ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Когда поднялись на кухню, потому как я от обиды проголодалась, там уже был Накар.

– Где гуляли? – наливая себе чаю, поинтересовался наш гостеприимный хозяин. Хотя вид у него был какой-то подавленый.

– Справляли естественные надобности. – Я тоже взяла чашку и пошла наливать себе кофе.

– Да? – Накар удивленно посмотрел на меня. – А что, туалет для этого не годится?

– Мне – да, Икасу – нет, вот мы и спустились в грот…

Накар, который как раз глоток сделал, вдруг подавился. Захрипел, закашлял, пришлось срочно спасать, то есть проверять его спину на прочность. Мужику полегчало не сразу, но, едва вернув возможность говорить, Накар прорычал:

– Куда вы спускались?!

Молча достала схему, указала направление движения и точку выхода. Кое-кто посерел, потом побелел, в итоге хрипло у меня спросил:

– Вниз спускалась?

– Нет. – Я плечами пожала. – Икас взбесился и не пустил.

Кивнув, Накар прошел к холодильной камере, достал огроменный кус мяса, больше, чем утром, поставил на медное блюдо, водрузил все это перед Икасом со словами:

– Заслужил. Кира, а ты со мной!

Мы утопали из кухоньки, прошлепали по каменному переходу куда-то в глубь скалы и вышли к галерее протяженностью метров десять, со стеной из темного, видимо, снаружи имитирующего скалу стекла. Накар кивнул на диванчик, сел рядом, и понеслось. Для начала мне высказали очень много интересного по поводу моего поведения, и самым цензурным было: «Шаакская тупоголовая овцелошадь!»

– Стой. – Обалдев от такого количества новых эпитетов, я несколько минут просто молчала, но после такого не выдержала: – Можно я запишу?

– Про овцелошадь? – уточнил Накар и, едва я кивнула, устало ответил: – Не стоит, они все равно оказались нерентабельны, как и выращивание конопли на Шааке.

И Накар снова сник. Он вообще был какой-то угнетенный, излишне задумчивый и расстроенный.

– Что-то случилось? – осторожно спросила я.

Кивнул, затем отрицательно мотнул головой и устало сказал:

– Дай с воспитательным процессом закончу, потом с остальным разбираться будем.

Далее последовала короткая лекция на темы: «Не суй свой нос, куда не следует» и «Иристан опасен! Запомнила? Забудь! Запомни лучше, что Иристан смертельно опасен и сдохнуть тут раз плюнуть!». Я честно ответила, что не плююсь, и вообще это неэстетично, и разбор полетов был закончен.

Через минуту на столик передо мной лег проектировочный сейр диаметром сантиметров в сорок, после чего Накар сел рядом, обнял меня за плечи и произнес:

– Слышь, новое поколение, свежие мозги и безголовость с находчивостью, тут такое дело, – он едва слышно выругался, – мне бы Штофа вытащить.

– Мм? – Я удивленно посмотрела на трехмерную проекцию здания, поднимающуюся из сейра.

– Если мы что-то и сможем сделать, то только в момент, когда он будет здесь, – произнес Накар, указывая на обнесенный забором внутренний двор.

Ну и большего он мог не говорить. Мои пальцы запорхали над сейром, приближая изображение конусообразного строения, отдельные его части, стены.

– А почему такая форма странная? – не удержалась я от вопроса.

– Казнь будет в родовом поместье МакОратов, это к западу от города, и вот это странное строение и есть дом главы клана. Что касается формы – песчаный климат, жара до пятидесяти градусов, так что…

Я разобрала строение на секторы. Получалось, что конус образовывал забор и высота его достигала метров двенадцати, а собственно дом и, соответственно, нужный нам двор находились внутри строения. Да, сверху не подберешься. И альпинистское снаряжение не сильно поможет – слишком широкий угол обзора у камер, засекут моментом.

– Да, задачка сложная, – вынуждена была признать я.

