ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты не понимаешь… Это же… преступник… Хозяин… Хозяин синдиката…

Подскочил еще один охранник, вместе им удалось оторвать Свистунова от клиента. Руслан дернулся, завязалась драка, столик покачнулся, посыпалась посуда с остатками еды. Ольга закричала. Ей вторила официантка. В дверях застыли повар и посудомойка. Ладошкин, забыв об Ольге, рванулся к выходу.

– Леша! – кричала она, но тот словно не слышал.

Охрана с трудом удерживала ошалевшего рыжего мужика, вопила официантка, орал благим матом повар, но бегущую к выходу Ольгу никто не остановил. Все были заняты разбушевавшимся капитаном. Она вылетела на улицу. Ладошкин уже завел мотор.

– Леша!

Едва запрыгнула в машину, как джип понесся вниз с холма.

– Осторожнее! Люди кругом! Не гони!

Ладошкин словно не слышал. Они пролетели Р-ск на полном ходу. А когда выехали на трассу, он принялся ругать Ольгу:

– Ты виновата! Дура!

– Виновата в чем?

– Все твои бабские прихоти!

– Да он же был пьяный!

– Этот Р-ск стороной надо обходить, дура! За три версты!

– Но ты же сам меня сюда привез!

– Я тебя привез в Горетовку! Я так и знал! Что нарвусь на кого-нибудь! И все из-за тебя!

– Успокойся! Он был пьян! Номера не запомнил! Он никогда тебя не найдет!

– Береженого бог бережет. – Лешка постепенно успокаивался. – Я одного понять не могу… Иван был таким скрытным человеком. Делиться с бывшим одноклассником? Рассказывать ему о тебе, обо мне? Может, и о… «Стиксе»? И кому? Менту! Так не бывает. Саранский ведь не пил. А этот…

– Да, Иван избегал бывших одноклассников. Застолий, пьяных компаний. В этом есть что-то странное. В том, что этот… как его? Свистунов? Знает мое имя. Я о нем никогда не слышала.

– Я тоже. Все очень странно.

– Но фотография?

– Ладно. Главное, дело сделано. – Ладошкин похлопал по карману пиджака. – А капитана мы приструним. Пьяная драка в ресторане во время обеденного перерыва… Вылетит из органов с треском.

– Да оставь ты его в покое, – поморщилась Ольга.

– Нет, я понять не могу… Мистика! – поежился он.

– Я хотела спросить…

– Да?

– А почему ты не ездишь на работу?

– Взял отпуск, – буркнул он.

– И… на сколько?

– На две недели.

– Что ж…

«Две недели. Моя судьба тесно переплетается с вашими судьбами. Вы себе даже не представляете насколько…» Чего она еще не знает? Элемент x. Невозможно всего предусмотреть. Никогда не бывает так, как планируешь. Потому что всегда есть элемент x. В данном случае – икс-транквилизатор Саранского. Он существует.

Ей вдруг стало тревожно. Чего она не знает?

Вечер

Вечером они поехали в Р-ск. Их смена закончилась, работа была такой напряженной, что теперь Лесю клонило в сон, Саша, сидящий за рулем, тоже зевал. Какая ж тяжелая эта работа! Никогда она не привыкнет к такому графику, к сменам. Но столица не спит и ночью. Город живет круглосуточно, дошло до того, что и в полночь на улицах пробки. И кто-то должен все это обслуживать. Магазины, рестораны, дежурные аптеки… На некоторых стройках и ночью тоже кипит работа. Все срочно. Все, что приносит деньги. Срочно… Быстро… Круглосуточно…

– Леся, ты спишь?

– Почти.

– Меня тоже клонит в сон.

– Ты за рулем. Не вздумай спать!

– Не надоела тебе?

– Что?

– Такая жизнь.

– Надоела. А что делать?

– Я сегодня с ней разговаривал. С его любовницей.

– Я видела.

– Она хочет сделать нам подарок.

– Подарок? – Леся моментально проснулась. – Какой подарок? Кому нам?

– Нашей смене. Ольга. Мол, ее жених причиняет нам массу неудобств. В качестве компенсации.

– Какая чушь! Когда богатые об этом думали? По-моему, это их хобби: причинять неудобства тем, кто от них зависит. Они от этого удовольствие получают.

– Да ладно тебе, – миролюбиво сказал Сашка. – Не злись. Она оплатит наш поход в сауну.

– В какую сауну?

– Я пока не знаю. Мы созвонимся.

