ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

12 мая 2015 года

Москва, Кремль

Экстренное заседание Совета безопасности РФ

– …В Краснодарском крае введен и действует оперативный план Сирена, – монотонно докладывал директор ФСБ, глядя в экран лежащего на столе IPad 3, удобство которых заключалось в том, что можно было настроить бегущую строку, большие буквы и голосовой анализатор, то есть ты читал, а компьютер распознавал твой голос и подстраивался под тебя, исполняя роль суфлера, – на сегодняшний день проверено восемьсот девяносто три человека, задержано до выяснения личности двести семнадцать…

– По каким статьям задержаны? – осведомился президент.

Директор внутренне сжался, готовый принять удар начальственного гнева.

– Пока за проживание без регистрации…

– Отлично, – резюмировал президент, – поймали двести семнадцать гастарбайтеров. Вам что, больше заняться нечем? Почему вы выполняете работу полиции?

– Господин президент, согласно внутреннему распоряжению от одиннадцатого года все лица, подозреваемые в совершении тяжких и особо тяжких антигосударственных преступлений, задерживаются для выяснения личности в целях предотвращения раскрытия…

Президент устало махнул рукой:

– Предотвращения раскрытия – отлично сказано. Раскрытием у вас, как я вижу, и не пахнет. Хоть одного террориста оставили в живых?

– Так точно, господин президент, – на сей раз Директору было чем похвастаться, обычно в живых террористов не оставляли. Отмена смертной казни сыграла отрицательную роль – если раньше все знали, что террориста расстреляют, то теперь наученные горьким опытом девяностых силовики знали, что родственники подонка захватят в Чечне заложников, начнут предъявлять требования, их выполнят, и кровавый ублюдок выйдет на свободу. Да еще и мстить начнет – тоже прецеденты бывали, одно дело Буданова чего стоит. Так что «во избежание» террористов оставляли в живых в самых редких случаях, стреляя на поражение, даже если террорист поднял руки или бросил автомат. Добивали раненых. Официальное оправдание этому – возможность наличия пояса шахида.

– …один из террористов взят живьем.

– Дагестан? – устало спросил президент.

– Никак нет. Уфа.

– Что?!

– Так точно, Уфа. Установить удалось как Пехотина Даниила Викторовича, восемьдесят седьмого года рождения. Место рождения – город Уфа, по национальности записан как русский. Ни на каких учетах не состоял. Уехал в Москву поступать в театральный, после этого родственники не имели о нем никаких сведений. УФСБ по Республике Башкортостан отрабатывает его уфимские контакты, УФСБ по Москве и Московской области ведет работу здесь. Пока ничего.

– Он что-то сказал?

– Нет. Молчит.

– А женщина, совершившая самоподрыв?

– Установлена как Яршанская Полина Владимировна, девяностого года, город Уфа. Мы предполагаем, что это гражданская супруга Пехотина. Мы показали ему ее останки в морге. Он не раскололся…

Уже на выходе из зала, где состоялось заседание Совета безопасности, одного из высокопоставленных чиновников кивком отозвал в сторону неприметный, скверно для Кремля одетый человек. Когда чиновник – лет пятидесяти, среднего роста, до сих пор не имеющий ни единого седого волоса в черных как смоль волосах – наклонился к этому человеку, тот прошептал ему на ухо:

– Сергей Сергеевич приглашает вас на восемь.

– Куда?

– В клуб…

Чиновник мысленно выругался. У него на вечер были планы. Но отказаться от такого приглашения означало загубить свою карьеру. Сергей Сергеевич никогда никого не приглашал. Он приказывал явиться…

Ровно без десяти восемь на одной из развилок в ближнем Подмосковье свернула с раздолбанного шоссе на идеальную, ледяной гладкости дорогу бронированная черная «Ауди» с номерами, на которых вместо цифрового кода региона был большой российский флаг. Машина покатилась мимо высаженных по обе стороны дороги пирамидальных тополей, которые тут совсем были не к делу. Пирамидальные тополя плохо выдерживали климат Подмосковья, и прошлой зимой едва ли не половина из них вымерзла. Но весной из теплых стран были привезены и высажены в суровую подмосковную землю ровно столь же взрослых тополей – для них заказали рейс самолета. Просто хозяин и этой дороги, и этого клуба был человеком чрезвычайно упрямым, даже упертым – и если он решал, что тут должны быть пирамидальные тополя, как он видел в одной далекой стране – значит, так оно и будет, если даже придется пересаживать их каждый год.

