ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Адмирал сделал паузу, но президент предпочел ее не заметить.

– …серьезное задействование американского персонала, то, полагаю, использование грузин будет оптимальным вариантом.

– И все будет хорошо, пока Москва не решит закрыть эту лавочку, – сказал Кейпс.

– Риски есть, – согласился МакРейвен. – Они усугубляются тем, что быстро оказать помощь мы не сможем. В Черное море мы не проведем наши авианосцы, Турция не согласится на это. Но все, в конечном итоге, зависит от России, мы вроде как ей услугу оказываем.

Вторая площадка – это Баку, Азербайджан. Тоже бывшая советская республика, дружественная. Больше, чем Грузия, и у нее есть нефть. Ее огромным плюсом является то, что она находится на берегу Каспия, огромного внутреннего моря. Дагестан – наша цель – вытянут вдоль Каспия, доступ не хуже, чем к Вьетнаму.

Напоминание было напрасным – Вьетнам в США никто не помнил и вспоминать не хотел. Что касается действий на Каспии – то адмирал завел речь об этом не просто так. Изначально боевой пловец, он предпочитал иметь рядом море, чтобы уйти под воду, как только станет жарко. Он знал, что большинство обычных армейских офицеров не знает, как бороться с врагом, способным действовать как в воде, так и на суше. А SEAL – боевые пловцы американского ВМФ, – имея отличный подводный опыт, за последние пятнадцать лет набрались уникального опыта наземной войны. Если 1SFOD «Дельта» была ориентирована на Ирак, то «морские котики» с самого начала были закреплены за Афганистаном.

– …Баку является дружественным нам городом, с отличной инфраструктурой, там построено немало отличных аэропортов, и каждый из них может быть стартовой площадкой. Баку – важный транзитный пункт в снабжении нашего афганского контингента, а теперь и баз в Средней Азии. Там есть международный аэропорт, и количество прибывающих иностранцев дает возможность затеряться нашим ребятам. К тому же в последнее время активно развиваются проекты по каспийской добыче нефти, там международные команды нефтяников, активное движение по акватории – залегендировать наши действия не составит труда, возможно, как-то удастся легализоваться даже в России.

– Звучит неплохо, – оценил президент, – а минусы?

– Минус первый. Азербайджану не нужны особо ни наши деньги, ни проблемы с Россией. Как только станет по-настоящему горячо – они могут попросить нас покинуть страну. Минус второй. Эта страна контролируется Великобританией. Они там главные, насколько я знаю, и активные действия без их разрешения могут быть расценены как недружественный шаг.

Президент промолчал. Он знал, что с Великобританией не все так просто. В отличие от Америки у них было немало неофициальных и полуофициальных инструментов влияния, какие Америке даже и не снились. И сейчас, когда Америка стала изгоем всего мира, Британия осторожно, но все более и более настойчиво гнула свою линию.

– Итак, ваше предложение?

– Начать готовить инфраструктуру уже сейчас, сэр. Если будет принято решение – мы будем готовы перейти к активным действиям в очень короткое время. Если решение принято не будет – мы не совершим ничего противозаконного и сможем вовремя остановиться. Если не считать противозаконной, например, рыбалку в чужих территориальных водах. Что ж, если мы попадемся, пусть русские оштрафуют нас.

Смеха это не вызвало. Было не до смеха.

– Роберт?

Гейтс, самый опытный и мудрый из всех, улыбнулся перед тем, как заговорить.

– Я думаю, господа, что не все понимают, с чем мы имеем дело. Я вот тут собрал немного материала… исключительно из открытых источников.

Тонкие папки пошли по столу.

