ЛитМир - Электронная Библиотека

— В таком случае час наедине с ним, — сказала она. — Победительницей станет та, кто первая добьется этого. И кто знает… Может быть, герцог влюбится в эту девушку и сделает ей предложение. Я считаю, в этом нет ничего невозможного. Кто участвует?

Леди Ровена, Мириам, Берил, ее сестра Пенелопа и Харриетт Кинг — все выразили готовность принять участие в споре под аккомпанемент визга, смеха и снисходительных улыбок со стороны пожилых леди, которые чинно интересовались тем, что так развеселило дочерей.

— Ничего, — отозвалась Харриетт Кинг, — совсем ничего, мама. Мы просто обсуждали джентльменов, которые ожидаются на празднике.

Кристина тоже улыбнулась. Неужели и она была когда-то такой же глупенькой? Она вышла замуж за Оскара после двух месяцев знакомства, в основном потому, что он был красив, как греческий бог — так о нем отзывались окружающие — и она до безумия влюбилась в него.

— А ты, Кристина? — спросила Одри, когда пожилые дамы вернулись к своим разговорам. Было принято единодушное решение, что Одри не будет делать ставку — по одной гинее от каждой участницы, причем вся сумма должна была перейти победительнице или, если таковой не окажется, поровну поделена между девушками по истечении двух недель.

Кристина удивленно ткнула себя в грудь пальцем и вскинула брови.

— Я? О нет, что ты, — рассмеялась она.

— Не понимаю, почему ты не хочешь поучаствовать. — Одри склонила голову набок и внимательно посмотрела на кузину. — В конце концов, ты вдова, а не замужняя дама, да и кузена Оскара не стало больше двух лет назад. Ты еще не очень старая. Вряд ли тебе исполнилось тридцать.

Остальные юные леди собрались в кучку, чтобы своими глазами взглянуть на женщину, которой вот-вот стукнет тридцать. Их молчание красноречивее слов свидетельствовало о том, что в ее возрасте нет ни малейшего шанса завладеть вниманием герцога, тем более на целый час.

— Не вижу смысла платить за то, чтобы в течение целого часа тебя пытались превратить в сосульку, — сказала Кристина.

— Пожалуй, ты права, — согласилась с ней Одри.

— Вы ведь дочь сельского учителя, не правда ли, миссис Деррик? — с явным презрением в голосе осведомилась Харриетт Кинг. — Осмелюсь предположить, что вы просто боитесь проиграть пари.

— В самом деле, — с улыбкой согласилась Кристина — вопрос, как она поняла, был чисто риторическим. — Но еще больше я боюсь выиграть. Что же я буду делать с герцогом?

На минуту воцарилось молчание, вслед за которым раздался смех.

— Я могла бы предложить парочку вариантов. — Мириам Данстан-Латт тут же покраснела от собственных опрометчивых слов.

— Хватит. — Одри подняла руку, призывая всех к тишине, затем проверила, не слышит ли их кто-нибудь из другой группы. — Я не могу допустить, чтобы ты не участвовала в споре только из-за того, что боишься выиграть, Кристина. Я внесу за тебя гинею, то есть поставлю на тебя. По-моему, это само по себе рискованно, ведь женщинам вообще нельзя делать ставки?

— Можно, если об этом не знают мужчины, — хихикнула Берил Чизолм.

— Ты потеряешь свою гинею, уверяю тебя, — заметила Кристина, смеясь и думая о том, как отреагировал бы герцог Бьюкасл, если бы узнал, что творится сейчас в желтой гостиной.

— Может быть, — согласилась Одри, — но я подозреваю, что не выиграет никто, и тогда мои деньги целыми вернутся ко мне. Конечно, раз речь идет не о том, чтобы заставить герцога сделать предложение, а лишь о том, чтобы вовлечь его в продолжительную беседу, я сама могла бы поучаствовать, но не стану этого делать. Семь гиней — не такое уж большое вознаграждение. Кроме того, Льюис может начать ревновать, и не буду же я оправдываться тем, что хотела выиграть пари.

Из-за дверей донесся звук колокольчика, оповещавший о том, что все гости в сборе и ожидаются в большой гостиной для чая.

— Так, значит, ты никогда не видела герцога Бьюкасла? — спросила Харриетт Кинг у леди Сары.

