ЛитМир - Электронная Библиотека

— Харриетт и Сара, — заявила Одри, — вы должны мне по гинее каждая.

Вскоре Кристина удалилась и, наконец, нашла убежище в своей спальне. Глупо было считать, что никогда в жизни она не чувствовала себя так плохо, хотя в тот момент ей казалось, что это именно так.

«Вы могли бы стать моей любовницей».

Кристина крепко зажмурилась и помотала головой. Он поцеловал ее. Потом она поцеловала его. На несколько секунд — или минут, или часов — она ощутила взрыв страсти, подобного которому ей еще никогда не приходилось испытывать.

А потом он предложил ей стать его любовницей.

Как унизительно!

— Кристина в самом деле не кокетка, — убежденно произнес Джастин Магнус, обращаясь к Вулфрику.

После приключения в лабиринте прошло два дня. Герцог и миссис Деррик намеренно избегали друг друга в течение этого времени, хотя тот неприятный случай, похоже, не испортил Кристине настроения. Совсем наоборот. Она заслужила искреннюю привязанность большинства молодых леди и восхищение джентльменов. Китредж также был очарован ею. Несмотря на то, что Кристина никогда не пыталась верховодить на празднике, она неизменно оказывалась душой любого мероприятия. Если от какой-нибудь группы гостей доносились обрывки оживленной беседы и слышался самый громкий смех, значит, там находилась миссис Деррик.

Разумеется, кое-кто мог счесть ее кокеткой, но Вулфрик понимал, что это далеко не так. Кристина обладала врожденной привлекательностью. И еще она искренне любила людей.

— Согласен, — проговорил герцог как можно более холодно. Вся компания направлялась к холму у пруда на импровизированный пикник, как определила леди Ринейбл. Вулфрик, правда, считал, что в этом пикнике не будет ничего импровизированного.

— Кристину нельзя назвать традиционно красивой, утонченной или элегантной, — продолжал Джастин, — но она действительно привлекает внимание. Каждый мужчина, встречающийся ей на жизненном пути, чувствует это и подпадает под ее чары. Самое интересное, что большинство женщин точно так же привязываются к ней. Теперь вы сами видите, что это не просто кокетство. Все дело в ее потрясающем характере. Мой кузен Оскар влюбился в Крисси с первого взгляда и настоял на том, чтобы жениться именно на ней, хотя он мог выбрать любую девушку. Он был красив, как греческий бог.

— Да-да, ему очень повезло, — рассеянно заметил герцог.

Они вышли на лужайку перед прудом, где миссис Деррик налетела на него в первый день в Скофилде, и затем свернули по направлению к холму. Вулфрик замедлил шаг в надежде, что молодой человек уйдет вперед, но Магнус и не думал оставлять его. Разумеется, он ведь приходился миссис Деррик другом. Неужели его подослали специально? Или, может, он сам вызвался поговорить с ним? Вулфрик был несказанно раздражен тем, что ему приходится выслушивать упреки от какого-то юнца.

— Китредж очарован ею, — продолжал Магнус, — а также братья Калверы, Хильерс и Снейспс. Но это вовсе не значит, что Кристина намеренно пыталась привлечь их внимание.

— Осмелюсь спросить, — прервал молодого человека Вулфрик, — какое отношение имеют ваши слова ко мне?

— Вам она тоже нравится, — решительно заявил Магнус. — И вы, может быть, думаете, что она флиртовала с вами? Или, возможно, вам кажется, что Кристина флиртует со всеми подряд и пытается заманить вас в ловушку? В любом случае вы не правы. Все дело в ее дружелюбном характере. Она так ведет себя со всеми. Если бы Оскар это понимал, он был бы куда счастливее. Но он хотел, чтобы его жена улыбками и своим вниманием одаривала только его одного.

Вулфрик подумал, что молодому человеку не следовало брать на себя роль защитника миссис Деррик. Он непроизвольно заставлял окружающих думать, что эта женщина не способна испытывать глубокую привязанность ни к кому, даже к собственному мужу, и привыкла со всеми без разбору любезничать. В таком случае она действительно кокетка.