Бронированная «Ауди» подкатила к роскошной парадной лестнице. Этот дворец был новоделом, но без малейшего китча, дворянская усадьба начала двадцатого века – но сделанная с незаметным присутствием технологий века двадцать первого. За два года этот клуб стал одним из самых популярных мест среди деловой и политической элиты Москвы.

Чиновник вышел из машины – он до сих пор занимался спортом, и поэтому из машины он вышел, а не выгрузился. Легко взбежав по ступенькам, он сбросил плащ на руки милой даме и ни единого взгляда не кинул на тусующийся у входа цветник гламурных проституток, бросающих на него зазывные взгляды.

Не его масть потому что.

Сергей Сергеевич ждал его в одном из приватных кабинетов на втором этаже – нет, не том, где установлены шесты и зеркальный пол, – а вполне нормальном кабинете для ведения деловых переговоров. Сергей Сергеевич, кряжистый, с грубым крестьянским лицом и перхотью на костюме за двадцать тысяч долларов – ел рыбу, а рядом с ним сидел человек, которого чиновник знал как представителя нынешней администрации США, который мотался по свету, тайно улаживал конфликты и сглаживал – или, наоборот, обострял отношения. Перед ним стоял только стакан свежевыжатого апельсинового сока, из которого он не пил.

Состояние Сергея Сергеевича – еще в то время, когда он находился на госслужбе – оценивалось в два миллиарда долларов. Чиновник точно знал, что он разворовал в несколько раз больше. И до сих пор обладал такой властью, что с ним считались даже американцы.

Чиновник несколько минут простоял перед столом как проситель, пока Сергей Сергеевич не махнул рукой – садись давай…

Чиновник сел. Официант не появился, не предложил меню.

– Что у нас там по Сочам? – недовольно спросил Сергей Сергеевич, не переставая чавкать. – Опять проворонили…

Чиновник отлично знал, что здесь не Совет безопасности и стандартным «работа ведется» не отговоришься. Вот этот, не умеющий себя вести ублюдок, стоит только ему глазом моргнуть – и тебя вышвырнут. Ворон ворону глаз не выклюет, но из гнезда выкинет. Вышвырнут из власти, из кабинета, с должности… вышвырнут навсегда. И то, что у тебя состояние в полмиллиарда долларов, не значит ровным счетом ничего.

Чиновник злобно глянул на сидящего напротив невозмутимого американца. Им хорошо… сволочам. У них если партия проиграла на выборах – тебя устроят в какой-нибудь фонд или преподавать… до следующих выборов. А у нас все не так… отнюдь не так. Если ты падаешь – это сигнал «фас!». И на тебя накинутся все, кого ты сам сожрал, подставил, кинул, переехал, ограбил до нитки без всякой жалости. У тебя отнимут все, сделают изгоем, пустят по миру – и только потом, скорее всего, убьют. В России выпадение из обоймы, выпадение из власти – это всего лишь начало долгого, очень долгого пути на Голгофу. А как думаете – почему та же Единая Россия власть не отдает? Почему людям, у которых в загашнике по несколько миллионов долларов как минимум, эта власть нужна? Да просто жить хочется…

– Удар пришел, откуда не ждали. Эти ублюдки были русскими.

– Русскими?

– Так точно, – ответил чиновник Сергею Сергеевичу, точно так же он ему отвечал, когда они вместе служили в одной из африканских стран.

– Б…и, – выразил свое мнение Сергей Сергеевич, – твари конченые. Ублюдки, так их мать, скоты, паразиты…

Сергей Сергеевич очень любил Россию и русских. Где еще можно годами безнаказанно воровать и паразитировать? Сообщение о том, что теракт совершили русские, Сергей Сергеевич воспринял как личное предательство.

10
{"b":"541804","o":1}