ЛитМир - Электронная Библиотека

Сладко потягиваясь, я невольно задела Икаса и тут же погладила обиженного зверя. Шерстюсик после моих потягушек устроил собственные, смешно прогибаясь, затем Икас зевнул… И там такой оскал внушительный. Я засмотрелась, Икасик, кося глазом, раскрыл пасть еще шире, демонстрируя все имеющиеся клыки. Острые такие.

– Издеваешься? – весело поинтересовалась я.

Зверь щелкнул челюстями, заурчал и, подползая поближе, расположил морду на моем плече, уткнувшись носом в ухо и смешно засопев. Нос холодный – и в ухо! Я дернулась и вскочила. Хитрая животина растянулась на всей постели, умильно виляя хвостом.

– Нет, это уже наглость!

Хвост задвигался интенсивнее.

Икас перекатился, потом снова растянулся на всю постель, радуясь, что я площадь освободила, опять зевнул и, уткнувшись носом в мою подушку, нагло продемонстрировал желание подремать еще.

– Лентяй, – притворно возмутилась я.

Зверь фыркнул, вильнул хвостом и демонстративно закрыл глаза, притворяясь спящим. Короче, мне предлагали проваливать и не мешать спать некоторым с зубами и шерстью.

Вот так, шлепая босыми ногами по полу, я проследовала через комнату, спустилась по винтообразной, прорубленной в скале лестнице и завалилась на кухню, где меня накануне торопливо кормил ужином Накар.

Так как в процессе вваливания на эту самую кухню я отчаянно зевала, то как-то не сразу сообразила, что Накар там не один.

– Ого, – сипло выдал кто-то.

– Это новенькая? – вопросил женский голос.

– А татуировка откуда? – вступил в разговор кто-то третий.

Резко перестала зевать, обвела взглядом сжатое до минимума пространство кухни и узрела Накара в сером тренировочном костюме, занятого кофейным аппаратом, а за столиком пятерых-четырех мужиков бандитского вида и одну темноволосую, очень накрашенную женщину в зеленом, ну совсем облегающем платье.

И так как я пришла, а они уже сидели, мне пришлось начинать первой:

– Здароф, я Кира.

– Джем, – отозвалась женщина, взмахнув накладными ресницами, сантиметров в пять длиной.

– Гейто. – Мужик с козлиной бородкой отсалютовал стаканом с чем-то очень алкогольным, судя по виду самого мужика.

– Генри. – Темнокожий чуть кивнул.

– Сид. – Высоченный худой дядька говорил с трудом, что неудивительно, учитывая его расквашенный, видимо накануне, рот.

– Да без разницы тебе моя кликуха. – Последний мужик, тощий, с усами и глубоким шрамом, пересекающим левую сторону лица, не пожелал представляться. – Накар, это что за птичка?!

– Важная, – отозвался тот, – шеф сказал беречь.

На меня оценивающе посмотрели, женщина фыркнула, вердикт мужиков был написан на их лицах.

– Да, я в курсе, что ничего так на морду лица, – сообщила я, пройдя на кухню, и, протиснувшись мимо оккупантов, начала наливать себе кофе. – Накар, шеф связывался?

– Угу. – Мне передали тарелку с завтраком. – Маман тоже связывалась, оба сказали сидеть тут и не рыпаться. Заберет тебя Демон, мать свернула к Итарсе, будет ждать вас там.

– Супер. – Что тут еще можно было сказать.

Я тарелку взяла, чашку тоже, и так держала, а сесть было некуда. Кухня у них тут маленькая и техникой заставленная, и стол всего один. Гейто заметил задумчивое выражение моего лица и догадался подвинуться.

– Пасиба. – Я уместилась на узкой скамейке.

Поправила волосы, чтоб не мешали, и с аппетитом начала есть омлет с грибами и вареную рыбу. Что-что, а готовил подчиненный шефа здорово.

Некоторое время за мной наблюдали, потом вернулись к прерванному разговору.

– Джем, что у нас на вечер? – вопросил Накар.

Женщина выразительно взглянула на меня, и Накар пояснил:

– Своя. В доску.

После этого присутствующие перестали выбирать слова и выражения и приступили к банальному обсуждению текущих дел.

– У нас три бойца, – начала Джем, – по поводу четвертого пока не ясно, правящий клан лютует, возможно, Гейр не успеет добраться.

– Поговаривают, вчера Штофа накрыли. – Генри недовольно поморщился.