— Простите, — произнес Вулфрик, поглаживая пальцем ручку монокля, — но я не испытываю интереса к вопросу счастья или несчастья умершего человека.

Когда они подошли к холму, сразу стало ясно, что пикник был тщательно спланирован заранее. На склоне, который спускался к пруду, были расстелены одеяла и расставлены стулья для пожилых гостей. Горы провизии и вина лежали возле каждого одеяла и неподалеку от каждого стула. Двое слуг стояли между деревьями у подножия холма.

Вулфрик завел беседу с бароном Ринейблом и вдруг увидел миссис Деррик, стоящую на вершине холма с развевающимися на ветру лентами шляпки. Она показывала Китреджу местные достопримечательности — точно так же, как ему в первый его день здесь.

Интересно, зачем она пожаловалась Магнусу? Герцога раздражало сознание своей вины перед Кристиной. До тех пор пока он не поцеловал ее — причем по собственной инициативе, — она не сделала и не сказала ничего такого, что могло бы свидетельствовать о ее готовности принять его ухаживания. Вне всяких сомнений, ему следовало извиниться.

Обычно Вулфрик никогда не действовал импульсивно и потому не допускал неловкостей. Он редко бывал не прав, а значит, был неуязвим для нападок со стороны других.

Такого больше не повторится. Кристина Деррик определенно раздражала его — но ее вины тут не было.

Большую часть ночи, последовавшей за неприятной сценой в лабиринте, Кристина провела без сна и почти решилась на следующее утро уехать домой. Однако постепенно на смену разочарованию пришли гордость и упрямство. Почему она должна бежать только из-за того, что герцог Бьюкасл предложил ей стать его любовницей? Разве что ни с какой другой леди из присутствующих он не осмелился бы вести себя так. Ну и пусть! Это не имеет никакого значения.

И все же сейчас она больше, чем когда-либо, ненавидела и презирала герцога. Как же ей выносить его присутствие в одном доме с ней? В конце концов Кристина решила, что останется хотя бы потому, что это будет смущать его.

Она с воодушевлением окунулась в домашний праздник, с удовлетворением отмечая, что ей удалось завоевать дружбу почти всех гостей. Теперь она сможет одновременно наслаждаться праздником и не попадаться на глаза герцогу Бьюкаслу; тем более что он тоже наверняка постарается держаться от нее подальше.

Все складывалось как нельзя более удачно.

Кристина хорошо провела время на пикнике, показывая графу Китреджу окрестности с вершины холма. Они немного задержались, потому чтограф задал ей несколько вопросов, а потом она спустилась к пруду, поскольку молодые джентльмены попросили ее продемонстрировать умение бросать камешки в воду. Несколько дам также присоединились к их компании, и они все вместе замечательно повеселились. Хотя Кристина все же намочила подол платья, потому что очень часто хорошие камешки для броска лежали на дне пруда недалеко от берега и ей приходилось самой доставать их, она догадалась заранее снять туфли и чулки, так что особого вреда ее одежде причинено не было.

Иногда ей удавалось убедить себя в том, что прошлое осталось позади и что ее молодость и природная живость характера могут безболезненно проявлять себя. И не стоит оглядываться на какие-то тени.

Однако тени сами преследовали ее, даже на самом ярком свету — или, быть может, особенно на ярком свету. Последующие события лишний раз подтвердили это.

Кристина одной из последних покинула пикник, потому что ей надо было найти укромный уголок, чтобы надеть чулки и туфли. Когда она увидела Гермиону и Бэзила на склоне холма, то сначала подумала, что они ждут ее, и, почувствовав прилив радости, внутренне приготовилась поблагодарить их. Давно пора бы установить с ними приятельские отношения.

Но в следующий момент Кристина заметила рядом с ними герцога Бьюкасла и замедлила шаг.

— Должна признаться, ваша светлость, — заговорила Гермиона в тот момент, когда Кристина приблизилась, — мы с Элриком собирались поговорить с вами еще позавчера, но важно, чтобы она сама присутствовала при нашем разговоре. Мы должны извиниться перед вами за ее поведение.

22
{"b":"5418","o":1}