ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исцеляйся сам. Что делать, когда все болит и ничего не помогает
После падения
Мы с бабушкой
Средневековый мир «Игры престолов»
Возвращение на остров Ним
Грокаем алгоритмы. Иллюстрированное пособие для программистов и любопытствующих
Dragon Age. Империя масок
Страшные истории для рассказа в темноте
Кровь на Дону

Я учтиво поклонился.

– Можете пригласить. Обещаю, ваш сладкий сон будет испорчен.

– Что вы имеете в виду?

– Умение красиво махать мечами здесь, во дворе, – ответил я, – это не то, что в кровавых битвах с сен-марийскими рыцарями. А я могу перестать себя сдерживать.

Она помолчала, взгляд стал серьезным.

– Да, в вас чувствуется эта отвратительная жажда не только бить, но и… убивать.

– Путь воина, – возразил я гордо. – Убивать нужно с первого удара. Второго может не быть.

– Все кочевники – дикари, – сказала она с отвращением. – Вы все полуголые, это отвратительно, и не расстаетесь с оружием.

Я возразил миролюбиво:

– Цивилизованного человека раздеть хотя бы до пояса и дать в руки меч – тоже станет дикарем. Не только с виду.

Она воскликнула с возмущением:

– Ни за что!

– Уверены?

– Элькреф, – произнесла она твердым голосом, – никогда не выйдет на улицу с обнаженным торсом. И не возьмет в руки оружие!

– Да-да, – согласился я, – он художник, я уже знаю. Но художники могут рисовать только в случае, если кто-то держит по мечу в руках. За себя и за того парня. Который художник.

Она помолчала, лицо оставалось неподвижным, потом тряхнула головой.

– Впрочем, это ваши обычаи… Я в них не вмешиваюсь. А вы не должны вмешиваться в наши!

Я изумился.

– Я? Вмешивался?

Она произнесла надменно:

– И все-таки… та женщина виновата. Вы зря за нее вступились. Во-первых, она негодная прачка. Во-вторых, это наши обычаи.

– Настоящий мужчина защитит даже простую прачку, – с достоинством сообщил я, – если она молода и красива.

Она поморщилась.

– Как избирательно!.. А не молодые и не красивые лишены вашей благородной защиты?

Я вздохнул.

– Нет. Их защищаем тоже. Уже по долгу.

– А молодых и красивых? – допытывалась она.

– Их и по долгу тоже, – отрезал я. – Но красивых всегда защищают охотнее. Искреннее! Но я в любом случае, когда вижу обижаемую женщину, забываю все басни о равноправии полов!..

Она вскинула брови.

– О равноправии… чего-чего?

Я отмахнулся, напоминая себе, что не стоит заводиться. Женщины с таким лицом обладают и сильным характером. А это значит, им хрен что вдолбишь.

– Не важно, – сказал я почти мягко. – В нашем племени женщины добились равных прав с мужчинами. Тоже ездят в седле, стреляют из луков и даже орудуют мечами. А также имеют право обсуждать воинские вопросы наравне с мужчинами. Но все равно знаем, что они слабее, и потому защищаем… даже если и обижаются.

Она рассматривала меня очень внимательно, словно пыталась отделить правду в моих словах от красивой брехни.

– Странно, – произнесла она. – Я бы не обижалась. Хотя… нет, не знаю.

Я смотрел на нее и раздумывал, почему принцессы почти всегда красивее простолюдинок, это же несправедливо… хотя и объяснимо: на вершину власти пробиваются самые жизнеспособные, сильные, неутомимые, умеющие еще и очаровать умением говорить, держаться, увлечь за собой массы.

У таких, понятно, и дети в родителей. Сыновья сильны и отважны, хотя обычно и красивы, но на это обращаем внимание мало, а дочери красивы. Это тоже понятно, уродину король не возьмет в жены.

И потому когда появляется эта Элеонора Гордая, ее подруги тускнеют, как луна и звезды перед восходящим солнцем.

Она обратила внимание, что я смотрю на нее так, как и положено смотреть на женщину: с восторгом, мол, ты самая красивая на свете, хотя я чувствовал, что притворяться не приходится.

– Что-то не так? – поинтересовалась она.

Я покачал головой, не отрывая от нее взора.

– Нет-нет, все так. Просто я на миг подумал, что делает в этом болоте такая сильная и красивая женщина, как вы. У вас есть характер! И красота настоящая, а не сю-сю, ням-ням, паря-патя. Такой красоты достойны только настоящие мужчины. Только они способны ее оценить… Но есть ли такие в вашем королевстве?

