1
2
3
...
50
51
52
...
73

Хорэс тем временем продолжал разговаривать с отцом.

Джудит решила больше не ждать. Может быть, в их разговоре и не было ничего предосудительного, но что-то подсказывало девушке, что кузен и кузина приступили к исполнению своего бесчестного заговора. Вдруг, после того как она покинула комнату Джулианы, они изменили место? Делать нечего, придется рискнуть. Стараясь быть не замеченной, девушка поспешно выбежала из бального зала сошла вниз по лестнице, с облегчением обнаружив, что поблизости нет ни одной служанки, которая могла бы поинтересоваться намерениями мадам, и проскользнула в библиотеку, считавшуюся неприкосновенной собственностью дяди Джорджа.

Внутри было довольно темно, но девушке удалось отыскать путь к окну и раздвинуть тяжелые шторы. Полная луна светила на звездном небе, полностью очистившемся от облаков. Ночное светило давало достаточно света, чтобы разглядеть то, что Джудит хотела увидеть: две стены книжных шкафов от пола до потолка. Она прошла к тому шкафу, который находился одновременно за дверью и за огромным диваном.

Следующая минута показалась ей вечностью. Что, если она пришла не туда? Вдруг Джулиана утащила лорда Рэнналфа в какой-нибудь укромный уголок, где их застанут целующимися или в другой компрометирующей ситуации?

В этот момент послышался шум открывающейся двери.

– Он должен быть здесь, – раздался высокий взволнованный голос Джулианы. – Папа подарил мне его в день первого бала, и он жутко рассердится, если я его потеряю.

Джудит не могла представить себе дядю Джорджа во власти каких-либо сильных чувств, будь то злоба, раздражение или расстройство.

– Если вы точно знаете, что оставили браслет здесь, – промолвил лорд Рэнналф, голос которого звучал абсолютно спокойно, если не сказать весело, – то мы разыщем его и сможем вернуться в бальный зал через две минуты.

Лорд Рэнналф вошел в библиотеку, не имея в руках свечи, и Джудит успела заметить, как кузина захлопнула дверь легким ударом ноги.

– О Боже! – воскликнула она. – Эта дверь вечно захлопывается. – Девушка поспешно подбежала к лорду Рэнналфу, и в ту же секунду Джудит услышала ее ликующий возглас:

– А, вот он! Я так и знала, что оставила его здесь, когда пару часов назад заходила в библиотеку передохнуть.

Лорд Рэнналф, как я могу отблагодарить вас за то, что вы согласились пожертвовать танцем и прийти сюда со мной, пока отец не заметил?

– Просто поскорее надевайте браслет, – галантно ответил Рэнналф, – чтобы мы могли вернуться, пока нас не начали разыскивать.

– Но я не могу справиться с замочком, – пожаловалась Джулиана. – Здесь так мало света. Вы не поможете мне?

С этими словами девушка подняла руку. Лорд Рэнналф наклонился, чтобы застегнуть браслет. Воспользовавшись этим, Джулиана обняла его свободной рукой за шею и прильнула к его груди.

– Я безумно вам благодарна, – томно прошептала она. В этот момент, как по заказу, дверь снова открылась, и на пороге появился Хорэс со свечой. Пробормотав проклятие, он попытался загородить дорогу отцу.

– Ты знаешь, отец, это была не очень хорошая идея спуститься в библиотеку отдохнуть от шума, – громко и с чувством произнес он. – Пошли отсюда.

Однако дядя Джордж, как и следовало ожидать, почуял неладное. Отодвинув Хорзса в сторону, он решительным шагом вошел в помещение. Джулиана вскрикнула, отпрыгнула от Рэнналфа и начала возиться с лифом платья, который непонятным образом спустился, обнажив все, что только было можно.

Пора контратаковать!

– А, вот и она, – громко сказала Джудит, выходя из своего укрытия с огромной книгой в руках. – Как хорошо, что пришли дядя Джордж и Хорэс: они помогут мне выбрать победителя. И боюсь, лорд Рэнналф, что это Джулиана. Именно ворона Ной первым выпустил из ковчега, чтобы посмотреть, не сошла ли вода. И только потом он выпустил голубя. Вообще-то голубя выпускали трижды, до тех пор, пока однажды он не вернулся и Ной понял, что где-то земля уже высохла. Тем не менее, первым был все-таки ворон.

То, с каким видом все четверо обернулись и уставились на нее, сделало бы честь любому комедийному фарсу. Девушка с сияющим видом захлопнула книгу.

