ЛитМир - Электронная Библиотека

Что заставило его сделать ей предложение? Даже после происшедшего между ними на берегу пруда предоставить ей карт-бланш было более чем щедрым предложением, и миссис Деррик не смела ожидать от него большего. Ее реакция на фразу, которую он не успел закончить, свидетельствовала о том, что на большее она и не надеялась. Тогда почему он предложил ей брак? И почему в течение недель и даже месяцев после ее неожиданного отказа он чувствовал себя выбитым из колеи? Неужели всему виной раненая гордость?

К счастью, он полностью оправился от потрясения и был благодарен миссис Деррик за ее отказ. Человек, который любит людей и детей, любит дурачиться и совершать безрассудные поступки? Ну конечно, он не являлся таким человеком. Сама мысль о том, чтобы дурачиться и совершать безрассудные поступки, была ему чужда. Однако на земле существовали люди и даже дети, которых он любил.

Человек, который не состоит целиком изо льда? Человек с сердцем?

Герцог устыдился собственных воспоминаний. С этими словами он так и не сумел примириться. Именно они причинили ему больше всего боли в те дни, когда он еще находился под впечатлением от всего случившегося тогда.

Мисс Магнус опоздала в церковь всего на пару минут, так что Вулфрик получил возможность сосредоточить все свое внимание на церковной службе. Он не осуждал выражения глуповатой гордости на лице Моубери, когда тот передавал свою сестру будущему мужу. Со свадьбы Морган прошло уже два с половиной года, а со свадьбы Фреи — все три. В обоих случаях он был потрясен охватившим его чувством утраты, особенно когда выдавал замуж Морган, любимую всеми малышку семейства Бедвин, которую обожали все без исключения… И даже он.

Герцог почти физически ощущал, что Кристина Деррик сидит через несколько рядов позади него, как будто она держала в руке длинное перо и водила им по его спине. Кончик пера вот-вот коснется его шеи, и тогда он непроизвольно вздрогнет.

Вулфрик впился взглядом в жениха, невесту и священника, напряженно вслушиваясь в каждое слово и ничего не слыша.

К сожалению, он слишком долго тянул время после того, как церемония завершилась. Когда он вышел из церкви, сэр Льюис и новоиспеченная леди Уайзман уже уехали в свадебной карете, а Моубери с матерью поспешили следом за ними в сопровождении остальных членов семьи, включая миссис Деррик. Ее исчезновение дало ему повод ощутить огромное облегчение. Вот только как теперь не явиться на свадебный завтрак, думал Вулфрик, если он даже не успел переговорить ни с Моубери, ни с его матерью? С его стороны это было бы невежливо, чего герцог Бьюкасл никак не мог допустить.

Ему на плечо легла чья-то рука.

— Бьюкасл, — сказал граф Китредж, — я, если не возражаете, поеду с вами и предоставлю свою карету молодежи.

— Рад услужить, — заверил его Вулфрик.

Герцог твердо решил, что высидит за свадебным завтраком, затем поздравит молодоженов, выразит благодарность леди Моубери и при первой же возможности ускользнет. В течение следующих нескольких дней он будет покидать Бедвин-Хаус исключительно для того, чтобы сходить в палату лордов или в клуб «Уайтс». Его кольнула мысль о том, что с его стороны это самая настоящая трусость, но герцог поспешно убедил себя в том, что просто собирается вести привычный образ жизни. В любом случае в это время года в столице не так уж много развлечений.

Несмотря на то, что большинство гостей Магнус-Хауса на Беркли-сквер еще не успели занять места за столом в бальном зале, который по случаю торжества переоборудовали в столовую, и прохаживались по холлу, приветствуя друг друга и обмениваясь впечатлениями, но Вулфрик не желал присоединяться ни к одной группе приглашенных. Он предпочитал оставаться в стороне от такого рода светского общения и с удовольствием нашел бы свое место, сел за стол и с холодным спокойствием наблюдал за происходящим, если бы ему не выпало несчастья прибыть в компании Китреджа.

— Ага, — воскликнул граф, вцепившись в рукав герцога, — вот человек, с которым я не прочь перекинуться парой фраз. Вы знакомы с ней, Бьюкасл, пойдемте.

