ЛитМир - Электронная Библиотека

А вот теперь зал напрягся. Старички привычно ощетинились, учуяв предполагаемый смысл развода – кидка на драгоценную квартиру. Те, кто помоложе – потенциальные наследники жилплощади, также встрепенулись и взволнованно закрутили головами.

Я ухмыльнулся:

– Расслабьтесь, граждане. Никто на ваши бетонометры не претендует. Хоть голяком ныряйте в Друмир, наше отношение не изменится. Существует клановый налог в десять процентов от добытого, но он не распространяется на введённые из реала деньги, да и не покрывает пока что даже малой доли расходов клана. Замок, в котором мы сейчас находимся, куплен на мои личные средства. Его полная стоимость более пяти миллионов долларов. В последнем рейде мной был использован уникальный свиток ценой в двести тысяч вечнозелёных. Наёмники, отряд тяжёлого вооружения, бафы и расходники – на данный момент всё это оплачивается из моего кармана…

Вглядевшись во впечатлённые лица – суммы действительно звучали увесисто, даже для казнокрадов средней руки, я утёр слёзы хлюпающему носом хомяку. Да, ты прав, щекастенький. Хрень какая-то, а не экономика. Хватит тянуть лямку в одно лицо. Со следующего рейда – вначале покрываем расходы, а уж затем делим остатки. Да и за каждым големом следует закрепить офицерскую долю трофеев.

Пора эту анархию кончать. Как учил товарищ Ленин: «Социализм – это контроль и учёт». Отличный слоган, прекрасно подойдёт и для неофеодализма.

Сухонькая старушечья рука вопросительно поднялась над толпой.

Поощрительно киваю.

– А правда ли, что после… срыва молодеет не только тело, но и разум?

Слушая надтреснутый старческий голос, глядя на дёргающуюся в нервном тике щёку, я прекрасно понимал суть вопроса. Дама присутствует в виртуале в цифровом теле, не отягощённом никакими болезнями. Но ушатанный возрастом физического тела мозг едва скрипел. Перешедшая в привычку моторика потряхивала руки, сгибала позвоночник и заставляла подслеповато щурить глаза.

– Правда! Но лучше вам об этом расскажет… – я закрутил головой, ища кого-нибудь из звезды Зены. – Вжик! Оставь Арлекина в покое, топай на сцену!

Зеленокожая гоблинша-рога, якобы обеспечивающая охрану, а на самом деле зажавшая в углу и самым похабным образом совращавшая моего начальника хозслужб, с неохотой оторвалась от увлекательного занятия. Выпустив шокированного напором Арлекина из заточения, она звонко шлёпнула его по обтянутой кожаными штанами заднице и ловким прыжком взлетела на помост.

Улыбнувшись во все шестьдесят четыре зуба, она весело подмигнула старушке:

– Привет, молодуха! Не сцы – научишься ещё держать голову ровно и вспомнишь, как мокнут кружевные труселя от объятий крепкого парня! Да не морщи ты брезгливо лоб – мне девяносто пять лет, и жизнь только начинается! О, вижу интерес в выцветших глазах! Докладываю – после срыва туман из башни постепенно выветривается. Сознание довольно резво молодеет, а вот тело, наоборот – стареет, стремясь подстроиться под самоощущение носителя шкурки. В какой-то момент два эти вектора встретятся, и тут важно не зависнуть на виртуальных сорока-пятидесяти годах. А ведь таких экс-старпёров в Друмире много…

– И что делать? – взволнованно вскинулась старушка.

Гоблинша рубанула воздух маленьким кулачком, привычно накачивая себя на экспрессию и собственным примером демонстрируя очевидное:

– Шевелиться! Наполнять жизнь яркими эмоциями, разгонять мозги, наслаждаясь сочностью красок и свежими впечатлениями. Влюбиться, наконец! Конечно, первые год-два вы будете для клана обузой. Придётся заново учиться ходить энергичной бодрой походкой, говорить не блея, думать… Но потом – впереди реальная вечность, без обмана! Когда-нибудь мы ещё завалимся в элитный бордель и в перерывах между услужливыми мальчиками вспомним этот весёлый разговор!

