ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, я бы сказал, что это тоже не лучший способ приблизить власть к народу, – заметил Андрей.

– Возможно, что ты и прав. Однако для Кедлмара подобная система являлась вполне естественной. Она вытекала из всей истории страны и органично вписывалась в современность. Скорее всего в дальнейшем система претерпела бы определенные изменения, но времени для реформирования самой себя изнутри у нее уже не было. Нени Линн, следует отдать ему должное, весьма своевременно и чутко уловил новые настроения, возникшие в армейской среде, и перебросил все свои силы на агитацию в воинских частях и подразделениях. Сам же он начал тайные переговоры с высшим генералитетом…

– Одну секундочку, – перебил Дейла Андрей. – Я так думаю, что мне нелишне будет для начала разобраться в системе воинских званий, принятой в Кедлмаре.

– Она очень похожа на ту, что существует на Земле… Кстати, это характерно не только для Кедлмара, но и для всех остальных планет, на которых мне приходилось бывать…

– Я же говорил, что все военные мыслят по единому шаблону, – усмехнувшись, заметил Андрей.

– В данной ситуации мне нечего тебе возразить, – не очень-то охотно признал Дейл. – И тем не менее сей факт значительно облегчает твою задачу. Тебе не придется ломать голову над сложной системой военной иерархии. Перевод будет автоматически осуществляться в моем сознании, а ты будешь получать уже готовый результат.

– Понятно, – кивнул Андрей. – Генерал он и есть генерал.

– Знаки различия военные Кедлмара носят на нагрудных карманах и на рукавах. – На экране появился не слишком длинный ряд нашивок и эмблем. – Перед нами система воинских знаков различия, принятая в Кедлмаре после переворота и свержения Совета Пяти. Надо сказать, она не слишком отличается от той, что была прежде. Воображение создателей новой системы не пошло дальше замены круглого поля на треугольное, которое, по их замыслу, должно символизировать Пирамиду власти. Эмблема над вершиной треугольника определяет род войск. Сейчас в вооруженных силах Кедлмара доминируют мотопехота и бронетанковые войска. Номер под эмблемой обозначает принадлежность солдата к тому или иному конкретному подразделению. О воинском звании можно судить по треугольнику с серебристой окантовкой. Красный – для рядового и сержантского состава, желтый – для младших офицеров, синий – для старшего командного состава. Конкретное звание определяется количеством маленьких треугольников внутри большого.

– А у тебя какое было звание? – спросил Андрей.

– Сержант – три треугольника на красном поле.

– Слабовато, – в шутку заметил Андрей.

– Видишь ли, дорогой, это прежнее продвижение по служебной лестнице определялось способностями кандидата, – совершенно серьезно возразил ему Дейл. – Сейчас же приказы о присвоении очередных званий приходят из Генерального штаба Пирамиды. А я очень сомневаюсь, что там вообще кому-то известно о существовании сержанта Джагга Апстрака.

– Так тебя звали в Кедлмаре?

– Теперь это будет и твое имя.

– Джагг Апстрак, – медленно, вслушиваясь в звучание непривычных слов, произнес Андрей. Секунду подумав, он вынес свое заключение: – По-моему, неплохо… Звучит мужественно…

– Имя Джагг на древнекедлмарском означает «верный».

– Ну-у, тоже мне, – разочарованно протянул Андрей. – Собачье какое-то имя.

– Можешь утешиться тем, что древнекедлмарский сейчас мало кто понимает, – усмехнулся Дейл. – Продолжим урок истории, – сказал он уже серьезно.

– Да все и так уже ясно, – махнул рукой Андрей. – Болтая без умолку об интересах трудового народа, о который якобы вытирает ноги Совет Пяти, Нени Линн спровоцировал волнения в столице. А армия тут же встала на сторону «восставшего народа». Естественно, перед этим Нени Линн дал военным обещание, что в случае его прихода к власти армия не только не будет сокращаться, но, напротив, получит дополнительное финансирование… Так что можешь убрать с экрана этого юродивого…

Андрей взглядом указал на экран, по которому проносились кадры кинохроники, смонтированной из фрагментов выступлений Нени Линна с различных трибун.

