ЛитМир - Электронная Библиотека

– Махан, выпейте, прошу вас, – очнулся от того, что меня тряс за плечо официант, протягивая бокал с какой-то жидкостью. Берсеркер висел еще семь минут, поэтому я с трудом погасил в себе желание треснуть в лицо официанту и сконцентрировался на том, что он говорит. – Выпейте, пожалуйста. Это снимет дебаф.

Сделав над собой усилие, дрожащими руками я влил в себя предложенную жидкость. Горло обожгло, но в голове мгновенно прояснилось, жажда действовать пропала, и я смог нормально осмотреться. Хм. Что-то людно стало вокруг: два официанта, вытянувшиеся по струнке, толстенький дворф, мнущий в руках поварской колпак, эльфийка в шикарном платье и Вестник. Это еще не считая Эволетта, настороженно вглядывающегося мне в лицо.

– Махан, как вы себя чувствуете? – окружающую обстановку разрядил вопрос Вестника, и народ взорвался: официанты с угрозами набросились на повара, дама – на официантов, Эволетт – на даму, и только дворф стоял, понуро склонив голову в пол.

– А что, собственно, произошло? – вопросом на вопрос ответил я Вестнику. – С чего на меня Берсеркер повесился?

– Цепочка случайностей, – сквозь окружающий гвалт донесся шепот повара. – Кто же знал, что при смешивании элизии и карпатосов, запивая их суанной и заедая ширпулей, можно в Берсеркер впасть. Это же Алхимия чистой воды, я в ней не силен. Такой оригинальный набор блюд, совсем не подходящих друг другу, еще никто не заказывал…

Да, я такой! Бойтесь Шамана, дорвавшегося до халявы.

– Махан, прошу минуточку внимания, – официальным тоном начал Вестник, и все вокруг мгновенно успокоились. Прерывать Вестника никто не желал. – Прошу подписать форму 12-4К, чтобы подать официальную жалобу на преднамеренную попытку заставить вас нанести урон посторонним, и вернуть, таким образом, вас на рудники, – от этой новости дама в платье ойкнула и побелела. Не знал, что игровая кукла может белеть, надо взять на заметку. – Данная жалоба будет рассмотрена в течение часа, минимальное наказание за данный проступок, закрепленное законом о Заключенных Империи Малабар Барлионы (следовательно – реального мира) составляет год пребывания на рудниках. Наказание будет применено к исполнительному директору таверны «Золотая подкова», – женщина превратилась просто в белое полотно, хотя, казалось, что это невозможно, – и к повару, изготовившему эти блюда. Форма уже заполнена, прошу поставить вашу подпись.

У меня перед глазами появился текст заявления с кнопкой «Подписать», дворф так и не поднимал голову, а все замерли, ожидая моего решения.

– А почему в этом списке нет меня, – поинтересовался я у Вестника, прочитав заявление. – Выбор блюд был за мной, насильно в меня их никто не пихал. Получается, что виноват я не меньше, чем эти двое, – кивнул в сторону повара и исполнительного директора.

– Согласно закону места с ощущениями, – подал голос Эволетт, – проверка всех блюд и их комбинаций лежит на заведении. Даже такой безумный набор, который выбрали вы, они должны были проверить на совместимость и итоговый результат. Кто-то недоработал и будет наказан. На моей памяти это уже девятое наказание, я прав? – Он вопросительно посмотрел на белолицую эльфийку, исполнительного директора заведения. Та смогла лишь несильно кивнуть, сглотнув слюну. – «Золотая подкова» слишком дорожит своими клиентами, чтобы позволять себе подобное.

Я еще раз перечитал заявление, посмотрел на дворфа, эльфийку, Эволетта, Вестника, нашел маленькую кнопку «Отказаться» и решительным движением виртуальной руки нажал на нее.

– Прошу объяснить ваш выбор, – голосом, в котором отсутствовали эмоции, спросил Вестник. Даже колокольчики звенели как-то глухо.

– Я сидел на рудниках, знаю, что это такое. Желать зла тому, кто старался сделать свое творение великим, – нужно быть законченным негодяем. Мне этого не надо.

– Выбор сделан, – раздался хлопок портала, и Вестник унесся по своим делам.

– Ты уволен, – прошипела пришедшая в себя директриса, обращаясь к повару. – Сию минуту чтобы ноги твоей в таверне не было!

