ЛитМир - Электронная Библиотека

На секунду замялся, решая, слать ли глобальное сообщение по клану с запретом на спаивание гончих кофе. Нет, нашим людям лучше не говорить, только хуже будет. Каждый посчитает своим долгом проверить, а почему, собственно, нельзя? Да я и сам-то хорош, тоже ведь развлекаюсь… Как бы Искра мне потом не высказала свое «Фэ!»

– И это… Бэрримор… Пошли гоблина с бочонком лучшего кофея персонально Главгончей. Для представительских целей, в командирский, так сказать, фонд…

Ладно, пора двигать дальше, пока там морально не изнасиловали Кирилла. Сбежит ещё парень в поле. В восемнадцать лет валить монстров всяко веселей, чем бюрократить с гусиным пером в руках…

Зайдя в зал через боковую дверь, поднялся на торопливо сколоченный подиум, с грохотом припечатал кружку к столешнице. Ожидаемый эффект был достигнут лишь частично – внимание к себе привлёк, однако шуму стало ещё больше. Могучий поток с требованиями предоставить, обеспечить, выделить, отчитаться и объяснить. А не охамели ли?

Попытался придавить толпу взглядом – хрен там. Тридцатилетнему парню явно не хватало стали для контроля и успокоения сотни взволнованных матерей, отцов, воинствующих бабушек и дедушек, подсознательно ощутивших дыхание молодости и абсолютного здоровья.

Так, значит?!

Зачерпнув в душе силу Павшего, смешал её с Очами Святости, хрустом сжатых кулаков вытащил наружу заякоренное состояние Феодала. Я – Хозяин! Здесь МОЯ земля, а за спиной – МОИ люди!

Тьма в углах зала обрела глубину, забурлили неясные тени и зазвучал беспокоящий разум шёпот. Воздух резко загустел, требовательные голоса утонули в вязком киселе, а старички привычно захлопали ртами, вновь вспоминая, что такое астма. Толпа испуганным стадом шарахнулась к центру, заворожённо косясь на раздавшуюся в габаритах фигуру на подиуме.

Судя по тому, как тяжело сглотнул вязкую слюну Кирилл, моя метаморфоза напугала даже его.

Я заговорил, подсознательно копируя давление Тянь-Луна. Слова грохотали тяжёлыми валунами, гости моргали и морщились в такт камнепада.

– Тем, кто требует немедленно вернуть им детей. Забудьте! Они наши соклановцы, и мы взяли на себя ответственность за их судьбу и безопасность. Ту самую ответственность, которую вы однажды уже делегировали чужим людям, определив ребят в хоспис. Считайте, что ваши дети поступили в Суворовское училище. Казарменный режим, посещения родственников строго в отведённые дни. По достижении совершеннолетия они сами выберут свою судьбу. И да, мы будем рады любой помощи клану – дело воспитания не такое дешёвое, как может показаться…

Кто-то из крепких мужиков смог продавить пелену власти и поднял руку, желая задать вопрос. Силён, бродяга. Хорошо, что на праздник все явились в реальных аватарах. Я не ахти какой физиономист, но волевые складки на лице отличу от брезгливой гримасы. Будь передо мной толпа орков, троллей и иже с ними – говорить было бы сложнее.

– Не сейчас! – мой сползающий в инфразвук рык вновь сминает толпу в податливый комок. – Вопросы потом!

С тихим хлопком исчезает из зала парочка пенсионеров. Принудительный выход из вирта – надеюсь не сердечный приступ, а просто расшалившиеся нервы и скакнувшее давление.

Тут, кстати, скрывалась одна из граней популярности вирткапсул. Ведь помимо дорогой игрушки потребитель получал широкий спектр кастомных модулей – от простенького меддиагноста до персонального реанимационного комплекса. И если раньше, загибаясь от недуга, ползли к телефону – то теперь настойчиво карабкались в капсулу. Она и рану запенит, да и ширкой кольнёт из надёжно опечатанной аптечки в случае явной медицинской надобности…

Сорри, бабули. Ну не могу я вам позволить перехватить инициативу. Задавите количеством и авторитетом, раздёргаете внимание на сотни мелких вопросов. Сейчас мне требуется не столько донести до вас информацию, сколько вбить в голову новую табель о рангах и ваше в ней место. А это нелегко…

Хоспис – учреждение уникальное, устроить туда ребёнка требует определённых связей и немалых денег. За исключением небольшого числа социальных клиентов, основная масса родителей – люди состоявшиеся. Крепкий средний класс с солидной прослойкой бизнесменов, госчиновников, криминала и далее по списку.