Слишком поздно Вулфрик сообразил, что его ведут по направлению к Кристине Деррик, которая стояла в компании Элриков, Ринейблов и Джастина Магнуса.

Кристина сняла шляпку. Похоже, она недавно побывала у парикмахера, и теперь ее короткие волосы мягкими блестящими локонами обрамляли круглое очаровательное личико. Платье цвета голубиного крыла с отделкой из голубых кружев и бантов необыкновенно шло ей. Большинство дам безвозвратно потеряли бы свое лицо, облачившись в наряд такого приглушенного оттенка, но жизненная энергия Кристины Деррик, освещавшая молодую женщину изнутри, доминировала над темным цветом платья. Она смеялась над какими-то словами Магнуса, оживленная и невообразимо привлекательная.

А потом она заметила приближающихся джентльменов — и ее оживление мгновенно угасло, хотя на губах сохранилась улыбка.

— Миссис Деррик, — обратился к ней Китредж, предварительно с веселой сердечностью поздоровавшись с остальными. Он взял ее руку, склонился, так что затрещал его корсет, и запечатлел на ладони Кристины поцелуй. — Вы еще прекраснее, чем раньше, если такое вообще возможно. Правда, Бьюкасл?

Вулфрик проигнорировал вопрос графа. Он лишь поклонился Кристине и ее окружению.

— Мое почтение, — натянуто поздоровался он.

— Ваша светлость. — Кристина посмотрела ему прямо в глаза, хотя Вулфрик ждал, что она уставится на его подбородок или галстук. Что за нелепые мысли роятся у него в голове — она, вне всякого сомнения, оправилась от неожиданной встречи в церкви и ни за что не покажет своего смущения.

— Надеюсь, ваша матушка здорова? — осведомился герцог.

— Да, спасибо, — не отводя глаз, проговорила Кристина.

— А ваши сестры?

— Все хорошо, благодарю вас.

— Вот как, — пальцы Вулфрика непроизвольно нащупали ручку монокля, — рад слышать.

На этот раз ее глаза сползли на зажатый в его ладони монокль и тут же вновь встретили его взгляд. Однако выражение этих глаз изменилось: теперь они смеялись, хотя на лице у молодой женщины не было улыбки. Он и забыл эту ее удивительную способность улыбаться одними глазами.

— Моубери совершенно восхитительно переоборудовали бальный зал под столовую, — заметил Китредж. — Вы, быть может, согласитесь прогуляться со мной по дому, миссис Деррик, чтобы вместе полюбоваться цветочным убранством?

Кристина перевела взгляд на Китреджа и на этот раз действительно улыбнулась, причем совершенно обворожительно.

— С удовольствием. — Опершись на предложенную ей руку, она проследовала за графом.

За завтраком она сидела в кругу семьи. Вулфрик оказался на некотором расстоянии от нее и вынужден был развлекать беседой леди Хеммингс, сидевшую слева от него, и миссис Чесни, которая расположилась справа.

Как только закончился завтрак, герцог поздравил молодоженов, поблагодарил хозяев и пешком отправился домой, отослав карету, которая вместе со многими другими экипажами дожидалась на площади.

Вулфрик был раздражен. Он редко позволял себе поддаваться этому чувству, а если такое случалось, первым делом принимал меры, чтобы устранить причину раздражения.

Но как справиться с раздражением против женщины, которая упрямо отказывается покидать твои мысли и чувства, даже когда ты твердо уверен, что давно избавился от воспоминаний о ней? Как заставить себя не думать о чаровнице, которая улыбается слишком ослепительно и беседует с чрезвычайным оживлением даже со своими соседями по столу? Как справиться с женщиной, которая каждый раз, стоит тебе посмотреть на нее, смело встречает твой взгляд и выигрывает немой поединок, вскидывая брови, а потом одними глазами смеясь над побежденным?

Он до сих пор увлечен Кристиной Деррик, неожиданно осознал Вулфрик, выходя с площади. Двое кучеров, болтавшие на углу, испугались его пронзительного взгляда и бросились к своим экипажам.

Увлечен, будь он проклят! Он просто не мог совладать со своим влечением к ней. Он, черт возьми, влюблен. Он презирал эту женщину, не одобрял ее поведения и в то же время был по уши влюблен в нее, как зеленый юнец.

37
{"b":"5418","o":1}