– Даже не представляешь насколько. – Накар сжал зубы, а потом резким хриплым голосом объяснил: – Понимаешь, Штоф не дурак и предпринял меры для того, чтобы у нас появилось желание вытащить его из передряги. Не предупредил, правда. И вот теперь существует жизненно важная необходимость сохранения Штофа, но Демон, падла, на вызов не отвечает. Спецов его уровня на Иристане больше нет, а Штоф мне нужен, вот и придется заняться этим самому.

Дейм не отвечает? Это было странно, хотя кто знает, где его носит… И все же странно.

– Ну так что, есть идеи? – нервно спросил Накар.

С идеями было как-то туго… привыкла я, что мы все с Микой обсуждаем. И потому я сначала долго и задумчиво рассматривала схему и изображения странного поместья, ну а в итоге начала задавать вопросы:

– А как мы туда доберемся?

– Не мы, а я и мои парни, – отрезал Накар.

Я снова посмотрела на карту и спросила:

– И каковы у вас шансы на успех?

– Никаких, – хмуро сознался он. – Мы не связываемся с воинами никогда, вообще. Но Штоф знал, как вынудить меня пойти фактически на самоубийство. Хорошо мужик застраховался, качественно так. – Он едва слышно выругался.

Я задумалась, оглядывая стены, в результате начала предлагать варианты:

– Взрывчатка?

– Засекут. Ты не смотри, что стены из необработанного камня, там столько всего встроено, что система охраны отслеживает даже прицел, не то что выстрел.

Да, как все сложно-то. Я вообще смотрю, тут технологии почище танаргских, а в отношении тех военизированных кадров у нас существовало правило: «Первым разрабатывается план отхода». Ага, то есть сначала надо было просчитать, как улепетывать будем, и только потом думать о нападении. Я на этом завалила первый тест – у меня стратегий атаки было шесть, а отхода только две, неуд сразу поставили.

– Так, а как вы уходить оттуда будете? – решила я начать с первостепенного.

Накар обозначил на карте подземный ход, указал точку выхода, затем, стремительно развернув изображение так, что мы теперь как бы снизу смотрели, продемонстрировал систему упоров.

– Ход старый, – пояснил он, – такое ощущение, что когда-то иристанцы не выходили на свет и жили под землей. Там целые города есть, улицы, дома… много всего. Игрушки детские даже… жутко было поначалу, потом привыкли.

Я заинтересованно посмотрела на него и спросила:

– А зачем вы вообще туда залезли?

Хмыкнув, Накар загадочно произнес:

– Воины не любят спускаться в подземелья, мы этим пользуемся.

Задумчиво поводила пальцем по сейру, переспросила:

– Иристанцы не любят?

– Нет. – Накар встал, достал плошку с соленым печеньем, вернувшись, протянул мне к кофе и продолжил: – Именно воины. У тар-энов, несмотря на массу достоинств, есть два недостатка: они опасаются эйтн и очень не любят подземные города. Их прямо трясет, если приходится спускаться. Не всех, но большинство. И знаешь, меня это всегда удивляло, ведь на других планетах этих громил ничего не беспокоит даже при спусках в шахты.

Да, интересная особенность. И тут у меня что-то щелкнуло, и, резко подавшись вперед, я начала стремительно просматривать двор и все строение родового замка этих МакОратов. И я вдруг подумала: а что, если совместить нападение и отход? И следы замести так, чтобы воинам путь отрезать? В воздухе и на земле такое невозможно, но подземелья открывали совершенно иные перспективы. А использовать тяжелую артиллерию, чтобы накрыть нас, они не станут – все же родовое поместье, любимое, лелеемое, вряд ли они не позаботятся о сохранности родных стен.

– Мы подкоп сделаем! – решительно произнесла я, приступая к разработке плана.

Накар задумчиво посмотрел на меня, затем на схему подкопа, которую я торопливо вычерчивала.

– Не пойдет, – был его вердикт, – нас засекут в двадцати метрах до стен. И накроют.

– Засекут под землей? – продолжая чертить, спросила я.

– Киран, еще раз, у них очень-очень-очень сильная система охраны, самообучающаяся и снабженная искусственным интеллектом.

На секунду остановилась, припомнила папандров дворец, собственно воинов, их поведение и прямо спросила:

– Тар-эны позволяют системе самой принимать решения?

4
{"b":"541798","o":1}