ЛитМир - Электронная Библиотека

Принимаю котомку с ништяками, салютую сжатым кулаком своим бойцам и активирую свиток переноса.

Ну, Тавор, и где же твоё логово?!

Глава 6

Мягкие крылья «Гейта» бережно опускают меня в точке привязки. Ещё не успело угаснуть сияние спецэффектов, а обоняние уже подсказывает – гробница анабиозного бога! Совпадение спектра запахов практически полное, за исключением сомнительной нотки дохлятины и… к-хм… человеческих испражнений?!

Промаргиваюсь, натужно вглядываясь в темноту углов и щурясь от света факелов. Зрение рябит как дефектный телевизор – зрачки расширяются, переходя в ночной режим, затем ловят отблески пламени и вновь сжимаются в точку. Болезненно морщусь и трясу головой. Подвальный мрак, наконец, отступает, эльфийское зрение отлавливает немногочисленные фотоны и вытягивает яркость освещения до приемлемого уровня.

Так, постамент со спящим богом на месте, а вот бойцов Тавора ожидаемо поглотило беспощадное время. Мрачным антуражем вдоль стен навалены крупные смердящие костяки и прелые ошмётки шкур.

Что за стрёмное логово, и где мой любимый Гумунгус?! За мишку я начал переживать ещё вчера. На зов артефакта он не являлся, да и коварного наёмника в зубах не притащил. А ведь за эти сутки в подвалах прошли годы…

Помнится, отдавая приказ на задержание, я вложил в него немало душевных сил. А секундой ранее насильно оцифровал солдата удачи и увёл его в срыв. Неужели брошенная в ярости команда получила наивысший приоритет и перевесила программные ограничения пета?

– Мишутка, ты где, родной?

Одна из дурно пахнущих куч зашевелилась. Распахнулись слезящиеся гноем глаза, засочились сукровицей многочисленные раны. Тварь утробно застонала и выпрямилась во весь свой немалый рост.

Нащупывая на поясе оружие, я вгляделся в монстра и ахнул – передо мной стоял пошатывающийся Гумунгус. Подросший на пару ладоней, лишённый всей экипировки, сильно исхудавший, взъерошенный и заметно поседевший. Бесчисленные шрамы выступали под свалявшейся шерстью уродливыми буграми. Задние лапы подгибались – из некогда массивных окорочков были вырваны целые пласты мышц.

Увидев перед собой древнего врага, мишка устало зарычал, оскалил изломанные клыки и, набычившись, попер вперёд.

Торопливо выставляю перед собой руку с открытой ладонью:

– Гумунгус, родной, это я – Глеб! Просто шкуру чужую натянул, маскировка, понимаешь? Ну же, мохнатый, гляди глубже, в душу! «Я твой дом труба шатал!», помнишь?!

Медведь тормознул, склонил набок лобастую голову, глубоко втянул воздух сухим растрескавшимся носом. Затем неверяще всхлипнул, тонко, как-то по-детски взвизгнул и принялся жадно вылизывать моё лицо шершавым наждаком языка.

– Ну тише, тише… Теперь всё будет хорошо, прости, что оставил тебя в этом склепе… – я утирал с морды медведя крупные мутные слёзы и тут же пачкал его влагой из собственных глаз. – Сколько же ты просидел тут? Лет двадцать?!

– Двадцать девять… – раздался за спиной чей-то хриплый голос.

Я резко повернул голову, но только лишь для того, чтобы получить тяжёлую оплеуху в правую скулу. В голове ахнула петарда, с неприятным хрустом треснула лицевая кость черепа.

– Крит! Вы получили 1.356 единиц урона в рукопашной схватке!

– Лёгкая травма! Парализованы мимические мышцы правой половины лица. Срок 15 минут.

Отшатнувшись на мгновенье назад, я хлюпнул разбитым носом, сорвал с пояса мясницкий крюк и бросился на борзого незнакомца.

Тощий бородатый аскет с безумными глазами, едва прикрывший срам куском медвежьей шкуры, двигался как легендарный ниндзя. С ехидной улыбкой на устах он лениво уклонялся от могучих ударов. Я рубил со всей яростью и ловкостью воина триста сорокового уровня, молекулы воздуха раскалялись от трения, не успевая убраться с пути мифрилового острия. Однако так и не смог хоть раз зацепить эту наглую тварь!

Наёмник! Чёрт побери, это тот самый солдат удачи, насильно вписанный мной в метрику Друмира! Со всё тем же позорным двенадцатым уровнем! Но как?!!

