из меня именно их понятие о темном боге… Вот ты, Глеб, представь, если бы тебя заставили превратиться в самого настоящего рыцаря смерти? Мрачного посланника Мораны, оставляющего за собой горе и сытое воронье? А ты, Кирилл, действительно хотел бы стать вором и наемным убийцей? Вот и я не хочу… Хотя сила мне нужна так же, как и вам. Для раскрытия способностей, самозащиты и помощи своим сторонникам. Да и мир этот слишком молод и беззащитен, боги и герои юны, и все это делает его очень лакомым кусочком для бесчисленного сонма созданий…

Он снова повернулся ко мне.

– Кстати, не рассчитывай на частую помощь. За каждое вмешательство я плачу собственной, и так невеликой, силой…

Я решил уточнить:

– А зачем тогда тратился на новое умение? Не ключевой момент, может, стоило поберечь энергию для чего-то действительно важного?

Бог улыбнулся.

– Момент не ключевой, но идеально подходящий для раздачи специфических пряников. Сам понимаешь, где легче организовать камнепад – в степи или подтолкнуть шаткий камушек на горном склоне? Сейчас вы создали такую ситуацию, когда мое вмешательство абсолютно не нарушает логику мироздания. Вот если бы я попытался выдать вам по кнопке: «всем пипец» – тогда да. Надорвался бы. Поэтому еще раз трясите основы мира, совершайте громкие деяния, и награда найдет героев.

Я не удержался от колкости:

– Ну и их покровителю на небесах тоже кое-что перепадет, да? Как, впрочем, и от применения на умирающего игрока «Помощи Неназываемого». Грамм благодарности, да каждый день, да помножим на три, а затем еще на вечность. Выгодное вложение сил?

Неназываемый хитро улыбнулся и подмигнул.

Кирилл сделал шаг вперед и склонил голову.

– Неназываемый, позволь и мне называть тебя своим богом? Никто из светлых не пришел ко мне на помощь, когда я болтался на крюках под потолком. Никто не одаривал своим вниманием и умениями. А оказаться у истоков сильнейшего движения, быть одним из первых – это принесет столько славы, удачи и богатства, что хватит на две вечности…

Я с удивлением, а Павший с одобрением смотрели на рогу. Бог кивнул, принимая просьбу, и хлопнул Кирилла по плечу. Раздался очередной звук гонга, брильянтовая пыль брызнула во все стороны. Глаза парня удивленно расширились. Шевеля губами, он жадно читал видимые одному ему сообщения.

Интересно, чем одарило его божество?

Неожиданно шаг вперед сделала Таня.

– Неназываемый, а правда, что темные жрицы обладают множеством… – девушка густо покраснела, – специфических умений?

Бог в очередной раз улыбнулся.

– Правда, юная паладинша, правда…

Таня гордо и решительно вскинула голову.

– Тогда прими и мою клятву!

Неназываемый удивленно покачал головой и, как мне показалось, посмотрел на меня с легким оттенком зависти.

– Не надо клятв, достаточно желания. Прими и мой дар…

Очередной удар гонга. Зрачки девушки чуть заметно бегают по строкам интерфейса. Ноздри возбужденно раздуваются, а улыбка победительницы расцветает на губах. Наконец она склоняет голову в легком поклоне.

– Спасибо…

Бог лишь устало прикрывает веки.

– Все, мне надо идти. Я выложился и наследил гораздо больше, чем рассчитывал. Глеб! Тебя ждет дорога, не забыл?

Я согласно мотнул головой.

– Помню. Прибарахлюсь, и в путь.

Неназываемый уже повернулся, чтобы уйти, но тут его взгляд зацепился за Лену. Девушка с мамой стояли невдалеке, с интересом рассматривая бога и не решаясь приблизиться. Падший замер на несколько секунд, затем, приняв какое-то решение, закусил губу и щелкнул пальцами. На его ладони появился невзрачный серый браслет.

Успеваю заметить, как Неназываемый торопливо стирает темно-алую дорожку, протянувшуюся от уголка рта к подбородку. Черт, как бы не надорвалось наше божество на раздаче пряников…

Любопытство заставляет меня перебросить целеуказание на браслет и считать статы.

