ЛитМир - Электронная Библиотека

– Надеюсь. – Дина пошла дальше по коридору, спрашивая себя, возьмет ли Анджела Саймона в Нью-Йорк. Если она не берет Лью… сколько же человек из ее персонала окажутся на улице? Саймон, вечный холостяк, опекун бюджета шоу, постоянно из-за чего-нибудь нервничал, но он был предан Анджеле.

Она почувствовала острый укол совести от того, что она знала, а он – нет, и вздрогнула: ведь его карьера была поставлена на карту.

В приемной никого не было. Удивившись, Дина опять посмотрела на часы. Кесси, должно быть, куда-то отправили с поручением. Пожав плечами, она направилась к двери кабинета.

Звуки тихой, нежной музыки. Редкий случай – дверь была приоткрыта на несколько дюймов. Дина знала, что Анджела до одержимости ненавидела открытые двери и всегда плотно закрывала кабинет, будь она там или нет. Опять пожав плечами, Дина подошла и тихонько постучала.

Тогда она услышала еще какие-то другие звуки, не такие тихие, не такие нежные, как музыка. Она опять постучала, приоткрыв дверь пошире.

– Анджела?

Имя застряло у нее в горле, когда она увидела два тела, возившихся на двойном кресле. Она немедленно отступила бы назад, залившись краской смущения, но внезапно узнала мужчину и замерла, окаменев от ледяного шока.

Руки Маршалла лежали на грудях Анджелы, лицом он зарылся в ложбинку между ними. Дина не могла отвести взгляда, а эти руки, которыми она так восхищалась из-за их утонченности, скользнули вниз и дернули кверху узкую льняную юбку.

В этот момент Анджела, выгнувшись всем телом вперед, повернула голову. И встретилась глазами с Диной.

Даже сквозь туман от шока Дина увидела быструю ухмылку, затаенный восторг, и лишь потом все это сменилось страхом.

– О боже мой! – Анджела ткнулась лицом Маршаллу в плечо. – Дина! – В ее голосе звучал тот ужас, который ей не удалось изобразить во взгляде.

Он повернул голову. Его глаза, темные и остекленевшие, остановились на Дине. Двое в кресле замерли, оледенев в отвратительной позе, словно кто-то остановил кадр видеопленки. Дина первой нарушила эту картину, издав сдавленный крик. Она повернулась и побежала прочь, прямо по упавшим на пол розам.

Тяжело дыша, она добежала до лифта. Боль, страшная боль прожигала ей грудь. Она снова и снова била по кнопке «Вниз». Не в силах ждать, метнулась к лестничной площадке. Она не могла стоять на месте, не могла думать. Спотыкаясь, она неслась вниз, инстинктивно удерживаясь от падения. Она знала только то, что должна убежать, и ныряла вниз, этаж за этажом, оглашая всхлипами пустынную лестницу.

На первом этаже Дина бросилась на входную дверь. Рыдая, она билась о дверь всем телом, пока не сообразила, что надо нажать на ручку. И, сделав шаг, налетела на Финна.

– Привет! – Его улыбка появилась и исчезла, а сердце заколотилось сильнее. Как только он увидел ее лицо, ему сразу стало не до смеха. Она была белее мела, мокрые глаза, дикий взгляд. – Что с тобой? Тебе плохо? – Он сжал ее плечи и вытащил девушку на солнечный свет. – Что случилось?

– Отпусти меня. – Она пиналась и вырывалась у него из рук. – Черт побери, оставь меня одну!

– Не думаю. – Он автоматически обнял ее. – Ладно, малышка. Я только подержу тебя, пока ты успокоишься.

Дина разрыдалась, уткнувшись ему в плечо, а Финн тихонько покачивался из стороны в сторону, поглаживая ее по волосам. Она уже не вырывалась, только горько плакала, изливая в слезах и потрясение, и обиду. Острая боль в груди становилась слабее, уменьшаясь… Почувствовав, что она успокаивается, Финн опустил руки. Поддерживая Дину, он повел ее через стоянку к низкой каменной скамье.

– Давай сядем. – Он достал из кармана платок и вложил ей в руки. Хотя Финн ненавидел женские слезы, но если бы он сейчас оставил Дину без поддержки, то зачислил бы себя в самые худшие трусы. – Теперь соберись с силами и все расскажи дядюшке Финну.

– Иди к черту, – буркнула Дина и высморкалась.

