ЛитМир - Электронная Библиотека

Кристина, наоборот, не жаловалась на неумение играть в шарады. Честно говоря, это была одна из ее самых любимых домашних игр. Ей всегда нравилось без слов разыгрывать какую-то фразу, а потом отгадывать, что хотели сказать другие. Она окунулась в игру с необузданным весельем, раскрасневшись и не переставая смеяться, так что очень скоро стала всеобщей любимицей в своей команде.

Ее команда с легкостью выиграла. Ровена Сиддингс и Одри, заразившись энтузиазмом Кристины, сумели повысить свое мастерство в разыгрывании шарад, а Харриетт Кинг, будучи совершенно безнадежной, притворилась, что ей скучно и что вся эта игра ниже ее достоинства. Мистер Джордж Бакан и сэр Уэнделл Снейпс смотрели на Кристину с восхищением и одобрением, а граф Китредж и сэр Клайв Чизолм, стоя по бокам, громко подбадривали ее.

Герцог Бьюкасл также наблюдал за ней, сохраняя на лице выражение надменной усталости. Однако Кристина не обращала на него никакого внимания — ей было не до герцога. Может, кто и считает, что от одного его присутствия температура в комнате понижается, однако ему не удастся испортить ей настроение.

Укладываясь спать, Кристина смирилась с мыслью о том, что в течение этих двух недель будет просто развлекаться и забудет обо всех многочисленных обязанностях, которыми она привыкла заполнять свои дни.

Глава 5

В течение следующих нескольких дней Вулфрик убедился в том, что миссис Деррик действительно не умеет себя вести.

Когда в первый вечер стали играть в шарады, она разошлась так, что вся раскраснелась и громко хохотала вместо того, чтобы тихонько смеяться, как это делали остальные дамы, и выкрикивала отгадки, не боясь опередить мужчин. А когда подходила ее очередь разыгрывать слово, она абсолютно не стеснялась выставлять себя на посмешище.

Тем не менее Вулфрик, который не собирался принуждать себя наблюдать за перипетиями этой скучной игры, поймал себя на том, что не в силах отвести глаз от Кристины. Она была из тех женщин, которые хороши собой даже в спокойном состоянии, но, стоит им развеселиться, они становятся просто восхитительными. Казалось, веселье шло у нее изнутри.

— Ею нельзя не восхищаться, правда? — рассмеялся Джастин Магнус, незаметно подойдя и остановившись рядом с герцогом. — Конечно, ей недостает той утонченности, какой обычно ждут от хорошо воспитанных юных леди. Она часто смущала своим поведением моего кузена Оскара, Элрика и Гермиону. Но, если хотите знать мое мнение, Оскару повезло, что она стала его женой. Я всегда защищал ее и намерен поступать так в будущем. С ней очень приятно иметь дело, если только вы не являетесь ярым приверженцем общественных предрассудков.

Вулфрик навел монокль на молодого человека, не понимая, то ли его упрекают в приверженности общественным предрассудкам, то ли рассматривают в качестве приятеля, который должен непременно согласиться с тем, что с такими сорвиголовами гораздо приятнее иметь дело, чем с воспитанными дамами. В любом случае ему не понравился фамильярный тон Джастина Магнуса. Несмотря на то, что Джастин приходился Моубери братом, Вулфрик знал его весьма поверхностно.

— Насколько я понял, — проговорил он тоном, который неизменно использовал, когда хотел осадить зарвавшегося молодчика, — вы говорите о миссис Деррик. Я наблюдал за игрой.

Настоящая леди не имеет права так сверкать глазами, вести себя так живо и… распущенно в благородной компании. Ее короткие темные локоны развевались вокруг головы при каждом движении, так что она моментально потеряла всякое сходство с элегантной утонченной женщиной. И тот факт, что к концу игры она стала в два раза прекраснее, чем в начале, не мог этого изменить. Ей не следовало вести себя подобным образом. Если она вела себя так, будучи замужем за Оскаром, Деррик и чета Элрик имели полное право чувствовать себя оскорбленными.