– Какого глюченого сейра? – Накар был явно недоволен случившимся.

– Ну, та история, – Генри скривился, – с изнасилованием иристанки…

На мгновение на кухне стало тихо, даже я жевать перестала, а потом, хлопнув себя по лбу, Накар вспомнил:

– А-а… все понял. И что там?

– Казнят, естественно, – меланхолично произнесла Джем, – это же хассарат Айгора.

– Так там вроде по согласию было, – задумчиво пробормотал Накар.

– А кого это… скажем так, волнует? – Джем хмыкнула. – Штоф приезжий, таким на местных вообще смотреть нельзя. Ее отец сын воина, то есть семья привилегированная, и девчонка в первую очередь прошла бы смотрины в доме главы клана МакОрат, и, только если бы не подошла никому из клана, ее отец мог бы впарить кому-то из местных. А Штоф не местный, и его предупредили. Так нет же – любовь у них.

Тут уж я не выдержала и спросила:

– А с девушкой что?

Джем грустно улыбнулась и ответила:

– Тар-эны с женщинами не воюют. Получит свои десять плетей и пойдет в услужение к деду – главе клана МакОрат.

– И?

– И все, Кир, – вместо Джем ответил Накар. – Для нее все, девочка нарушила запрет отца, а неповиновение на Иристане наказывается крайне жестоко. Впрочем, это неважно, а Штофа жаль, знающий был мужик, изворотливый.

В кухоньке с удручающе-желтым потолком и серыми стальными стенами снова стало тихо, затем Гейто выдал:

– Помянем, – и махом выпил все из стакана.

– Помянем, – отозвались остальные, выпивая у кого чего было.

– Подождите! – Я возмущенно потрясла куском рыбы, наколотым на вилку. – Что значит «помянем»? То есть там чела ни за что укатают, а мы только помянем? Накар, а он вообще еще живой?

Мужик скривился так, словно кислоты потребил, и нехотя ответил:

– Живой. До заката. Потом привяжут напротив столба, где девочку угостят кнутом, и заставят смотреть, ну, а после она полюбуется на то, как ему разгерметизацию брюшной полости устроят.

– В смысле? – не поняла я.

– Брюхо вскроют, – жестко пояснил Гейто.

Меня от таких перспектив мороз пробрал, а они все ухмыляются, снисходительно так.

– Кира, ты вроде из наших, а реагируешь как медик со стажем, – поддел Накар, – расслабься, на место Штофа другого поставим, и с концами. Надо было головой думать, а не…

Повисла очередная пауза. Нет, на что намекал Накар, я догадывалась, но как вспомню блондина, наши жаркие объятия в квартале развлечений и… и как-то сразу этого Штофа жалко до слез, и девушку тоже, этим чувствам же нереально сопротивляться. По себе знаю.

– Забей, я сказал, – припечатал Накар напоследок и вернулся к беседе: – Что у нас дальше?

Рассеянно допивая кофе, я слушала про темные делишки подчиненных шефа. Какие-то поставки сорвались, на орбите перехватили два корабля контрабандистов, и опять недобрым словом был помянут правящий клан. Какие-то девочки новые приехали, но Джем большую половину назад отправила.

– Лезут сюда со всей галактики, – пожаловалась она мне, – но Иристан не Союз Алтари, здесь своя специфика работы.

– Это какая? – заинтересовалась я.

– Воины – собственники. – Джем взмахнула ресничками и пожала плечиками. – У них может быть и одна, и две, и три, но при этом он у женщины будет только один. Да и выбирают крайне придирчиво, тут только у одной из десяти воин. Специфика Иристана.

– Э-э-э… – Что-то не укладывалось в голове. – А как же тогда остальные девять, что без воинов?

И Джем начала объяснять как маленькой:

– Мужчин тут много, воинов мало, иристанок тоже мало, поняла?

– Неаа.

– И не надо, – милостиво разрешила Джем, – лучше сваливай отсюда, и поскорее. Ты, кстати, чем занимаешься?

Я так поняла, что она спросила, чем я на шефа подрабатываю, ну, и ответила предельно честно:

– Организация и проведение нелегальных гонок.

За столом стало тихо. И тут тот мужик, что представляться не захотел, фыркнул и громко так:

– Точно, блондинка и брюнетка, а я все понять не мог, откуда тебя знаю. Ты – Кирюсик!

2
{"b":"541798","o":1}