Запись речи была не очень качественная, и слова оратора то и дело тонули в треске и шуме помех. Впрочем, слушать Нени Линна было совсем не обязательно. Вполне определенное воздействие на зрителей оказывало само его поведение на трибуне – его обезьянья мимика и резкие, гипертрофированно эмоциональные жесты. Линн то словно в полном изнеможении откидывался далеко назад, так что над краем трибуны виднелась только его плешивая голова с гладко прилизанными остатками волос, то вдруг в порыве страсти всем телом устремлялся вперед, наваливался грудью на трибуну и едва не падал с нее вниз, на головы собравшихся.

– Примерно так оно и было, – сказал Дейл. Нени Линн исчез с экрана, уступив место уже знакомой Андрею карте Кедлмара. В центре континента ярко горела красная точка. – Сабат, столица объединенного Кедлмара и резиденция Совета Пяти, был практически в одночасье захвачен мятежными войсками, двое из пяти членов Совета схвачены и в тот же день казнены по приговору трибунала, в который входили сам Нени Линн, главнокомандующий бронетанковыми войсками, начальник Генштаба армии Кедлмара и командир расположенного в Сабате гарнизона. Трое других правителей тайно покинули столицу. Этот день стал началом гражданской войны, продолжавшейся без малого пять лет. – Красный цвет из точки, обозначающей Сабат, начал медленно распространяться на всю территорию Кедлмара. – Поскольку опорой Нени Линна являлись главным образом военные, любые проявления недовольства со стороны населения подавлялись силовыми мерами. Одним из первых указов Нени Линна был создан так называемый Комитет Гражданского Согласия, ставший главным репрессивным аппаратом новой власти. Вскоре уже никого не удивляли массовые аресты без предъявления обвинения, пытки в тюрьмах и казни без суда и следствия. Поначалу формальным оправданием всего этого являлось противостояние новой власти и поддержка оставшихся в живых членов Совета Пяти. Но после того как все очаги сопротивления были уничтожены и власть Пирамиды – так Нени Линн стал официально именовать созданный им государственный аппарат – распространилась на всю территорию Кедлмара, потребовались новые обоснования продолжающимся репрессиям и непомерному раздуванию армии, на котором настаивали военные. Нени Линн начал выступать с речами, в которых говорил о тайных сторонниках Совета Пяти, притаившихся по всей стране, копящих силы и только и ждущих, чтобы нанести неожиданный удар по власти Пирамиды. Под репрессии, естественно, попадали слои населения, которые, с точки зрения представителей новой власти, являлись всего лишь балластом, не занятые непосредственно в процессе производства материальных благ, – ученые и техники, учителя и медики, художники и литераторы. Все оставшиеся в живых специалисты работали только на военных производствах. Гибельность подобного отношения к интеллигенции страна ощутила пару десятилетий спустя, когда в промышленности и сельском хозяйстве наступил период стагнации. Гурк обесценился настолько, что, направляясь в магазин, человек должен был брать сумку не для товаров, которые собирался купить, а для денег, которыми должен был за них заплатить. Еще через год практически все гражданское население было переведено на карточную систему распределения основных продуктов питания и предметов первой необходимости… Именно в этот период как раз и берет свое начало самая непонятная и, я бы даже сказал, загадочная часть новейшей истории Кедлмара.

На экране появилось изображение огромной серой Пирамиды, похожей на египетские, но с абсолютно гладкими плоскостями. Она словно была вытесана из цельного камня. О размерах ее можно было судить по танку, стоящему у основания Пирамиды и кажущемуся по сравнению с ней детской игрушкой.

– Перед тобой резиденция Нени Линна, которую он не покидает последние пятьдесят лет.

– Что?! – не смог удержаться от удивленного возгласа Андрей. – Ты хочешь сказать, что Нени Линн все еще жив?!

20
{"b":"541806","o":1}