Под бурные аплодисменты Вжик дурашливо раскланялась и, спрыгнув с помоста, затерялась в толпе воодушевлённых старичков и смурных наследников уплывающих из рук капиталов. Как бы наших пенсионеров срочно не раскидали по психушкам, за денюжку малую организовав справочки о спутанности сознания. А то и вовсе поклеят старпёрам ласты – дело ведь не хитрое. В наше дикое время и за паршивый коммуникатор могут арматуриной голову пробить, что уж говорить о столичной недвижимости…

Пусть Оркус шепнёт предупреждение в нужные уши. Имеющие разум – услышат и поймут. Остальным – сорри, естественный отбор, у нас не богадельня. Хотя кому я вру? Самая натуральная! Суворовское училище – ага, как же! Лет через пять – возможно. А сейчас – детский дом в его идеальном представлении для миллионов сирот.

Ну а теперь добавим в эту смесь сотню бодрящихся старичков – и запретим видеосъёмку в пределах Супер-Новы. Ибо попадёт такой ролик в Интернет – и меня обвинят в сотнях смертей от истерического смеха…

Эх, мне бы лет десять на раскачку! У детишек ведь запредельный потенциал, дать им время на рост – и Друмир содрогнётся от поступи карапузов! Только вот нет у нас времени…

Хотя… Хм, а ведь совсем недавно я смаковал в голове потенциальные плюшки некой пространственной аномалии!

Дело захвата убежища Тавора, получив ещё несколько пунктов к важности и срочности, торжественно вползло на первую строчку моего виртуального склерозника.

Устало вздохнув, я потёр виски – пара часов сна не компенсировала бешеное напряжение событий последних суток. Однако времени осталось с гулькин хрен, отдыхать будем в третьем тысячелетии, после восстановления Первохрама…

Повернувшись к соратникам, негромко бросил:

– Кирилл, продолжай работу по плану. Оркус, Аналитик, вы мне нужны прямо сейчас, требуется обкатать кое-какую мысль. И пожалуйста, не нужно сразу вызывать санитаров…

Глава 4

Эхо инфосферы Друмира. Обрывок сообщения неизвестного абонента:

«…Роняя слёзы, скорблю о ране, нанесённой Светлоликому.

Коварный Первожрец теперь не должен умереть! Жить ему предстоит вечно, купаясь в тысячелетиях боли и страданий!

Неведомым путём он вырвался из идеальной западни, сметя с игральной доски нашу проходную пешку. Разрушен Храм Величайшего, убит его ближайший слуга, исковерканы астральные потоки и сорвана филигранная атака на Павшего…

Достоин жизни! Бесконечной, мучительной, страшной!

Взываю к мощи Лучезарного! Имеющегося у меня адаманта недостаточно для нанесения смертельной раны Неназываемому, что может серьёзно осложнить наши планы. Для поглощения сущности высшего порядка требуется не менее двухсот граммов уникального металла.

Понимаю, такую массу адаманта можно получить только лишь из цельного сердца погибшего бога. Но, быть может, Тихея благосклонна к олимпийцам, и в арсеналах Светлоликого отыщется столь бесценное сокровище?..»

– Бум!!!

Жар адского плана привычно опалил кожу. Потоки воздуха, настойчиво прущие в раскрытое портальное окно, запорошили глаза серым пеплом. На пределе восприятия, сквозь треск помех тревожно завопил Бэрримор, требуя закрыть форточку и не губить нежную эльфийскую растительность.

Убедившись, что тройка сопровождающих меня гончих уже успела переместиться, – выполняю просьбу и сворачиваю действие заклинания.

Отряхиваясь и привычно сканируя местность на предмет всевозможных неприятностей, я с тоской прошептал:

– Минус два миллиона… Притом что в казне едва ли наберётся девятьсот штук. И какой же я атаман без золотого запасу?

Дорогое это удовольствие – ходить в гости к Асмодею. Может, ему реально Пентаграмму Призыва начертить? Где вот только ингредиенты брать? Капризный ведь, гад!

Рисовать, понимаешь ли, исключительно мелом из толчёных костей праведника! Свечи непременно из жира дракона-альбиноса, а в узловых точках бриллианты идеальной чистоты! Ювелир хренов, ценитель аллотропов углерода категории «FL – flawless»: безупречные! Причём, что характерно, на аукционах ничего из вышеперечисленного не всплывало и где брать всю эту роскошь – абсолютно непонятно.

9
{"b":"541887","o":1}