ЛитМир - Электронная Библиотека

Герцог не понял, то ли она высвободила ладонь, то ли он сам отпустил ее руку, но руки Кристины обвились вдруг вокруг его шеи, одна его рука легла ей на талию, вторая — на плечи, и они слились в тесном объятии. При этом она прижалась к нему всем своим мягким, теплым, чувственным телом.

Дразнящими движениями Вулфрик заставил Кристину приоткрыть губы и проскользнул языком внутрь. Она коснулась его своим языком и втянула глубже в себя.

Это было длительное жаркое объятие. Но вот оно оборвалось, и герцог, подняв голову, сделал шаг назад.

Ее глаза, огромные и синие, как летнее небо, смотрели на него, такие открытые и глубокие, что он боялся утонуть в них. Ее губы порозовели и увлажнились от поцелуя. Если он когда-либо считал, что это не самая потрясающе красивая женщина из всех, что встречались ему, значит, он был слеп на оба глаза.

— Прошу прощения. — Вулфрик по привычке сцепил руки за спиной. — Тысячу раз прошу прощения, мэм.

Кристина продолжала молча смотреть на него.

— Не знаю, за что вас прощать, — мягко отозвалась она. — Я же не сказала нет, правда? Хотя, как мне кажется, следовало бы. И уж точно я не должна была заставлять вас идти со мной в лабиринт. Я редко думаю, прежде чем что-либо сказать или сделать. Может быть, пойдем в дом и посмотрим, не осталось ли для нас немного чая? — Похоже, она сумела взять себя в руки и широко, пожалуй, даже слишком широко, улыбнулась ему.

— Как давно умер мистер Деррик? — осведомился герцог.

— Оскар? — Улыбка Кристины померкла. — Два года назад.

— Вам, должно быть, было одиноко все эти годы и не хочется возвращаться в деревню, где вы родились, чтобы жить с матерью и сестрой — старой девой…

— У каждого из нас своя судьба. — Кристина спрятала руки за спиной и прислонилась к статуе. — Моя жизнь вполне меня устраивает.

— Но вы могли бы жить лучше, — сказал Вулфрик. — Я мог бы дать вам лучшую жизнь.

Ему показалось, что эти слова произнес не он. Во всяком случае, он точно не собирался ничего такого говорить. Тем не менее, он не мог не произнести этих слов.

Герцогу с трудом удалось снова обрести контроль над собой.

Их взгляды встретились. Повисло долгое молчание, во время которого Вулфрик прислушивался к жужжанию пчелы в кустарнике и раздумывал, та ли эта самая пчела, которая пролетала здесь несколько минут назад.

— И каким же образом? — Кристина наконец обрела дар речи.

— Вы могли бы стать моей любовницей, — пробормотал герцог. — Я обеспечу вам собственные дом и выезд в Лондоне, вы не будете испытывать недостатка в одежде, драгоценностях и деньгах. Я буду обращаться с вами достойно во всех отношениях.

В течение нескольких секунд молодая женщина продолжала молча смотреть на него.

— И за это, — наконец проговорила она, — я буду в вашем распоряжении в любое удобное для вас время? Должна буду спать с вами каждый раз, когда вам этого захочется?

— Вы займете весьма выгодное положение, — торопливо добавил герцог на случай, если миссис Деррик решила, будто он предлагает ей стать обыкновенной куртизанкой. — Вы будете пользоваться всеобщим уважением и сможете вести такую роскошную светскую жизнь, какую захотите.

— В том случае, если не потребуется сопровождать вас на то или иное общественное мероприятие.

— Разумеется. — Вулфрик вскинул брови.

— Что ж, это по меньшей мере уже было бы немалым облегчением, — заключила миссис Деррик.

Вулфрик не отрывал от нее глаз. Он не ошибся в природе их поцелуя точно так же, как не ошиблась и она. В нем не было ничего невинно-романтического. Она была далеко не девочкой. В том, как Кристина обнимала его, чувствовалось неприкрытое желание. Однако она должна понимать, что такой мужчина, как он, не будет кокетничать ни с одной женщиной, какое бы общественное положение она ни занимала.

Неужели она обиделась?