— Нет, — призналась та, — но если он герцог, то, должно быть, красив.

— А я вот видела его, — Харриетт взяла подругу под руку, готовясь покинуть желтую гостиную вместе с ней, — и, в принципе, не стала бы стараться очаровать его. Но не могу же я допустить, чтобы меня обставила овдовевшая дочка деревенского учителя, которой уже около тридцати!

Юные леди удалились под ручку. Одри посмотрела на Кристину и состроила гримаску.

— О, дорогая, боюсь, они вышли на тропу войны, — сказала она. — Ты ведь теперь тоже не можешь не принять вызов, правда? Ты просто обязана выиграть для меня деньги.

Ровена Сиддингс взяла Кристину под руку, и они вдвоем вышли из комнаты.

— До чего мы все смешны, — сказала Ровена. — Будем участвовать в споре, миссис Деррик, или ограничимся тем, что станем любоваться этим великим человеком издалека?

— Думаю, я буду держаться от герцога подальше и смеяться над ним издалека, если выяснится, что он в самом деле такой напыщенный и претенциозный, как о нем говорят, — отозвалась Кристина. — Я не люблю величие, которое зиждется ни на чем.

— Как смело с вашей стороны, — улыбнулась Ровена, — смеяться над герцогом Бьюкаслом.

Или над самой собой, подумала Кристина, за то, что позволила втянуть себя в эту глупую детскую затею, когда все, что от нее требовалось, это твердо сказать «нет» Мелани два дня назад или решительно отказать Одри.

Глава 3

Гостиная уже была полна джентльменов. Кажется, домашний праздник может считаться официально открытым. Если он не начался, то не может и закончиться, так ведь?

«А не рано ли я стала считать дни до возвращения домой?» — подумала Кристина.

Первым, кого она увидела, был Джастин Магнус, младший брат Мелани. Молодой человек улыбнулся и помахал ей рукой. Он был занят беседой с леди Чизолм, а эта дама любила поговорить. Кристина тоже улыбнулась и помахала ему в ответ. Небольшого роста — он был на полголовы ниже ее, — худощавый и неброский внешне, Джастин тем не менее обладал обаянием, умом и чувством юмора, которые располагали к нему людей. Он всегда одевался с отменным вкусом и изяществом — в отличие от своего бедного старшего брата Гектора. Джастин предложил Кристине стать его женой на том первом домашнем празднике много лет назад. Но после того как она отказала ему и вместо этого вышла замуж за Оскара, он стал ее другом, и с годами их дружба становилась все крепче, пока наконец на несколько лет, предшествовавших смерти Оскара, он не превратился в ее единственного друга. Во всяком случае, единственного доступного друга. Ее семья была далеко. Джастин единственный не верил ужасным слухам о Кристине, даже последнему, самому чудовищному. Он был единственным, кто заступился за нее, хотя ни Оскар, ни Бэзил, ни Гермиона не верили ему. С тех пор Джастин оставался близким ей человеком.

Потом Кристина увидела Бэзила. Среднего роста и хрупкого телосложения, с редеющими волосами и лысиной на макушке, с узким лицом и скорее правильными, нежели красивыми чертами лица, виконт Элрик всегда уступал младшему брату в том, что касалось внешности. Кроме того, он был более чем на десять лет старше Оскара, которого обожал.

Бэзил не стал делать вид, что не заметил Кристину, хотя она в глубине души допускала, что такое может произойти. Он поклонился с достоинством, а потом, последовав примеру Гермионы, отвернулся и заговорил с пожилым джентльменом, в котором Кристина узнала графа Китреджа. Тот и словечком с ней не перекинулся.

Кристина поискала самый укромный уголок в комнате. Пора было приступить к исполнению обязанностей критичного наблюдателя, роль которого она намеревалась играть в ближайшие две недели. Если ей повезет, то за это время никто не обратит на нее внимания.

К счастью, она нашла такой уголок и села на стул до того, как в гостиной появился герцог Бьюкасл, — Кристина страшилась встречи с ним после того злополучного инцидента с лимонадом. Хотя чего ей бояться? Что он набросится на нее или прикажет армии слуг оттащить ее в ближайший суд, где ей предъявят обвинение в покушении и нанесении повреждений его глазу?

7
{"b":"5418","o":1}