– Хорошее начало. – Он ласково убрал волосы с ее влажных щек. – Что случилось, Дина?

Она отвела взгляд. Слишком много участия и желания понять было в его глазах.

– Просто я только что обнаружила, что была полной идиоткой. Что не умею разбираться в людях и что никому нельзя верить.

– Звучит похоже на резюме диктора теленовостей. – Но она не улыбнулась, и он взял ее за руку. – У меня нет с собой виски, и я бросил курить в прошлом году. Могу предложить тебе только плечо.

– Кажется, я им уже попользовалась.

– У меня есть еще одно.

Вместо того чтобы прислониться к нему, она выпрямилась и на мгновение крепко-крепко зажмурилась. Может, она была идиоткой, но гордость у нее еще осталась.

– Я только что наткнулась на женщину, которую считала подругой, с мужчиной, которого считала любовником.

– О-о, это серьезно. – Он не мог придумать ничего умного, чтобы как-то утешить ее. – Психолог?

– Да, Маршалл. – Ее голос дрожал. Сделав усилие, она сжала губы. Она не стыдилась пролитых слез, но слезы кончились. Больше плакать Дина не собиралась. – И Анджела. В ее офисе.

Тихо выругавшись, Финн поднял глаза к окнам шестнадцатого этажа.

– Не думаю, что ты могла ошибиться и неправильно понять ситуацию.

Она сухо рассмеялась.

– Я натренированный наблюдатель. Когда я вижу мужчину и полуобнаженную женщину лапающими друг друга, то знаю, чем они занимаются.

– Думаю, ты права. – Он замолчал. У них за спиной ветерок шелестел в траве на газоне, качая стебли ярко-желтых тюльпанов. – Я могу сейчас собрать съемочную группу, – предложил Финн, – подняться на шестнадцатый этаж с камерой, юпитерами, микрофоном и превратить его жизнь в сплошной ад.

На этот раз она смеялась уже менее напряженно.

– Интервью на месте преступления? Это неплохое предложение.

– Нет, правда, мне будет даже приятно. – Чем больше он об этом думал, тем больше верил, что это идеальное решение. – Доктор Пайк, вы известный и уважаемый семейный консультант, как вы объясните, что вас застали со спущенными штанами в деловом офисе до полудня? Был ли это профессиональный вызов? Новая форма терапии? Не хотите ли вы поделиться этой информацией с нашими зрителями?

– Штаны не были спущены – пока, – со вздохом сказала она. – Я им помешала. И хотя твое предложение очень заманчиво, я смогу сама справиться с этой ситуацией. – Она сунула использованный платок обратно ему в руку. – Черт побери, они сделали из меня полную дуру! – Вскочив, Дина крепко обхватила себя руками. – Она специально это сделала. Я не знаю почему, я даже не знаю как, но она сделала это специально. Я поняла по ее глазам.

Эта новость его не удивила. Ничто, связанное с Анджелой, его не удивило бы.

– Ты ей чем-нибудь насолила в последнее время?

– Нет. – Дина подняла руку, чтобы отбросить волосы назад, и внезапно остановилась. Нью-Йорк, подумала она, и опять чуть не засмеялась. – Может быть, да, – тихо проговорила она, – и это некая извращенная форма мести за то, что она восприняла как неблагодарность. – Дина в ярости повернулась обратно к Финну. – Она знала, как я к нему отношусь, и это использовала. И время рассчитала. Меньше чем за час до того, как мне выходить в эфир. – Она взглянула на часы и закрыла лицо руками. – О боже! У меня осталось только двадцать минут.

– Не волнуйся. Я сейчас пойду к Бенни и скажу, что ты заболела. Они вызовут замену.

Всего на одно мгновение она печально задумалась над его предложением. А потом вспомнила хитрую, довольную улыбку Анджелы.

– Нет. Слишком много радости для нее. Я смогу сделать свою работу.

Финн внимательно посмотрел на нее. На лице остались следы слез, глаза опухли и покраснели, но она была полна решимости.

– Ишь, какими крутыми они вырастают в Канзасе! – одобрительно заметил он.

Она вздернула подбородок.

– Да, черт побери!

– Тогда пошли в гримерную.

Они молча прошли по стоянке, вошли в здание.

– Спасибо.

– Всегда к услугам. У тебя есть лед?

Она скорчила недовольную мину.

24
{"b":"541892","o":1}