Впрочем, большинству присутствующих в зале далеко за шестьдесят. Внуки почти всегда более любимы, чем собственные дети. Парадокс… К тому же следует учитывать потенциальную бракованность родни первого круга – однажды они уже вычеркнули ребёнка из жизни…

А вот перед бабушками и дедушками, помимо чудесного выздоровления любимых внучат, замаячила невероятная перспектива вечной молодости. Я видел этот блеск в глазах на Родительском Дне, попытки отыскать подвох и страстное желание, чтобы волшебство не оказалось обманом…

Продолжаю расставлять точки:

– По поводу вступления в клан. Количество заявлений растёт, но должен предупредить сразу – одного вашего «хочу» недостаточно. Первое – мы берём только тех, кто в срыве, а это – навсегда. То есть – навечно, обратного пути нет. Задумайтесь на трезвую голову. Второе – принимаем далеко не всех. От вас потребуется полное содействие при тестировании и проверке личных данных, лояльность клану и альянсу, подчинение воинской дисциплине. Вы уверены, что готовы? К тому же судьба занесла нас на Тёмную Сторону отнюдь не картонного противостояния. Отбросьте голливудские штампы – раскрасили всех помимо воли. С таким же успехом синие могли бы сражаться против фиолетовых. Но мало ли, вдруг для кого-то это критично…

Судя по тому, как перекрестились некоторые из присутствующих – наша номинальная чернота таки будет проблемой. Я вообще удивлён присутствием верующих. Мировые религии с несвойственной им солидарностью выступили против виртмиров, как таковых, и феномена срыва, в частности.

Борьба за бессмертные души полыхнула с истово фанатичной яростью. Терять монополию на райское посмертие не хотела ни одна из конфессий. Ждут ли шахида в раю семьдесят девственниц – ещё вилами по воде писано. А вот в виртмире «Падишах» – опредёленно заждались, трепеща от нетерпения и взволнованно колыхая грудью любого предзаказанного размера.

А не переборщил ли я с тёмными спецэффектами? Мне нужны не идейные противники, а преданные и благодарные сторонники.

Выдыхаю, щелчком пальцев разгоняя морок по углам. Прищурившись, оглядываю стены зала, высчитывая кубатуру. Вроде хватит сил…

Активация честно упёртого умения «Золочения», и собравшиеся хором ахают. Вместо мрака и тьмы древний камень укутывается благородным золотом. Тысячи граней сверкают в свете факелов, дробя лучики света и создавая дискотечные эффекты. Красота! Для балов и празднеств самое то. Но вот заседать при таком освещении будет довольно дискомфортно…

– Ещё! – восторженно шепчет на ухо Бэрримор.

– Обойдёшься… – так же негромко отвечаю я.

Затем вновь повышаю голос, привлекая к себе внимание.

– Просто поймите – окрас противоборствующих сторон – не более чем игровая условность! Можно надеть белые одежды и творить чёрные дела, а можно…

Меня прервал Боцман, решительно рубанувший кулаком воздух:

– Да понятно всё командир, хорош агитировать! Давай ближе к делу, а то мне ещё в реал, дела кой-какие порешать надо, по горячим следам, так сказать. А то узнает моя стервоза, что я с рейса вернулся – забьётся в какую-нибудь щель, огнемётом не выкуришь! Вот решу вопрос, а потом к дочурке. Ты уж не обессудь, но я к вам на ПМЖ с вещами. Поганой метлой не выгонишь!

Понятливо киваю – этот буксир можно остановить только торпедой. Пока он жив – с выбранного курса не свернёт, чай, не депутат, меняющий фракции, как галстуки. Но мужик вроде правильный, побольше бы таких. Продолжаю:

– С технической частью срыва мы поможем всем желающим. Дадим советы, рекомендации, контакты нужных людей. Встретим в Друмире, словом и делом облегчим интеграцию. По мере оцифровки и прохождения всех ступеней проверок будем принимать в клан и переселять в Долину. Желающим продать своё имущество и квартиры можем подсказать проверенных риелторов и адвокатов…

8
{"b":"541887","o":1}