ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты жив! – Жересар и его сыновья обступили Неда, обнимая и похлопывая по плечам. Лекарь тут же заметил прорехи в кольчуге и встревоженно спросил:

– Что?! Ранен? Пошли. Раздевайся, я тебя осмотрю. Пойдём, пойдём!

– Не нужно… со мной всё нормально! – попытался сопротивляться Нед, но Жересар насильно втащил его в палатку и принялся стаскивать броню. Через минуту Нед стоял по пояс голый, а лекарь внимательно смотрел на его бок, на плечи, на спину… его брови поднимались всё выше, будто он увидел что-то невероятно, потрясающее – морского змея или летающего человека.

– Это что?! – потрясённо спросил он. – Это как? Хаген, Наскар – посмотрите! Вы ничего не видите?

– А чего, пап? Ну шрамы, да. Здоровские шрамы. Вы где их получили, мастер? – с интересом спросил Хаген. – Вот этот как от копья, а этот – от меча, порезано. И тут… и тут… всё тело в шрамах. Давнишние.

– У него не было этих шрамов, когда он поступил в Корпус, – хмуро бросил Жересар, – это недавние. Но этого не может быть. Я видел его несколько недель назад без этих шрамов. Они выглядят так, будто им много, много лет. И ещё – они рассасываются. Рубцовая ткань исчезает почти на глазах. Нед, может, пояснишь, как это получается?

– Вы, лекарь, не можете пояснить, – улыбнулся Нед, – а простой сержант должен знать? Нет, не могу сказать.

– Не можешь или не хочешь? – спросил лекарь, глядя Неду в глаза, потом вздохнул и покачал головой. – Ладно, отдыхай. Нам ещё с ранеными заниматься надо. Потом поговорим.

– Хорошо, – пожал плечами Нед, и стал натягивать пропитанную кровью рубаху. Она неприятно царапала тело, и Нед подумал о том, что надо бы постирать барахло. Он направился к выходу под взглядами друзей, потом обернулся и с улыбкой спросил:

– Как, не жалеете, что послушались отца и стали его помощниками?

– Нет, не жалеем, – фыркнул Хаген, – бегать с оглоблей, а потом валяться на операционном столе – это не для нас. Точно. Оказывается, война не такая уж забавная штука. Мы это ещё на плацу поняли. Папа был прав.

– То-то же! – Жересар дал лёгкий подзатыльник сыну и улыбнулся Неду. – Спасибо Неду, вразумил болванов. Всё, ребята, пошли – у нас куча работы, а Неду надо отдыхать. Но я всё равно потом поговорю с тобой насчёт твоих ран – когда освобожусь, слышишь?

– Слышу, – усмехнулся Нед и подумал о том, что разговаривай не разговаривай – толку-то. Он всё равно ничего не расскажет. Даже Жересару. Видимо, его судьба теперь хранить тайны и быть одному.

Выйдя из палатки лекаря, Нед побрёл к сержантской. Там уже кашеварил один из солдат, снимая пенку с густого варева, всюду носились люди, а у ручья, в только что выкопанном котловане, стирались и мылись десятки солдат.

Нед решил заняться водными процедурами попозже – толкаться возле воды в толпе солдат ему очень не хотелось. Пробираясь между снующими, как муравьи, бойцами, едва не врезался в адъютанта полковника, с озабоченным видом проносящегося мимо. Тот вскинул брови, увидев Неда и с ходу завопил, вытаращивая глаза:

– Демоны тебя забери, Чёрный! Ты где прячешься?! Я с ног сбился, тебя разыскивая! Быстро к полковнику, он тебя ищет! Все попрятались куда-то, как крысы – где вас искать всех?!

Следом за адъютантом Нед быстрым шагом пошёл к полковничьей палатке, включаясь в общий «муравьиный» бег. Через минуту они уже стояли возле большого шатра, охраняемого двумя стражниками с мечами наголо. Лейтенант приказал Неду стоять у входа, сам вошёл внутрь, потом появился секунд через двадцать и приказал:

– Заходи. Ну что у тебя за вид? Как бродяга, разбойник какой-то! – Лейтенант укоризненно покачал головой, а Нед перешагнул брезентовый порог палатки.

Здесь было чисто, строго и довольно уютно. Посреди стоял складной стол, стулья. На столе – карты, бумаги. За столом – полковник Хеверад и два командира полка. Перед ними кружки с каким-то питьём, из которых офицеры время от времени отхлёбывали розовую жидкость – по запаху, разведённое вино. Хеверад, когда Нед вошёл, оторвался от созерцания карты и поднял глаза на парня:

– Наконец-то! Я думал до завтра тебя не найдём! Садись к столу. Хесс, налей ему вина… стоп! Забыл. Он же не пьёт. Воды ему налей. Самочувствие как, Нед?