Наконец и мне улыбнулся игровой рэндом. Кости выпали как надо, уворот противника не сработал, и следующий удар киллер был вынужден принять на жёсткий блок. Мгновенно сработала какая-то из воинских пассивных абилок Тавора – часть потенциального урона прошла сквозь защиту по голожопой фигуре. А много ли надо уродцу, едва разменявшему десятый уровень?

Хиты наёмника просели на треть. Возмущённо тряся жидкой бородкой, он забормотал что-то слюняво-неразборчивое и заработал кулаками всерьёз. Мама дорогая!

Взбесившийся паровой молот! Удары смазывались в воздухе до абсолютной незаметности, накладывались дуплетами и триплетами, кровавая взвесь наполнила помещение, словно крыса попала в промышленный вентилятор. Я отмахивался как мог, слепо молотил по незнакомым мне кнопкам боевого интерфейса, силился нашарить в сумке мензурку поубойней – тщетно!

За десяток секунд меня превратили в нежнейшую отбивную, с тщательно раскрошенными костями. Наконец, мощный апперкот подбросил тело в воздух. Ноги только оторвались от земли, как вдогонку мне успели навесить пару коротких крюков по печени, закручивая тело в полёте и заставляя харкать кровью.

Бамц! Я впечатался мордой в саркофаг. С противным скрипом лицо сползло по стеклу, оставляя густую алую дорожку. Пипец! Что же он за монстр?!

Обречённо взвыл Гумунгус, делая шаг вперёд и прикрывая меня своей тушей. Тело мишки била крупная дрожь, короткий обрубок хвоста позорно поджат.

– Плохая Консерва! Зачем дерёшься?! Мясо твёрдое будет, жевать долго! Тебе снова хребет вырвать, косточки поломать? – возмутился наёмник.

Голый человек и медведь в тонну веса сошлись в рукопашной схватке в шаге от меня. Силуэты бойцов мгновенно размазались на запредельных скоростях, оглушительный грохот ударов слился в одну короткую очередь «Шилки».

Пара секунд, и изломанная туша зверя отлетела к стене, впечаталась в шершавый камень и рухнула на древние костяки. Будь я проклят, да это же всё медвежьи останки! Десятки, сотни трупов в разной степени разложения! Гумунгус?!

Наёмник расстроенно сплюнул и капризно топнул ногой:

– Глупая Консерва, глупая! Опять неделю тухлятину жрать, а меня от неё поносит…

– Сука! – прохрипел я и рванулся к безумцу.

Бамц! Удар ноги отшвырнул меня назад, попутно сломав очередное ребро и украсив божественный саркофаг ещё одной алой кляксой.

Наёмник расслабленно присел на корточки. Не спуская с меня жутких глаз с огромными зрачками, обнял себя руками и закачался в трансе:

– Вкусняшка! Теперь у Повелителя Железяк есть новая Вкусняшка! Праздник! Снова праздник! А ведь когда-то было плохо! Боль, смерть, тяжёлая лапа Консервы… Я бил и бил в сопливый пятак, умирал, рождался и снова бил… А затем у меня на единичку прокачалась Сила… Повелитель стал сильней! Как «LM-432»! Сто девять тысяч смертей! Кровь, железо, разбитые шестерёнки!

Киллер не глядя протянул руку в сторону и вырвал кусок мяса из ещё теплого медвежьего бока. Острые голубоватые зубы впились в кровящую плоть, монотонно заработали бультерьерские челюсти.

– Пять лет однообразия… Как же медленно росла сила! Боль! А потом я впервые вскрыл Консерву… Нямка!

Прислушиваясь к бубнящему наёмнику и стараясь дословно запомнить его монолог для последующего вдумчивого анализа, я спешно искал выход из той задницы, в которую добровольно влез. Тридцать лет раскачки не прошли даром, и теперь этот обманчиво низкоуровневый безумец раскатывает в блин топового танка с запредельными характеристиками.

Понятно, почему он завис на двенадцатом – за пета опыт не капает, как и за убийство обычных игроков. А убей он бога – также получил бы шиш с маслом – слишком велика разница в уровнях.

Но ведь выкрутился, гад! Нашёл-таки способ усилиться! А я мог бы и предусмотреть такую возможность. У самого ведь поднялась единичка Ловкости в храме Светлоликого, когда крутил кульбиты под рушащейся кровлей! А что, если б мой танец продолжался три десятилетия? Небось не хлюпал бы сейчас кровавыми соплями. А вломил бы уроду по самое не балуйся!

16
{"b":"541887","o":1}