– Платиновый Браслет Темной Жрицы. Вечный, неуничтожимый. Личный, непередаваемый. Привязан к хозяину, остается на теле даже после смерти игрока. Класс предмета: уникальный божественный артефакт.

– Постоянный эффект: Печать Павшего – отношение всех темных рас меняется на нейтральное.

– Эффект: «Путь Домой» – перенос в любой Темный Храм на выбор. Время на каст: 0, Мана: 0. Откат: 24 часа.

У хомяка затряслись руки и дернулся глаз. Как я его понимаю… Вещь спасительная в десятках ситуаций. Похоже, у Павшего во всех поступках есть как минимум второе дно. Будет девочка носить браслет жрицы и подсознательно привыкнет к статусу. А каждый раз, выдергивая себя из различных опасностей и переносясь «домой», в Темный Храм, снова будет закреплять ассоциацию: «Я – жрица, храм – дом, безопасность». Непрост Неназываемый, ох непрост…

Бог протянул девочке дар, обменялся парой фраз с ее мамой и, потрепав эльфу по волосам, махнул на прощанье рукой. Хлопок, и Павший пропадает вместе с нависавшим над головой куполом. Звуки лесной поляны с удвоенной силой набрасываются на нас, солнышко начинает ощутимо припекать. Пора под крышу, в замок. Да и перекусить не помешало бы.

Анастасия Павловна и Леночка подошли к нам, девочка внимательно посмотрела мне в глаза. В совершенно незнакомом, живом ее взгляде явственно плескалась радость. Отражались в нем и веселье, и интерес ко всему окружающему.

– Спасибо, Глеб! Мама рассказала, что именно ты помог меня разыскать, даже не знаю, что было бы, если б не твоя помощь!

Похвала была очень приятна, хомяк тихонько заурчал. Однако не один я ее заслужил.

– Не за что, Лена, Кириллу, вон, спасибо скажи, он от тебя сутки ни на шаг не отходил. Кормил, поил, водил за ручку… А Таня переживала больше всех и помогала, как могла…

– Да? Ничего не помню… – девочка с благодарностью посмотрела на моих соратников. – Спасибо и вам!

Мы неторопливо зашагали по тропе, ведущей к недалекому замку – хорошо был виден флаг Ветеранов, развевающийся на шпиле донжона. Анастасия Павловна уже успела переодеться в более подходящую фэнтезийному Средневековью одежду и сейчас вела неторопливую и обстоятельную беседу. Она вообще как-то умудрялась вызывать симпатию с первых же минут общения, как будто в гости приехала любимая тетушка.

– Глеб, еще раз спасибо, и от меня, и от нашего папы, он будет ближе к вечеру, главврачу отгул никто не дает, я уж не говорю о таком, напрочь забытом понятии, как «отпуск»…

– Не благодарите, не стоит, – отмахнулся я. Ну, сколько можно в краску вгонять? – Что думаете делать дальше?

Женщина на секунду остановилась, оглянувшись на достаточно крутой подъем, который мы только-только преодолели. Покачала головой.

– Даже не запыхалась… А ведь у меня больные колени и астма, а тут – прыгаю, как школьница по весне, и воздух, словно на морском курорте. В Питере сейчас жуткая слякоть из снега, грязи и соленой химии… Отвечая на ваш вопрос, скажу: будем уходить в срыв. Когда Леночка осталась в игре, мы бросились искать ее в виртуале. Полиция розыском детей в компьютерных играх не занимается, администрация Друмира тянула время и ссылалась на пункты о конфиденциальности, требуя официального международного запроса из органов. В общем, мы решили с папой сами уходить в срыв и искать Лену уже на месте. Она ведь бессмертная, обязательно бы нашли! А тут вы подоспели, да еще с такой историей…

Анастасия Павловна незаметно от ребенка вытерла уголок глаза. Лена же, открыв рот, слушала слегка раскрасневшегося, заливавшегося соловьем Кирилла.

17
{"b":"541772","o":1}