ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не прекращая есть рыбу, Сергей Сергеевич кивнул американцу – и тот положил перед чиновником маленькую карту памяти.

– На, глянь… – сказал Сергей Сергеевич.

Чиновник достал свой наладонник «Самсунг», подключил карту. Начал наскоро листать страницы, чувствуя, как холодная струйка пота течет меж лопаток…

Ублюдки траханые…

Данные представляли собой аналитический доклад ЦРУ, который был положен на стол президенту. Американскому президенту, естественно. С доказательствами – такими, от которых не отмахнешься.

Переводы. Отправитель – компании, контролируемые фондами, принадлежащими королевским семьям Кувейта и Саудовской Аравии. Те же самые фонды, которые контролируют и финансируют Аль-Каиду, те же самые фонды, в которых американскими партнерами саудовских нефтемагнатов выступает техасская семья Бушей. Получатели – офшорки на Каймановых островах, на острове Мэн, лихтенштейнские анштальты. Про часть из них чиновник знал, кому они принадлежат, часть – нет…

– Меня здесь нет, Сергей Сергеевич… – сказал чиновник, и голос его подрагивал.

– Знаю, что нет… – Сергей Сергеевич улыбнулся перепачканными белым соусом губами, – иначе бы с тобой разговаривали другие люди и в другом месте. Вот такой вот… союз православия и ислама против американской гегемонии. Ты дальше почитай…

Чиновник начал читать дальше. Тайная встреча… вот ублюдки, так вот почему они в Абу-Даби всей толпой намылились. Все еще удивлялись – ездили ни по что, привезли ничего. Материалы аудиоконтроля, данные слежения с беспилотников, списки участников…

– Вова… – злобно прошептал чиновник, моментально исполнившись самой лютой ненависти, – убью гада…

Ненависть такая имела основания – Вова был не просто его заместителем. В прошлом он был и гомосексуальным партнером чиновника. Так что это тоже было в некотором роде личное предательство…

Так вот что он творит, с. а! Он под его место копает! Тварь подкожная! Правильно, если консорциум по Черному морю сорвется – им всем… жопа придет. А во всем мире нет более заинтересованных людей в срыве освоения Черного моря, чем нефтяные шейхи Персидского залива.

Господи, это же государственная измена! Предательство Родины!

– Надо идти к Папе… – сказал чиновник, и голос его дрогнул.

Сергей Сергеевич недобро прищурился.

– Третий сверху. Анштальт Ровере – как думаешь, чей?

Чиновник испугался. До боли в голове испугался…

– Да, да… Ее.

– Так что же, выходит – все? – жалобно спросил чиновник.

– Ничего не все… – сказал Сергей Сергеевич и вдруг перешел на английский, который он выучил в Военно-дипломатической академии. – Наши американские друзья имеют свой интерес в проекте, с которым придется считаться всем. И в России у нас есть союзники, причем на самом верху. Мы просто должны нанести ответный удар, такой, который сделает претензии наших конкурентов несущественными. Ведь так?

– Совершенно верно, сэр, – поддакнул американец.

– И именно поэтому, – продолжил Сергей Сергеевич на английском, – мы должны предпринять ряд шагов, как в нашей стране, так и за ее пределами. Москвой займусь я, в то же время ты должен выйти на контакт с известным нам обоим человеком и договориться об активных действиях против наших противников. Направления – Кувейт, Саудовская Аравия, Катар. Это нужно сделать не далее чем завтра к середине дня. Ты все понял?

– Да, но…

– Никаких но. Самолет во Внуково ждет.

– Но он захочет долю!

– У него и так есть доля. Намекни ему на то, что он жив только потому, что мы позволяем ему жить.

Чиновник покрылся холодным потом. У человека, к которому он направлялся, был личный зоопарк. И в нем были львы…

– Ты еще здесь?

Отодвинув стул, так что тот чуть не упал, чиновник вылетел из кабинета.

Сергей Сергеевич вытер пальцы о скатерть и сказал американцу:

– Все будет хорошо…

Американец несколько натянуто улыбнулся.