Она чем-то напоминает его сестер, невольно признал Вулфрик, только в миссис Деррик нет той породистости, которая всегда спасала их от вульгарности. Не то чтобы эта женщина выглядела вульгарной, просто она не умела вести себя в обществе. В конце концов, она же не родилась в семье аристократов.

Следовало признать, что в течение следующих нескольких дней Кристина старалась помнить о манерах. Она много времени проводила в обществе Джастина Магнуса, с которым ее связывала тесная дружба. Но стоило только Вулфрику взглянуть на нее — что случалось гораздо чаще, чем хотелось бы, — ив глазах этой женщины он снова видел ум и природную веселость, как и в тот первый вечер в гостиной. Теперь ее невозможно было застать сидящей в уголке. По непонятной причине она стала очень популярной в кругу молодежи, хотя не была юной девушкой и ей не пристало возиться с малышней.

Как-то раз днем они собрались ехать на экскурсию посмотреть на развалины норманнского замка в нескольких милях от Скофилд-Парка. Когда к террасе дома подали кареты и все вышли на улицу, готовясь занять места в соответствии с выбором леди Ринейбл, гостей пересчитали, и выяснилось, что не хватает одной дамы, а это грозило тем, что составить пары будет невозможно. Отсутствовала миссис Деррик — об этом ледяным тоном заявила леди Элрик, заметив, что этого следовало ожидать с самого начала. Четверть часа ушло на то, чтобы разыскать ее; к тому времени как молодая женщина появилась на террасе, леди Ринейбл была близка к обмороку.

Потерявшаяся появилась со стороны озера: миссис Деррик опрометью мчалась по лужайке, за ней по пятам следовали двое детей — мальчик и девочка. Третьего она держала на руках.

— Прошу принять мои искренние извинения! — громко прокричала она, приблизившись к группе гостей и с трудом переводя дух. — Мы бросали в воду камешки, и я забыла о времени. Я присоединюсь к вам, как только отведу детей в детскую.

Однако леди Ринейбл решительно передала своих отпрысков, о существовании которых герцог до этого момента и не подозревал, на попечение дворецкого, а миссис Деррик, которая выглядела не очень опрятно, но все равно безумно привлекательно, заняла свое место в карете вместе с Дж-рардом Хильерсом. Через пять минут кавалькада уже была в пути, и остаток дня Кристина вела себя прилично, не считая того, что она полезла на развалины замка в компании джентльменов, в то время как остальные дамы предпочли любоваться видом снизу. Кстати, эти молодые джентльмены, которые сопровождали миссис Деррик, казались очень веселыми. Это выглядело бы неприлично, будь Кристина молодой девочкой, но она не была ею, более того, она была вдовой, поэтому Вулфрик решил, что ее поведение не заслуживает сурового порицания.

Она просто была не такой, как все, и вела себя слегка необдуманно.

На пятый день Кристина повела себя более чем необдуманно. После поездки в замок один день шел дождь, а другой стояла пасмурная погода. Наконец солнце снова вышло из-за туч. Кто-то предложил отправиться в деревню посмотреть на церковь, а потом выпить что-нибудь освежающее в трактире, и большинство гостей пустились в путь.

Вулфрик пошел с ними. Его интересовали старые церкви. И поскольку он, выражаясь фигурально, не мог оторвать молодых леди от пол своего сюртука, ему пришлось идти с двумя из них — мисс Кинг и мисс Берил Чизолм. Кажется, мир успел сойти с ума, думал он по дороге. Юные леди — да и большинство дам старшего возраста — вот уже в течение многих лет старались держаться от него на расстоянии, но эти двое вели беседу в манере, которую можно было определить исключительно как флирт. Миссис Деррик сопровождали близнецы Калверы, племянники барона Ринейбла, причем оба предложили своей спутнице руки. От этой группки доносились взрывы смеха и обрывки оживленной беседы, хотя Вулфрик находился довольно далеко и не мог разобрать слов. На Кристине была все та же шляпка — соломенная с потерявшими форму от старости полями, но герцог не мог не признать, что шляпка удивительно шла ей. Кроме того, ее походка отличалась скрытой энергией, как будто она никогда не слышала о манере ходьбы, предписанной для воспитанных леди.

13
{"b":"5418","o":1}