– Чушь! – повторила Леся.

– Но такого удобного случая больше не представится. Поговорить с ней о следователе Мукаеве, о наших делах.

– Она что, тоже едет?

– Да. Со своим женихом.

– Она замуж выходит?

– Да. За генерального директора фирмы «АРА». Помнишь? Ладошкин. Она скоро выходит за него замуж. Сама сказала.

– Нет, ты подумай! – взвилась Леся. – Я вкалываю как проклятая, а она замуж выходит! За генерального директора! Ну, Мукаев! Ну, дурак! Уверена, она ему наставляла рога! Та еще штучка!

– Ты все еще не успокоилась?

– Я никогда не успокоюсь! Как подумаю, сколько у него было денег и он мне ни слова об этом не сказал! Хоть бы на юг разок съездили! Ее возил! Подарки дорогие дарил! Вся бриллиантами обвешана! Ненавижу ее! Нет, ну чем я хуже?

– Ну, хочешь, я с тобой поеду? На юг?

– Хочу!

– Но сначала нам надо достать денег. Я вижу, тебе не нравится эта работа.

– Не нравится! Ненавижу вставать в пять утра! Ненавижу не спать ночь напролет! Ненавижу униформу!

– Да успокойся ты. Раскричалась.

– Я никогда не успокоюсь! – повторила Леся. – Потому что нет на свете справедливости!

– В этом ты права: справедливости нет. – Он зевнул. – Может, в магазин заскочим? Выпить хочешь?

– Я спать хочу!

Но она так разозлилась, что сразу заснуть не смогла. Справедливости нет. Ну, почему одним все, а другим ничего?! Ишь! Подарок она решила сделать! Людям, которых ее жених терроризирует каждый раз, когда появляется в магазине! Они, кассиры, ошибаются уже оттого, что нервничают! Как только он входит в двери супермаркета, начинают гадать: к кому подойдет? Кто жертва? Возникает ощущение, что у этого Ладошкина в голове калькулятор! Таких убивать надо!

Она ворочалась с боку на бок. Подарок? Ну, что ж. Надо принять. Какую бы цель ни преследовала эта Ольга. Никогда не бывает так, как задумаешь. Никогда…

День пятый

Утро – полдень

Пустой день. К Марусе можно было и не ехать. Но раз уж записалась…

– Сколько ты там пробудешь? – спросил Лешка.

– Минимум два часа. А если зайду на массаж…

– Зайди, солнышко. Тебе без массажа никак.

– Тогда три часа!

– Отлично!

«Что ты задумал?» Спросила:

– А ты что будешь делать?

– Поеду в лабораторию.

– В какую лабораторию? – вздрогнула она.

– Забыла? Мне надо договориться о сравнительном анализе ДНК. Не беспокойся: через три часа я буду у дверей салона красоты. Если что, ты всегда можешь мне позвонить на мобильный. И я потороплюсь. Тебе не придется ждать.

«Что ты задумал?» У дверей салона они расстались. Лешка стоял у джипа и смотрел, как она поднимается по ступенькам. Ольга вошла в салон, а он сел в машину. Самое время его кинуть. Посидеть в холле минут десять и сбежать. Но, во-первых, неизвестно, уехал он или нет. А вдруг все три часа просидит в машине за углом, не выпуская из поля зрения дверь, за которой она скрылась? Во-вторых, бежать некуда. Без денег, без документов. Он это прекрасно знает. В-третьих…

В общем, она спросила Марусю. Девушка на ресепшен просияла:

– Ольга? Тебя ждут.

Здесь ко всем обращались на «ты» и по именам. За чашечкой кофе можно было поболтать с секретаршей или просто помолчать. В вазочке на стойке, за которой сидела девушка с безупречной прической и с эксклюзивным маникюром, лежали карамельки в прозрачных фантиках. Зеленые, красные, желтые… Ольга невольно вздохнула. Рука сама потянулась к вазочке. Но к ней уже катился Маруся, расставив руки для дружеских объятий, ртутная улыбка перекатывалась с одной щеки на другую, он улыбался уголком рта:

– Маруся! Здравствуй, дорогая! – Обнялись, щечка к щечке. – Что с тобой случилось? Проходи ко мне, милая. Сейчас я все исправлю.

Она развернула-таки карамельку и положила за щеку. Яблоко. Зеленое яблоко. Улыбка Маруси перекатилась на правую щеку, заиграла ямочка:

– Сладкого захотелось? А как же фигура?

13
{"b":"541886","o":1}