ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, Каро. – Он наморщил лоб, заметив, что она включила защитный режим.

– Лицо, упомянутое вами этим утром, находится внизу, на уровне вестибюля и просит вас уделить ему время.

Рорк поспорил сам с собой на полмиллиона, что Труди Ломбард свяжется с ним еще до полудня. Теперь он поставил удвоенную сумму на то, что она успеет заявить о своих истинных намерениях прежде, чем он вышвырнет ее пинком под зад.

– Она одна?

– По всей видимости, да.

– Пусть подождет еще десять минут, а затем проводите ее наверх. Не вы лично, пошлите ассистентку, Каро, и, пожалуйста, кого-нибудь из молодых. Да, и пусть поостынет в приемной, пока я вам не позвоню.

– Хорошо. Хотите, я вам перезвоню через несколько минут после ее прихода?

– Нет. – Рорк улыбнулся, но это была недобрая улыбка. – Я сам от нее избавлюсь. Лично.

Он с нетерпением ждал.

Проверив время, он поднялся, подошел к стеклянной стене, за которой открывалась панорама башен и небоскребов города. Сейчас эту великолепную панораму скрывала пелена дождя. Уныло-серого холодного дождя, сыплющегося с уныло-серого холодного неба. «Холодное, мокрое дерьмо», – вспомнилось ему.

Что ж, они с Евой на своей шкуре испытали, каково это, когда сверху на тебя падает дерьмо. Жизнь сдала им скверные карты и не дала ставок, чтобы этими картами играть. И оба они – каждый по-своему – в этих безнадежных обстоятельствах сумели выиграть. Блефуя, прокладывая себе дорогу кулаками и – по крайней мере, в его случае – жульничая, они сорвали банк перед самым закрытием заведения.

Но впереди всегда была новая игра, и в ней предстояло одержать победу. Всегда маячил где-то новый игрок, готовый на любые грязные трюки, чтобы затребовать долю. Или забрать все.

Ну что ж, подумал Рорк, значит, будем драться. Он был не только готов, он с нетерпением предвкушал возможность самому пустить в ход грязные трюки.

Увы, он не мог вернуться в прошлое и избить Евиного ублюдочного папашу до состояния кровавого месива. Он не мог заставить страдать мертвых так, как Ева до сих пор страдала. А тут судьба кинула ему прямо в руки шанс – пусть всего лишь суррогат, но в образе и во плоти мамаши Ломбард. Словом, Труди Ломбард ждал очень неприятный сюрприз.

Рорк не сомневался, что, когда она выползет из его кабинета, ей и в голову не придет ползти в сторону Евы.

Он отвернулся от окон и оглядел кабинет. Он сам сделал это помещение таким. Он хорошо представлял себе, что увидит Труди Ломбард, когда войдет сюда после серого и холодного дождя на улице. Она увидит власть и богатство, простор и роскошь. Она почует запах денег, хотя… Скорее всего, она уже составила себе примерное представление о том, какой куш стоит на кону.

Конечно, это представление не будет максимально впечатляющим, думал Рорк. Он хотя и перешел на легальное положение, но еще не был готов выложить на публичное обозрение все, что было у него в карманах.

Он держал бухгалтерские книги в своем потайном кабинете и обновлял их раз в квартал. Ева имела к ним доступ в любой момент, если бы у нее вдруг возник интерес. Но у нее не возникнет интереса, с улыбкой сказал себе Рорк. Она начала постепенно привыкать к его деньгам, хотя и с большим трудом.

Хотел бы он знать имена богов, которые взглянули на него с небес в тот день, когда он встретил ее. Если бы он мог сложить все, что сделал, все, чего добился, все, чем владел, на одну чашу весов, она все равно не перетянула бы драгоценного дара встречи с Евой.

Поскольку Рорк хотел еще немного потянуть время, он сунул руку в карман и потер пуговицу, ту, что оторвалась от ее костюма в день их первой встречи.

Интересно, подумал он, когда она придет в себя настолько, что сообразит, с какой целью явилось к ней это привидение из прошлого?

А как только сообразит, усмехнулся он, сжимая пуговицу в руке, она разозлится до чертиков.

Решив, что время подошло, Рорк вернулся к столу, сел и вызвал секретаршу по интеркому:

– Можете пригласить ее войти, Каро.

– Да, сэр.

В эти последние мгновения перед встречей Рорк обуздал то, что бушевало у него внутри. То, что требовало рубки до крови и кости.