Американец вышел из клуба через час, с трудом отбоярившись от проституток в вестибюле. Любая из них в США могла бы ходить по подиуму, но американцу не нужны были неприятности. Их у него хватало и без этого – надо было докладывать президенту. А на носу уже выборы…

Водитель – темнокожий морской пехотинец из охраны посольства – захлопнул за ним дверь.

– В аэропорт, сэр? – осведомился он.

– Да…

Посольский кадиллак плавно тронулся…

Американец был в России уже не первый раз, первый раз он побывал в ней еще совсем салагой, молодым капитаном, когда инспектировал процесс разоружения. Русские гильотиной, подвешенной на кране, крушили свои ракеты и стратегические бомбардировщики, взрывали ракетные шахты, а директор одного из заводов в центре России, который раньше выпускал крылатые ракеты, а теперь выпускал велосипеды – спрашивал, нельзя ли наладить поставки этих велосипедов в США. Тогда старший в миссии, бригадный генерал Бейтс, спросил, какую прибыль они получают от производства велосипедов, а русский директор завода спросил: а что такое прибыль?

Перемены, произошедшие с тех пор в мире, были ужасающими – правда миром, как чаяли тогда они, инспекторы по разоружению в далеком девяностом и не пахло.

Русским больше не надо было объяснять, что такое прибыль; по приблизительным оценкам ЦРУ за двадцать пять лет реформ из страны было вывезено восемьсот миллиардов долларов. Каждый из чиновников, с которыми он встречался, имел личный счет, количество денег на котором исчислялось как минимум восьмизначной цифрой. Эти люди были как рак, как чума – но зараза быстро распространилась, и теперь, возвращаясь к себе домой, он видел те же разнузданные и бесцеремонные методы ведения дел, циничное и наплевательское отношение к закону, к обществу – когда для буквы закон соблюдается, на деле же получается точная противоположность тому, ради чего этот закон был создан. Аресты, посадки ничего не решали в России, ничего не решали они в США, на место одних просто приходили другие, еще и голодные. Что-то сломалось, что-то фундаментальное разрушилось в самом обществе, в самом мироустройстве в девяностые, которые теперь все считали десятилетием почти что раем на земле. Американец как человек осведомленный и думающий считал это чем-то вроде пира перед началом чумы…

Когда американец только учился – его учили, как в случае необходимости снести ядерным оружием СССР, обратить его в прах и пепел. Теперь он иногда с ужасом ловил себя на мысли, что уже ничего не исправить, для того чтобы исправить, надо снести ядерным оружием весь мир, включая его собственную страну. Чтобы дать тем немногим, кто выживет, шанс начать новую жизнь людьми…

Кадиллак резко затормозил – и морской пехотинец за рулем забарабанил по клаксону, изрыгая русские ругательства. Американцы в России очень быстро учились…

Ночь на 13 мая 2015 года

Чеченская Республика

Кипенно-белый, с гордым золотистым гербом на борту Дассо Фалкон девятьсот особого авиаотряда государственной авиакомпании «Россия» – посвистывая моторами, заходил на посадку, на длинную бетонную полосу, огражденную высоким забором из сетки рабицы. По обе стороны полосы иссиня-белым светом горели фонари, подсвечивающие полосу, – и казалось, что прямо здесь, в угрюмых кавказских предгорьях, вдруг появилась светлая, ведущая к Аллаху дорога. Вот только дорога эта вела, скорее, к Даджалу[12].

Одинокий сидящий в салоне человек еще раз приложился к бутылке дорогого «Курвуазье» – он пил прямо из горла, с ненавистью глянул в иллюминатор. Львы… Здесь были львы, несколько львов, специально привезенных из Африки. Человек, который держал Республику и большую часть Кавказа, где-то вычитал, что несколько тысячелетий назад на территории Кавказа водились львы, здесь была северная граница их ареала. С тех пор этот человек буквально заболел львами, у него было несколько львов, львов в своих домах завели и сподвижники этого человека, и он вынашивал идею выпустить львов на волю и создать колонию львов на Кавказе. Зная этого человека, не стоило сомневаться в том, что рано или поздно он это сделает. Перед его домом висел огромный транспарант, там было выбито изречение имама Шамиля: «Тот не мужчина, кто думает о последствиях»…

вернуться

12

Сатана в Исламе.

11
{"b":"541804","o":1}