– Вы позволите нам поесть и поговорить? – Эволетт наклонился над столом и демонстративно постучал ножом по бокалу. – Ваши проблемы решайте, пожалуйста, после моей встречи.

Бросив на меня многозначительный взгляд, директриса удалилась. Официанты растворились в окружающей обстановке, а повар просто исчез. Наверняка его выбросило из здания.

– Зря вы так поступили, – как только все удалились, попрекнул меня Эволетт, – ее все равно уволят, такое оскорбление владелец не перенесет. Да и репутация заведения очень пошатнулась. В любом случае, меньше чем на годовое бесплатное трехразовое питание не соглашайтесь. Заявление можете написать в течение семи дней, они пойдут на все ваши условия. Извините, что стал невольной причиной такой ситуации. Не пригласи я вас – ничего бы не произошло. Но не будем терять время. Карта. Мне она нужна в полном виде. Изменение локаций Картоса затронуло и изменение карт, поэтому они актуальны. Не буду спрашивать, откуда она, скажу лишь о том, что она мне нужна. Что вы за нее хотите?

– Слишком резкий переход, – пришла моя пора улыбаться, – от Берсеркера до покупки карты, поэтому дайте отдышаться. Не думал, что карта может так вас заинтересовать, поэтому не задумывался о том, что же я хочу взамен. А что вы можете предложить?

– Как нехорошо перекладывать ответственность на других. Откуда я знаю, что нужно именно вам. Предлагаете мне это решить за вас?

– За попытку обратиться к моей гордости вам «не зачет». В отличие от меня вы прекрасно знаете стоимость такой карты, поэтому мы находимся очень на неравных условиях. Ведь вы наверняка для себя уже решили, что готовы заплатить за вторую половину, так зачем ходить вокруг да около. Предлагайте, а я буду соглашаться или отказываться.

– Ты вообще не испытываешь никакого трепета от того, что общаешься с одним из самых влиятельных игроков? – перейдя на «ты», Эволетт меня удивил. – Складывается ощущение, что для тебя ежедневно общаться с игроками моего уровня – норма. Император, Вестники… Практически все игроки, которых я знаю, начинают заикаться, волноваться, путаться в словах. Ты же…

– Если я правильно понял, предложения от вас не будет, – перебил я лидера будущего лучшего клана Картоса.

– Один миллион золотых, – наконец решился Эволетт. – Свободный от обязательных 30 %, которые, как я знаю, у тебя забирают с каждой суммы.

Один миллион золотых за копию карты? Это не просто отличная сделка, это сделка века!

– Но у меня есть условие, – опустил меня на землю Эволетт. – Мы заключаем соглашение, что, кроме тебя, этой картой не сможет пользоваться никто. Ее нельзя будет продать, подарить, обменять. Я не желаю видеть еще один клан Картоса, обладающий такой информацией. Это мое предложение.

– Согласен, – мне не пришлось даже думать, чтобы решиться на эту продажу. Миллион золотых за кусок виртуальных цифр – хорошее вложение денег.

Получены улучшения навыков:

+2 специальности Торговля. Итого 9.

Получено достижение!

Толстосум 1 уровня (до следующего уровня – 9 операций свыше миллиона).

Награда за достижение: количество получаемых денег с мобов увеличивается на 10 %. Данная способность действует на всех подчиненных вам игроков.

Посмотреть список достижений можно в настройках персонажа.

– Не думал, что найдется человек, который сможет дважды меня удивить, – потянулся на кресле довольный Эволетт, пряча полученную от меня полную копию карты Картоса. – За Колотовкой и открытием Картоса все забыли, что в игру вернулись Драконы и ты имеешь к этому непосредственное отношение. Даже знаешь одного из них. Затем карта. Ты просто кладезь неожиданностей! У меня есть предложение: если ты сможешь удивить еще раз – с меня подарок. По времени тебя не ограничиваю – хоть вечность. Просто интересно, получится ли у тебя это третий раз.

– Вечность – это слишком долго. Я предпочитаю действовать в настоящем, – с этими словами открыл мешок, достал Око Темной Вдовы, сделал доступными свойства и положил его на стол перед Эволеттом. Я давно собирался светить Око, мне нужно начинать собирать команду для реализации задания, поэтому почему это не сделать сейчас?

10
{"b":"541808","o":1}