– Нормальное самочувствие, – осторожно ответил Нед. Он уже уяснил, что начальство так просто спрашивать о здоровье не будет, и раз спрашивает, значит, готовит какую-то очередную пакость своим подчинённым. Такую пакость, которая резко повлияет на это самое самочувствие и здоровье того, у кого спросили. По крайней мере – на военной службе это именно так.

– Это хорошо, что самочувствие в норме. Ты сегодня отличился, пошёл на прорыв. Совершал чудеса храбрости… – голос полковника был нейтрален, но Неду послышался некий оттенок издёвки в его словах.

– Ты ждёшь, что я тебя начну хвалить, да? Какой ты молодец? – продолжил полковник. – Честно сказать, тебе морду надо набить. Знаешь за что?

– За что? – нахмурился Нед.

– Ты – сержант. Что ты должен делать? Командовать ротой. Делать так, чтобы рота, как единый организм, двигалась туда, куда ты её пошлёшь, туда, куда посылают старшие командиры. А ты что сделал? Выскочил вперёд и начал совершать чудеса героизма? Кстати – непонятно, как ты вообще остался жить. Это чистое чудо. И чудо то, что строй не рассыпался и организованно вошёл в прорыв. Да, благодаря тебе мы потеряли меньше бойцов, чем могли бы. Но всё это могло закончиться дурно. Я похвалил тебя перед твоим командиром, хотя надо было высечь.

– Да ладно, Нулан, чего ты так набросился на парня? – вмешался Зайд. – Побольше бы таких бойцов, Корпус был бы непобедим!

– Заткнись, Зайд! – яростно рыкнул Хеверад. – Корпус и так непобедим! И знаешь, за счёт чего? За счёт сплочённости, за счёт выучки, дисциплины! Так что не надо мне тут говорить – набросился, не набросился! Парень допустил серьёзный промах. И должен за него ответить.

– Ты что, сечь его собрался, что ли? – недоумённо спросил Эвор. – Парень показывал чудеса храбрости и умения – как его наказание будет воспринято солдатами? Какой урок мы им дадим?

– Сечь не буду. Достаточно того, чтобы он знал, как я им недоволен. И я отстраню его от командования ротой.

– В солдаты? – переспросил Зайд. – Но это равносильно порке. Представляешь, каково ему сейчас будет?

– Надо было раньше думать – каково! – зло ощерился Хеверад, потом откинулся на спинку кресла и, прикрыв глаза, посидел пару минут. – Искусство офицера, командира не в том, чтобы бросаться на противника с мечом в руках. Это тебе не дуэль. Не поединок двух дураков. Это война. А тут выигрывает тактика. Сегодня ты мог поставить под удар всю роту. В общем, так – я отстраняю тебя от командования ротой и перевожу в другое подразделение. Ты слишком индивидуалист, чтобы командовать подразделением корпуса. Тебе нужна другая служба.

– Хочешь поставить его вместо Хасселя? – догадался Зайд.

– Точно. Хассель и его люди сегодня погибли – нарвались на засаду, – хмуро сообщил полковник, – выжил только один. Из тридцати человек. Очень жаль. Сержант был дельным разведчиком и отчаянным, бесстрашным человеком. Тут и нужен такой – лихой рубака, не боящийся в одиночку пробраться в логово врага. Итак, с этого момента ты командир разведгруппы. Тебе нужно подобрать из своей роты, из других рот тех, кто хотел бы и кто может заниматься разведывательной деятельностью. По своему опыту знаю – обычно это самые что ни на есть пропащие люди – бывшие разбойники, воры. А ещё – охотники, следопыты. Жалованье рядовых разведчиков сержантское, сержанта – капитанское. Служба опасная, а если погибнешь – не героически, на людях, как сегодня, а где-нибудь на вражеской виселице, как шпион. Вот так. Я не спрашиваю – согласен ли ты. Подписал контракт – служи. Всё понял?

– Всё понял, – кивнул Нед, – разрешите идти выполнять? Сколько человек я должен подобрать в разведгруппу?

– Тридцать. Это обычное количество. Маневренный отряд, который не привлечёт особого внимания, но и даст отпор при необходимости. Иди. Свободен. Кстати – можешь занять палатку разведгруппы – они жили отдельно от всех.

8
{"b":"541872","o":1}