Она нахмурилась, польщенная и обиженная одновременно.

– Наше королевство, – сообщила она сильным и красивым голосом, в котором много от рычания львицы и совсем нет милого чириканья, чего всегда ждем от женщин, – самое крупное в Гандерсгейме… Или одно из самых крупных. Так что ни одна женщина здесь мужским вниманием не обижена.

Я кивнул, принимая, пусть так, сказал медленно, круто меняя тему:

– Я сюда ехал мимо дивной такой красивой горы с отвесными стенами, словно их отрезал тесаком неведомый бог. Это совсем недалеко от городских стен…Что-то я о ней слышал… но не вспомню.

Она нахмурилась, это выглядит впечатляюще, лицо сразу стало злым и жестоким, а в темных как ночь глазах заблистали грозные молнии. Голос стал сухим и с металлическим оттенком:

– Башня мага.

– Догадываюсь, – сказал я. – Что-то все они, как вороны, выбирают деревья повыше.

Жестокая улыбка промелькнула на губах и тут же пропала.

– Не любите магов?

– Кто их любит? – спросил я.

Она пожала плечами.

– Большинству безразличны. Я тоже не обращала внимания на их существование, пока…

Ее лицо стало еще злее, белые зубы хищно блеснули, прикусив губу. В темных, как лесные озера, глазах появилось нехорошее выражение.

– Чем-то задели? – спросил я сочувствующе.

Она процедила сквозь зубы:

– Этот маг отобрал у меня Камень Рортега!

– Волшебный?

– Нет, – ответила она с оттенком презрения. – Почему обязательно волшебный? Насколько я знаю, просто фамильная ценность, передается из поколения в поколение. Считается, что приносит счастье. Какого-то особого счастья не было, но камешек очень красивый. Багровый такой рубин в виде головы дракона. Я его носила на груди. И цепочка к нему старинная, из серебра древней работы, очень красивая… И добро бы отобрал сам маг, а то – его ничтожный ученик!.. Ненавижу магов.

– Да, – согласился я. – Мы просыпаемся, когда на конечности начинают наступать лично нам. Спасибо за изысканную беседу, Ваша светлость!.. Я буду думать о ваших словах всю ночь.

Я поклонился и удалился, весь из себя почтительность, нарушив сразу два правила: ушел, не испросив разрешения у лица благородного сословия, да еще какого благородного, к тому же – не дождавшись, когда женщина отпустит меня сама.

Пусть, мелькнула мысль. Хорошо быть варваром, небритым героям все можно.

Глава 6

Я поставил у ложа свой старый меч, а купленный на рынке двуручник так и не подумал слезать с моей натруженной спины, подушку взбил и вместе с мешком аккуратно укрыл одеялом. Пусть всякий, кто заглянет в окно или в дверь, увидит крепко спящего. Варвар тоже может натянуть одеяло на голову.

Красивый закат воспламенил все небо, солнце медленно сползает к краю земли, а я в личине исчезника выскользнул через заднюю дверь, огляделся.

Из-за угла вышла молодая женщина, в руках медный таз, блещущий красным золотом в лучах заката, в тазу горка белья. Увидев меня, женщина заулыбалась, хотя варваров положено вообще-то пугаться, заговорила воркующее:

– Добрый вечер, господин!

– Вечер добрый, – ответил я. – Не тяжело?

Она хихикнула и подвигала плечом, стараясь, чтобы с него сползла лямка рубашки.

– Господин так добр…

– Ну-ну, – сказал я с предостережением. – Вроде бы не предлагаю помочь нести. Тем более, стирать…

Она засмеялась еще игривее.

– Господин нашел клад? Огромный, спрятанный драконами?

Я хмыкнул.

– Я клады не нахожу, а отбираю. У драконов, волшебников и всех-всех, кто не отдает добровольно. А при чем клад?

– Ведь двор говорит, – объяснила она, – что вы дали Ахне целую золотую монету!

– И что, – спросил я высокомерно, – это много?

Она сказала восторженно:

– Для нас очень много! Ахна решила теперь вообще уйти с работы.

– Не осуждаю, – сказал я. – Тут такие порядки, что даже не знаю, как вы еще не разбежались.

Она поиграла плечиками, глазами, подвигала бедрами.

– Зато здесь можно встретить таких щедрых героев…

11
{"b":"541773","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Придурки
Жизнь, которую мы потеряли
Все ведьмы – рыжие
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Хайпанём? Взрывной PR: пошаговое руководство
Дети-одуванчики и дети-орхидеи
Пираты Кошачьего моря. Поймать легенду
Эмоциональный интеллект лидера
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием