1
2
3
...
47
48
49
...
72

Кристина сделала лучший реверанс, на который была способна с трехлетним ребенком на руках. Маркиза окинула Кристину взглядом с ног до головы, дав ей понять, что ее личность не представляет никакого интереса. Маркиз, который был вполовину меньше супруги, поклонился и пробормотал что-то нечленораздельное.

— Лорд и леди Эйдан Бедвин, — продолжал герцог, указывая на мрачного темноволосого джентльмена военной выправки, который был очень похож на брата, разве только пошире в плечах, и на хорошенькую молодую женщину с каштановыми волосами, которая одарила Кристину улыбкой, в то время как ее супруг вежливо поклонился.

— Миссис Деррик, — сказала леди Бедвин, — малышка вот-вот уснет.

— Лорд и леди Рэнналф Бедвин, — раздался голос герцога.

Лорд Рэнналф Бедвин совсем не походил на своих братьев, за исключением разве что некоторых фамильных черт, особенно формы носа. Он производил впечатление великана с густыми волнистыми светлыми волосами, отпущенными почти до плеч. При взгляде на него Кристина подумала о шотландских воинах. Его жена отличалась волнующей женственной красотой, ее огненного цвета локоны невольно притягивали внимание.

— Миссис Деррик, — проговорил лорд Рэнналф, блестя глазами, — леди Ринейбл думала, что вы сбежали.

— О нет, — рассмеялась Кристина, — просто няня не пережила бы сегодняшний день, не приди я ей на помощь. Два дня в одной карете с тремя детьми — испытание не для слабонервных.

— Маркиз и маркиза Холлмер, — объявил герцог Бьюкасл.

Сразу стало ясно, что к семейству Бедвин принадлежит именно маркиза. Это была небольшого роста молодая женщина, очень напоминавшая своего брата, лорда Рэнналфа. Ее также отличали фамильный нос и фамильная надменность.

— Миссис Деррик, — поздоровалась она, церемонно склонив голову, а ее муж, высокий светловолосый бог, поклонился и с улыбкой поинтересовался, как прошла поездка.

— Спасибо, милорд, хорошо, — ответила Кристина.

— Лорд и леди Аллен Бедвин.

Кристина сразу поняла, что лорд Аллен считался самым красивым из братьев. Стройный и темноволосый, с правильными чертами лица, которые не портил даже фамильный нос, и прищуренными то ли в насмешку, то ли из чистого наслаждения жизнью глазами. Это были глаза повесы. Элегантно поклонившись, он справился о самочувствии Кристины. Леди Аллен также была очень хороша — настоящая принцесса Златовласка.

— Мой дядюшка, кажется, знал вашего покойного мужа, миссис Деррик, — сказала она. — Позже, когда вы отнесете бедную малышку в детскую и устроитесь сами, я представлю его вам.

— Граф и графиня Росторн. — Герцог указал на последнюю пару в линии.

— Счастлив познакомиться с вами, мадам, — проговорил граф с едва заметным французским акцентом, вежливо кланяясь Кристине.

— Миссис Деррик, — произнесла графиня, — как мило с вашей стороны позаботиться об этой малышке, которая в самом деле выглядит очень усталой. — Она ласково провела по щечке Полин кончиками пальцев и улыбнулась, когда девочка взглянула на нее.

Если лорда Аллен можно было по праву назвать самым красивым из братьев, то юная графиня Росторн унаследовала красоту по женской линии. Темноволосая и по-девичьи стройная, она была великолепна.

Герцог Бьюкасл подал незаметный знак — быть может, изогнул бровь — ив зале появилась служанка, молча остановившись в нескольких футах от гостьи.

— Вас проводят в детскую, а потом в вашу комнату, — объявил герцог, — а через полчаса за вами придет кто-нибудь из слуг, чтобы проводить в гостиную на чай.

— Благодарю. — Кристина повернулась к нему.

— Когда Вулф говорит полчаса, — усмехнулся лорд Аллен, — он подразумевает тридцать минут.

Герцог выглядел неприступно и невозмутимо. Неужели этот человек несколько дней назад настаивал на ее приезде? Неужели это он пригласил всю семью Оскара только для того, чтобы она тоже приехала? Сейчас его глаза не выражали ничего, кроме холодной учтивости.