Ее жизнь в роли любовницы герцога будет гораздо лучше, чем существование в качестве помощницы сельского учителя, которая под гнетом вдовства и бедности вынуждена делить дом с матерью. В материальном отношении она многое приобретет. Кроме того, она выиграет и в сексуальном плане. Двухлетнее воздержание скорее всего столь же неприятно для женщины, сколь и для мужчины.

Но, когда Кристина перевела на него взгляд, он не смог разгадать выражения ее лица.

Не думает же она в самом деле, что он собирался предложить ей руку и сердце?

— Собственный дом, — Кристина наклонила голову, — карета, драгоценности, туалеты, деньги, развлечения. И самое главное — вы в моей постели. Ваше предложение чрезвычайно лестно, но я вынуждена отклонить его. Я никогда не мечтала о карьере шлюхи.

— Между обычной шлюхой и любовницей герцога существует огромная разница. — Вулфрик почувствовал себя оскорбленным.

— Неужели? — удивилась Кристина. — По-моему, разница только та, что шлюха отдается мужчине в подворотне за пенни, а любовница возлежит на шелковых простынях за небольшое состояние. Обе они продают свое тело за деньги. Я свое тело не продам, ваша светлость, но все равно спасибо за щедрое предложение. Я польщена.

Последние слова были полны сарказма. Герцог понял, что миссис Деррик очень зла на него, хотя внешне это не выражалось ни в чем, кроме ее тона и легкой дрожи в голосе. Он был потрясен.

— Прошу прощения, — он коротко поклонился и протянул руку в сторону небольшого прохода во внутренней стене лабиринта, — могу я проводить вас до дома?

— Я бы предпочла, чтобы вы остались на месте и сосчитали до десяти после того, как я уйду, — холодно произнесла Кристина. — Боюсь, ваше общество утратило для меня свое очарование.

Обойдя вокруг статуи, герцог прислонился к ней спиной и стоял так до тех пор, пока Кристина не ушла. После этого он опустился на скамью.

Кажется, он неправильно оценил ее поведение. Она готова была сжимать его в страстном объятии, но не готова вступить с ним в более длительные отношения — во всяком случае, стать его любовницей. А что еще он мог ей предложить?

Вулфрик искренне сожалел о неудаче. Кристина взволновала его кровь, и он почувствовал себя так, словно затяжная холодная зима вот-вот отступит под дыханием весны. Но герцог никак не ожидал, что миссис Деррик откажет ему. Ее явно влекло к нему — такое не скроешь, и он сделал ей весьма выгодное предложение, учитывая ее социальное и финансовое положение. Конечно, она была замужем за сыном виконта — пусть даже за младшим сыном — и поэтому хотела для себя лучшей участи, нежели стать любовницей герцога. Что ж, он сделал все, что мог. Она, видимо, разочарована, но, впрочем, это не его проблема.

И без того скучный домашний праздник теперь показался герцогу откровенной пыткой. Ему все это попросту не нужно. В самом деле не нужно.

Разумеется, он один во всем виноват. Его сознание приняло легкое влечение и радость от страстного поцелуя за нечто более серьезное. Миссис Деррик, напротив, сохранила присутствие духа. Хорошо, что она отказала ему. К тому же не в его характере было предлагать что-то, не удосужившись предварительно обдумать все возможные последствия. В конце концов, она была родственницей Элрика, хотя ни сам виконт, ни его жена не проявляли к ней особого интереса.

Кроме того, он никогда не одобрял ее манеры поведения, не так ли?

Вулфрик сидел неподвижно, уставившись на зеленую изгородь и изо всех сил пытался спрятать свои эмоции под надежным ледяным покровом.

Глава 7

Кристина несколько раз сбивалась с пути, прежде чем ей удалось выбраться из лабиринта. Она быстро пересекла лужайку и спустилась по лестнице, затем бегом преодолела аллею, которая показалась ей в два раза длиннее, чем обычно. Пару раз она бросала взгляд через плечо, но герцог не следовал за ней. А чего она ожидала? Что он постарается заставить ее согласиться на его предложение, заворожив своим моноклем?

У нее закололо в боку, и она замедлила шаг.

«Вы могли бы стать моей любовницей».

20
{"b":"5418","o":1}