1
2
3
...
54
55
56
...
72

От ее внимания не укрылось, что с другой стороны к озеру приближались семейные пары с детьми, которые стали свидетелями ее неподобающего поведения. Смеясь, она обернулась и увидела, как герцог Бьюкасл с невозмутимым видом, как будто он прогуливался по Бонд-стрит, спускается по холму.

— Как было бы замечательно просто скатиться по такому склону вниз! — крикнула она.

— Если вы не можете противостоять искушению, миссис Деррик, — ответил герцог, останавливаясь рядом с ней, — то поднимитесь обратно наверх и скатитесь. А я с удовольствием посмотрю.

В следующую секунду его брови удивленно поползли вверх, и он повернулся, услышав восторженные крики детей, которые высыпали на берег озера в сопровождении родителей.

— И мы тоже поднимемся на холм? — поинтересовался юный Уильям Бедвин у лорда Рэнналфа. — Я очень хочу подняться, папа.

— Наверх, — скомандовал своему отцу маленький Жак Эшфорд.

Дэнил Мор не стал даже спрашивать. Он бросился вверх по склону, пробежал немного, а потом развернулся и кинулся вниз, быстро перебирая маленькими ножками. На берегу озера он благополучно приземлился в объятия леди Фреи. Малыш тут же высвободился и снова побежал наверх.

Похоже, этому холму суждено было превратиться в площадку для игр. Герцог Бьюкасл некоторое время наблюдал за племянниками и племянницами с непроницаемым выражением лица, потом повернулся к Кристине и предложил ей руку. Однако его опередили Памела и Полин, которые обступили молодую женщину с двух сторон и, разом заговорив, а вернее, закричав, стали упрашивать ее посмотреть, как они будут взбираться на холм, хотя Мелани с Берти находились тут же неподалеку.

Кристина рассмеялась и послушно стала наблюдать за тем, как девочки понеслись к холму, взобрались наверх, а потом сбежали вниз на берег. Беатрис Бедвин упала первой. Малышка заплакала, но к ней тут же подскочил папа, посадил ее на плечи и стремглав помчался вверх по склону. Миранда Бедвин, которой не было еще и трех лет, упросила лорда Рэнналфа точно так же прокатить ее вверх и вниз по холму. Он подчинился и, когда они уже возвращались обратно, подбросил ее, отчего девчушка восторженно захохотала и стала просить еще.

Ханна Бедвин ходила кругами вокруг лорда Эйдана, хлопала в ладоши и смеялась, а потом, потеряв равновесие, неуклюже приземлилась на маленькую попку.

Шум стоял оглушительный.

— Филипп и Дейви хотят взобраться на самый верх, — во все горло прокричала Памела, подбегая к Кристине и хватая ее за руку, — и мы с Бекки тоже хотим. Пойдемте с нами, Кристина.

В этот момент Бекки взяла ее за другую руку, и Кристине даже в голову не пришло отказаться, хотя она только что спустилась с этого самого холма.

Вместе с двумя девочками она начала подниматься наверх, но на полпути остановилась, чтобы посмотреть, как мимо них с оглушительными воплями восторга проносятся старшие мальчишки.

— Знаете, — сказала Кристина, когда они оказались на вершине, — гораздо веселее будет не сбежать с этого холма, а скатиться по нему.

— Скатиться? — удивилась Бекки. — Как это?

— Нужно лечь на землю, соединив ноги и закинув руки за голову, а потом перевернуться — и вы покатитесь вниз. Никогда не видела более подходящего склона.

— Покажи нам, — попросила Памела.

— Хорошо, — согласилась Кристина, — я покажу, как это делается, но сама скатываться не буду, потому что взрослым леди так делать не пристало.

Девочки дружно расхохотались, и Кристина не смогла сдержать улыбки. Потом она растянулась на траве, демонстрируя, какое надо принять положение, чтобы легко скатиться с холма.

— Это очень просто, — говорила она, — если трудно будет сдвинуться с места, я легонько подтолкну вас, а потом уже…

Ее голос сорвался на крик. Послышался заливистый детский смех, и две пары маленьких ручек столкнули ее с холма. Кристина стремительно покатилась вниз. В первый момент она хотела остановиться, но по опыту знала, что так недолго и покалечиться. Даже если бы ей это удалось, страшно подумать, как бы нелепо она смотрелась, распластанная на траве.