– Просто распечатки из Интернета… я попросил перевести с русского. Проблема Кавказа давно переросла в принципиально другую проблему – проблему исламизации и ваххабизации России. Да, все еще большая часть террористической активности приходится на регион Кавказа. Но распространение идет пугающими темпами. Русский Север, там, где русские добывают газ и нефть, – ваххабитские общины, радикально настроенные мигранты, штурмы и специальные операции в городах. Южная Сибирь. Ваххабитские общины в городах, в которых все большую и большую роль играют украинцы и этнические русские. Татария, часть России, интегрированная республика на Волге. Терроризм, ваххабизм, проникновение агрессивного ислама, появление ваххабитских общин, убийства мусульманских священнослужителей, не желающих поддерживать радикальный ислам. В прошлом году отмечено появление первых лесных банд, находящихся на нелегальном положении. Ульяновск, город, где родился лидер большевиков Владимир Ленин. В пенитенциарном учреждении заключенные при помощи навещавшего их священнослужителя создали ваххабитскую ячейку и приняли радикальный ислам. Наконец Москва. Не менее четверти населения тайно или явно исповедуют ислам, часть из них исповедует ислам радикального толка. Сильная межнациональная напряженность, агрессивные вооруженные группы крайне правых – и создаваемые в противовес им отряды вооруженных боевиков общин. Проникновение агрессивного ислама идет сразу по нескольким каналам – из стран Азии, из Кавказа. Все больше и больше радикальный ислам принимают этнические русские, которые до этого были ортодоксальными христианами[12] или атеистами. Я хочу показать вам, что нам придется иметь дело не с локальной проблемой, сконцентрированной на Кавказе, а с целой страной, зараженной ваххабизмом. Узел второй. В этой же папке вы найдете информацию об общинах выходцев с Кавказа, которые находятся в Европе и на Ближнем Востоке. Начнем с Европы. Только в Польше находятся, по меньшей мере, несколько тысяч чеченских беженцев, их количество посчитать сложно. Большей частью это лица, ранее воевавшие против русских в Чечне, принимавшие участие в террористических нападениях и акциях, после чего скрывшиеся в Европе от русских. Несколько тысяч – это самая скромная оценка, скорее всего их больше. По меньшей мере, какая-то часть из них поддерживает связи с исламским террористическим подпольем, продолжает придерживаться радикальных взглядов и готова к новым террористическим действиям. Скорее всего, еще более крупная группа беженцев с Кавказа осела на Ближнем Востоке. Они уже принимали участие в террористических нападениях на нас в Ираке, в Афганистане, они участвовали в боевых действиях в Ливии, в Сирии, в Мали и полностью интегрированы в международную террористическую сеть, в ее структуры и организации. Таким образом, мы имеем дело с угрозой, локализованной не только на Кавказе, не только в пределах России – но с угрозой мирового уровня. И мы должны быть готовы к тому, что как только мы начнем действовать на Кавказе, в ответ мы получим новые террористические атаки по всему миру, ничуть не менее опасные, чем атаки Аль-Каиды. У меня все, сэр.

Президент молчал.

– Черт… сэр, вы так говорите, что хочется купить виллу на необитаемом острове… – пошутил Кейпс.

Но опять-таки было не до смеха.

Президент думал. Он пришел к власти, наследовав человеку, который начал войну в Ираке и в Афганистане, отстаивая ценности и интересы, которые он считал американскими. Он сам занимал этот пост только потому, что жестко и последовательно критиковал этого человека. Он пришел к власти с искренним намерением избавиться от страшного наследства, от двух кровавых войн и начать все заново. Он знал, в чем Америка все еще сильна. Они могли попытаться… да что там попытаться – они могли радикально удешевить процесс получения энергии… это было бы революцией, сравнимой с появлением компьютеров. Они могли бы продолжить компьютерную революцию. Они могли бы попытаться заново открыть для себя и для всего человечества космос, сделав космический полет такой же обыденностью, как полет на Гавайи.

А вместо этого у него столица страны, полная трупов. И страна, которая не может выдержать еще пятнадцать лет долгой и страшной войны. Они все загнаны в угол, и выхода нет.

Нет выхода…

Выход, конечно же, был. И президент, чужак до сих пор в Вашингтоне, человек, начинавший как организатор местных сообществ, ставший президентом с минимальным политическим опытом – то есть, еще зрячий и способный здраво мыслить, – его отлично видел. Начать сотрудничать с Россией. По-настоящему, без камня за пазухой, приняв Россию такой, какая она есть, и не пытаться изменить ее. Просто решать именно ту задачу, которую сейчас надо решать, – борьба с терроризмом на Кавказе. Не пытаться научить Россию демократии, не пытаться продвинуть тех в России, кто отстаивает интересы России и Америки. Великий демократический президент Рузвельт, единственный, который был избран на пост президента США целых четыре раза, – когда началась Вторая мировая война, начал сотрудничать с Джо Сталиным, одним из самых одиозных коммунистических монстров, которых когда-либо рождала земля. И он сотрудничал с ним, поставлял в СССР военную технику и снаряжение, координировал совместные операции, ездил на конференции, сидел с ним за одним столом, жал руку и улыбался. И благодаря этому – обеспечил Америке шестьдесят лет процветания и доминирования в мире. А тех, кто был против сотрудничества с коммунистической Россией, он просто послал в… Увы, он – не Ф.Д. Рузвельт. Он не может послать подальше свою партию с окопавшимися в ней многозначительными ублюдками – политологами, выходцами из стран Восточной Европы, ненавидящими Россию на генетическом уровне, он не может отнять золото у богачей и послать безработных американцев строить Гувер-Дам, чтобы отрабатывать пособие по безработице. Потому что он – президент двадцать первого века, а не двадцатого. Века, в котором не осталось великих людей, а есть только…

вернуться

12

Православные.

15
{"b":"541897","o":1}