Боже, как она ненавидела себя! Честно говоря, Кристина не могла дождаться этой встречи. Неужели она стремилась обречь себя на мучения? Увидев его особняк и этот великолепный холл, познакомившись с его в высшей степени аристократическим семейством, увидев его в привычном окружении, Кристина остро осознала, что, если бы даже они с герцогом идеально подходили друг другу — чего не наблюдалось ни в малейшей степени, — они никогда не смогли бы жить вместе.

Тем более мысль о том, что она могла бы стать герцогиней Бьюкасл, звучала просто нелепо.

Кристина молча направилась к лестнице следом за служанкой. Неожиданно она почувствовала себя очень несчастной. Она представляла, как приедет в Линдсей-Холл в новом платье, исполненная достоинства и изящества утонченной леди, поприветствует герцога Бьюкасла вместе с Мелани и Берти, затем отстраненно улыбнется ему, держа ситуацию под контролем…

А вместо этого…

А вместо этого она успела вспотеть и раскраснеться, бегая между каретой Берти и входными дверями особняка. Шляпка сбилась, с левой стороны поля были на несколько дюймов ниже, чем с правой. Кроме того, поднимаясь по лестнице, Кристина обнаружила, что плащ ее задрался, а вместе с ним и платье, так что при ходьбе показывалась большая часть лодыжки, к счастью, закрытая новыми полуботинками.

Потом, войдя в дом, она в первую же секунду заговорила его хозяина…

В самом деле, заговорила. Причем это было так громко, что все собравшиеся могли слышать каждое слово. А потом она познакомилась со всеми его братьями, сестрами, их супругами и с невозможно высокомерной маркизой Рочестер, стоя перед ними в сбившейся шляпке, задравшемся плаще, с алыми щеками и с чужим ребенком на руках.

При этом воспоминании слезы навернулись на глаза Кристине. Ей удалось сделать все для того, чтобы раз и навсегда доказать герцогу Бьюкаслу, насколько она ему не подходит.

От этой мысли ей еще сильнее захотелось плакать.

Глава 15

Во время чаепития Вулфрик изо всех сил старался не обращать внимания на Кристину Деррик. Он позаботился даже о том, чтобы за ужином молодая женщина оказалась на противоположном конце длинного стола между Алленом и Джошуа, тогда как справа от него расположилась леди Моубери, а слева — леди Элрик, потому что не хотел, чтобы кто-нибудь из членов его семьи догадался, что эта женщина — почетная гостья.

Кристина, по своему обыкновению, была одета в простое вечернее платье бледно-зеленого оттенка с завышенной талией, короткими рукавами, скромным вырезом, украшенное по подолу лентой оборок. На ней не было драгоценностей, и волосы она уложила в строгую прическу. Этот неброский наряд очень шел ей, но даже влюбленный герцог понимал, насколько она уступает его сестрам, снохам и всем остальным присутствующим дамам. Тем не менее с того конца стола то и дело доносились взрывы смеха, особенно после того, как в разговор вступили Аллен с Джошуа. Вулфрик мог только догадываться о содержании их остроумной беседы, потому что не слышал ни слова.

Когда после ужина джентльмены присоединились к дамам в гостиной, миссис Деррик находилась в компании Евы, Рейчел и миссис Притчард. На секунду глаза Кристины и герцога встретились, и Вулфрик не удивился, увидев в них искорки смеха. Казалось, она хотела сказать ему, что ее попытка остаться незамеченной и со стороны понаблюдать за происходящим снова не удалась.

Вулфрик не удержал ее взгляда, обратив свое внимание на других гостей, и не успел он оглянуться, как непостижимым образом оказался вовлечен в наискучнейшее занятие — перелистывание нот для мисс Хатчинсон, которая играла на фортепиано искусно, но как-то нервно. Когда она закончила и выслушала положенные комплименты, герцог отошел и принял чашку чая из рук Джудит, которая взяла на себя роль хозяйки. Затем тетушка вызвала его на разговор, в котором также принимала участие мисс Хатчинсон, причем маркиза через пару минут притворилась, что ее зовет супруг, и удалилась, покачивая перьями в волосах.

Вулфрик заметил, что маркиз играл в карты с Уэстоном, леди Моубери и миссис Притчард и вряд ли вообще помнил о жене.

48
{"b":"5418","o":1}