В следующую секунду вопрос об остановке отпал сам собой. С бешеной скоростью Кристина катилась к берегу озера и громко кричала.

К тому времени как она достигла конца спуска, все мысли у нее в голове смешались, а крик превратился в хохот. Сильные руки поймали ее, и суровые серые глаза впились в нее грозным взглядом.

Обретя способность мыслить связно, Кристина осознала, чьи именно это глаза и руки, и увидела, что смеются все, кроме герцога Бьюкасла.

В этот момент снова раздались крики, и из деревьев выкатились две девочки. Правила игры тут же переменились: теперь все дети хотели непременно скатиться по склону, а Филипп с Дейви уже бежали наверх.

— Ну вот, миссис Деррик, вы и осуществили свое желание, — негромко произнес герцог Бьюкасл.

— Здорово придумано! — воскликнул лорд Рэнналф, который выглядел сейчас необыкновенно красивым.

— Я жутко завидую вам, — вмешалась в разговор леди Фрея. — Сто лет ничего подобного не делала, но сегодня меня ничто не остановит. Дейви, подожди-ка!

Кристина быстро поднялась, поправила шляпку и одернула юбку, попутно проверив, не собрала ли она с холма всю траву.

— Вулф, — окликнул брата лорд Аллен, — теперь, когда миссис Деррик показала детям, как надо развлекаться, и бросила вызов нашей Фри, почему бы тебе не показать ей озеро?

— С удовольствием, Аллен, спасибо, — коротко ответил герцог, — если миссис Деррик захочется.

— Разумеется, захочется, — рассмеялась Кристина и храбро приняла предложенную герцогом руку. — Сегодня я уже достаточно повеселила народ. — Она заметила, как граф Росторн подмигнул ей.

Герцог повел ее через рощу, и скоро шум и крики остались позади.

— Я просто показывала девочкам, как нужно лечь, чтобы скатиться с холма, — заговорила Кристина, чтобы нарушить воцарившееся молчание. — Они столкнули меня.

Бьюкасл ничего не ответил.

— Увы, я снова выставила себя на посмешище самым неподобающим образом. Ваши братья и сестры наверняка сочли меня недостойным созданием…

Герцог по-прежнему молчал.

— И вы, должно быть, разделяете их мнение.

В следующее мгновение он незаметно проделал что-то с ее рукой. Что бы это ни было, но Кристина оказалась прижатой к стволу дерева, а над ней нависло мрачное лицо герцога. Он выглядел весьма опасным. Его рука опиралась о ствол рядом с ее головой.

— А вам не все равно, миссис Деррик? — осведомился он. — Разве вам важно мое мнение?

Кристине было вполне ясно, что он думает по поводу ее поведения. Он разгневан. Он считает ее вульгарной и неженственной. Только что она с блеском продемонстрировала эти качества всей его семье. А ведь герцог оказал ей честь, пригласив в Линдсей-Холл. Своим поступком она бросила тень и на него тоже.

Внезапно ей на память пришли слова Гермионы, сказанные прошлым вечером.

— Нет, — сказала она, хотя в глубине души чувствовала, что ей далеко не все равно. Ей в самом деле было важно его мнение.

— Я так и думал. — Его лицо снова приняло холодное выражение.

— Вы просто не любите детей, так ведь? — Кристина тряхнула кудряшками. — И точно так же вам претит все, что связано с детством, переизбытком чувств и наслаждением жизнью? Холодное непоколебимое достоинство — это все, ради чего вы живете. Естественно, мне безразлично мнение такого человека.

— В любом случае я его выскажу, — проговорил герцог, и в глазах его зажегся огонек, свидетельствовавший о сдерживаемом гневе. — Я считаю, миссис Деррик, что вы родились на свет, чтобы нести радость в жизнь других людей. Кроме того, я убежден, что вам не следует думать, будто вы хорошо знаете меня.

— О! — Кристина откинула голову назад и прижалась к стволу дерева. — Ненавижу, когда вы так поступаете. Стоит мне только понадеяться, что назревает хорошая ссора, как вы вставляете мне палки в колеса. Что, во имя неба, вы хотели этим сказать?

— Только то, что вы совершенно меня не знаете, — ответил он.

55
{"b":"5418","o":1}