Она оказалась именно такой, как он и ожидал: он ведь прошлой ночью провел исследование. Крупная, массивная, с тщательно уложенными волосами и довольно привлекательным, умело подкрашенным лицом. Кое-кто назвал бы ее «славной бабой».

На ней был костюм пурпурного цвета с блестящими золотыми пуговицами и юбкой до середины колена. Хорошие туфли, каблук разумной высоты. Духи крепковаты: сильный розовый запах.

Рорк поднялся на ноги и вежливо улыбнулся, протянул руку, хотя и остался за столом. Это давало ему стратегическое преимущество.

– Миссис Ломбард.

Гладкая, подумал он. Гладкая и мягкая, но он не сказал бы, что слабая.

– Я вам так благодарна, что уделили мне время. Я знаю, у вас, должно быть, очень напряженное расписание.

– Вовсе нет. Я всегда рад знакомству с… близкими моей жены. Спасибо, Каро.

Рорк знал, что его сухой тон сам по себе подскажет секретарше: кофе не предлагать. Каро сдержанно поклонилась и вышла, закрыв за собой дверь.

– Садитесь, прошу вас.

– Спасибо. Спасибо большое. – Ее голос звенел энтузиазмом, глаза восторженно горели. – Я не была уверена, что малышка Ева – извините, я до сих пор ее так называю – упомянет обо мне.

– А вы полагаете, что она о вашем появлении умолчала?

– Видите ли, я ужасно переживаю из-за того, что произошло вчера. Я повела себя совершенно неправильно.

Она прижала руку к сердцу.

Рорк заметил, что у нее длинные, хорошо ухоженные ногти, покрытые ярко-красным лаком. На правой руке блеснуло кольцо – довольно массивный золотой перстень с крупным аметистом. И такие же серьги. Хорошо подобранный, хотя и не блещущий фантазией ансамбль, подумал он.

– И как же именно вы себя повели? – спросил он вслух.

– Признаюсь, я выбрала неправильную тактику. Я только потом поняла, что надо было сначала связаться с ней по телефону. А я вместо этого взяла и вломилась без предупреждения, так сказать, головой вперед. Такая уж у меня привычка. Я слишком импульсивна, особенно когда речь идет о чувствах. Еве в то время очень нелегко пришлось, и когда я свалилась ей как снег на голову, без всякого предупреждения, должно быть, она разволновалась. Я ее расстроила. – Теперь она прижала руку к губам, и в ее глазах заблестели слезы. – Вы представить себе не можете, что творилось с этой бедной малышкой, когда она ко мне попала. Комариные мощи, непонятно, в чем душа держится. Тени почти не отбрасывала и при этом тени своей боялась, представляете?

– Да, я представляю.

– И теперь я чувствую себя виноватой. Надо было мне раньше подумать. Теперь-то я понимаю: увидев меня вновь, бедняжка все вспомнила. Все те ужасные дни, что ей пришлось пережить, прежде чем она вновь оказалась в безопасности.

– Значит, вы пришли ко мне, чтобы я мог передать ей ваши извинения. Буду счастлив это сделать. Хотя, я думаю, вы переоценили свое воздействие на мою жену. – Рорк откинулся на спинку кресла и слегка повернулся в нем. – Мне показалось, что она была немного раздражена неожиданным визитом. Но расстроена? Я бы так не сказал. Поэтому прошу вас, не волнуйтесь понапрасну, миссис Ломбард. Надеюсь, вы хорошо проведете время в городе, каким бы кратким ни был ваш визит, прежде чем вернетесь домой.

Он указывал ей на дверь – недвусмысленно, хотя и вежливо. Деловой человек, мимоходом стряхивающий ворсинку с лацкана своего костюма.

Рорк по глазам увидел, что она поняла. В этих глазах промелькнуло странное выражение. Промелькнуло и исчезло, быстрое, как змеиный язычок. «Вот ты где, – подумал он. – Гадюка, прячущаяся под солидным костюмом и сахарными словами».

– О, но я не могу уехать обратно в Техас, не повидав мою малышку Еву! Я хочу лично принести ей свои извинения и убедиться, что с ней все в порядке.

– Уверяю вас, она чувствует себя прекрасно.

– А Бобби? Да мой Бобби просто умирает от желания ее увидеть! Он был ей как брат родной.

10
{"b":"541805","o":1}