– Глупо было спорить на эту тему, – подытожила она. – Мне придется признать свое поражение. Но я рада, что вышло именно так. С моей стороны было бы неблагородно праздновать победу над леди, окажись я права. Правда, я до сих пор уверена, что в моей Библии речь идет о голубе.

– Что за черт… – начал было, Хорэс.

– Джулиана, – бесцеремонно перебив кузена, Джудит положила книгу на стол, – тебе так и не удалось застегнуть браслет? И вы тоже не смогли помочь, лорд Рэнналф? Давайте я попробую.

– Хм-м, – фыркнул дядя Джордж, – я пришел, чтобы немного отдохнуть, а мою библиотеку уже заняли. Твоя мать знает, что ты носишь ее браслет, Джулиана? Думаю, она в курсе. Мой вам совет, Бедвин, никогда не спорьте с женщинами. Они всегда оказываются правы.

Если бы можно было нарисовать гром, подумала Джудит, то рисунок определенно имел бы сходство с выражением лица Хорэса. Когда их взгляды на секунду скрестились, Джудит прочла в его глазах жажду крови.

– Буду иметь это в виду, сэр, – вежливо ответил лорд Рэнналф. – Это последний раз, когда я поспорил о голубе и вороне.

Плотно сжав губы и побелев как полотно, Джулиана вырвала запястье из рук Джудит, попробовала самостоятельно застегнуть браслет, но, не справившись с этой задачей, сорвала его с руки и швырнула на стол, где он лежал до сих пор.

– Хорэс, отведи меня к маме, – потребовала она, – мне плохо.

– Полагаю, мне следует вернуться к своим обязанностям, – вздохнул дядя Джордж.

Через минуту все трое покинули библиотеку, забрав с собой свечу и оставив дверь открытой.

– Что это была за книга? – спросил лорд Рэнналф, выдержав небольшую паузу.

– Понятия не имею, – призналась Джудит. – В комнате было слишком темно. Я не могла различить названия.

– Вы абсолютно уверены, что первым: из ковчега выпустили ворона? – осторожно поинтересовался он. – Готов побиться об заклад, что это был голубь.

– Вы проиграете, – возразила девушка. – Не забывайте, что я дочь священника.

– Полагаю, – сказал Рэнналф, – это был план, чтобы заставить сэра Джорджа Эффингема поверить в то, что я серьезно скомпрометировал его дочь.

– Да.

– Благодаря моей беспечности он почти сработал. Я считал эту девчонку глупой и скучной, но совершенно безвредной.

– Да, но Хорэс отнюдь не безвреден, – заметила Джудит, – так же, как и тетя Луиза.

– Джудит, – прошептал Рэнналф, сделав шаг вперед, – вы избавили меня от злой участи. Как мне вас отблагодарить?

– Мы квиты, – ответила девушка. – Вы спасли меня в летнем домике на прошлой неделе, а я спасла вас.

– Да, – на плечи девушке опустились его руки, теплые, твердые, знакомые, – Джудит.

Когда он начал называть ее по имени? Разве он делал это до сегодняшнего вечера? Джудит сосредоточила взгляд на сложном узле его шейного платка, но только на мгновение. Лицо лорда Рэнналфа внезапно оказалось в опасной близости от нее, и в следующий момент он накрыл се губы своими.

Это был глубокий поцелуй, хотя руки мужчины неподвижно лежали на ее плечах, а девушка лишь беспомощно цеплялась за рукава его фрака. Он дразнил ее губы, заставляя их раскрыться, и она подчинилась ему. Его язык проник внутрь, наполнив ее всю, утвердив свое господство над ней, и Джудит с радостью приняла его вторжение, втягивая его еше глубже.

Девушка чувствовала себя так, словно после долгой жажды ей наконец дали напиться. Она никак не могла насытиться этим мужчиной и боялась, что этот миг не наступит никогда.

Она упивалась знакомым ароматом его одеколона.

Так же неожиданно он оторвался от се губ и взглянул на псе в лунном свете.

– Надо возвращаться наверх, – хрипло проговорил он, – пока кто-нибудь не заметил твоего отсутствия. Спасибо тебе, Джудит. Время до последнего танца покажется мне вечностью.

Джудит постаралась не придавать его словам слишком большого значения. Лорд Рэнналф был всего лишь благодарен ей за счастливое избавление. Просто благодарность, и ничего больше. Он просто вспомнил то время, когда они были вместе и она выдавала себя за Клер Кемпбелл, актрису и опытную куртизанку. Вот и все.

51
{"b":"5419","o":1}