1
2
3
...
54
55
56
...
73

– Отец, – вмешался Хорэс, – я настаиваю, чтобы констебль…

– Мы не можем позволить себе бросить Джудит в камеру и спровоцировать настоящий скандал, о котором долго будет судачить вся деревня, – твердо сказал дядя Джордж.

Джудит зажала рот руками. Все происходящее напоминало ночной кошмар, с той только разницей, что не было никакой надежды проснуться.

– Горячо уповаю на то, что мой брат хорошенько тебя отстегает, Джудит, – сказала тетя Эффингем, – что ему следовало сделать еще много лет назад. Я обязательно напишу ему письмо и выскажу все, что о тебе думаю. Я полагаю, Эффингем, сегодня на ночь ты запрешь ее в комнате, а то как бы она не ограбила нас всех, пока мы спим.

– Не будем устраивать мелодраму, – возразил дядя Джордж, – хотя все происходящее больше всего напоминает именно плохую мелодраму. Джудит, отправляйся в свою комнату и не выходи оттуда до утра.

– Бабушка! – Повернувшись к миссис Лоу, девушка с Мольбой протянула к ней обе руки. Но пожилая леди ничего не замечала, уставившись в пол и сложив руки на коленях.

– У Брануэлла долги, – тихо, так, чтобы услышала одна Джудит, проговорила она, – а ты мне ничего не сказала, я отдала бы ему некоторые драгоценности, если бы он или ты попросили меня. Ты разве этого не знала?

Кажется, бабушка поверила. Она поверила в то, что Джудит сговорилась с Брануэллом ограбить ее. Хуже быть уже не могло.

– Я не делала этого, бабушка, – прошептала Джудит заметив, как на сложенные ладони старушки упала слеза.

Она так и не смогла потом понять, как выбралась из бального зала и дошла до своей спальни. Закрыв за собой дверь, девушка еще долго стояла, прислонившись к двери и изо всех сил сжав дверную ручку за спиной, как будто вес собственного тела был единственным, что отделяло ее от Вселенной, готовой в любую минуту обрушиться на нее.

Глава 18

Для официального светского визита было, пожалуй, слишком рано, особенно после бала, думал Рэнналф, сворачивая на длинную подъездную аллею к особняку Харвуд-Грейндж. Он с самого рассвета метался по комнате, как медведь в клетке, не находя в себе сил даже спуститься в кабинет, где его ждала кипа писем, на которые требовалось ответить, и бухгалтерская книга, которую надо было просмотреть. И поэтому он приехал так рано в надежде застать на ногах хотя бы сэра Джорджа Эффингема и пребывая в совершенной уверенности, что Джудит давно проснулась и встала. Может быть, вчера ночью ее, так же как и его, мучила бессонница? Вчера вечером смысл его слов был предельно ясен. Какие чувства она к нему испытывает? Какой ответ собирается дать?

Если Джудит снова откажет, придется смириться.

Предаваясь мрачным мыслям, Рэнналф все же надеялся, что вчерашнее влечение их душ ему не почудилось. Он просто не мог ошибиться.

Его сердце учащенно билось, когда он въехал на конюший двор, передал Буцефала на попечение конюха и направился к дому.

– Передайте сэру Джорджу, что у меня к нему личный разговор, – приказал лорд отворившему дверь слуге.

Через минуту Рэнналфа провели в библиотеку, где он чуть было не угодил в ловушку вчера вечером. Сэр Джордж с мрачным видом восседал за большим дубовым столом. Правда, Рэнналф не мог припомнить случая, когда этот человек выглядел по-другому. У Эффингема было выражение лица человека, не удовлетворенного семейным кругом и не находящего отдушины в компании друзей.

– Доброе утро, сэр, – поздоровался Рэнналф. – Надеюсь, все хорошо выспались после вчерашнего веселья?

Сэр Джордж хмыкнул.

– Вы ранняя пташка, Бедвин, – заметил он. – Я не уверен, что Джулиана и остальные уже встали. Но, как я понял, у вас есть дело до меня?

– Я не отниму у вас много времени. Я лишь хотел получить ваше разрешение перекинуться парой слов с вашей племянницей.

– С Джудит? – Нахмурившись, сэр Джордж взял со стола перьевую ручку и принялся вертеть ее в руках.

– Я подумал, что мог бы пригласить се на прогулку, – продолжал Рэнналф, – с вашего позволения, разумеется.

Сэр Джордж положил ручку на место.

– Вы опоздали, – отрезал он, – девушка уехала.

– Уехала? – Он знал, что Джудит собираются отправить домой, но чтобы так внезапно, так скоро, наутро после бала? Может быть, это из-за того, что она помешала матримониальным планам своей кузины?

Глубоко вздохнув, сэр Джордж устроился поудобнее в кресле и жестом пригласил гостя сделать то же самое. Рэнналф опустился в кресло напротив.

– Полагаю, нет смысла что-либо скрывать от вас или следи Бимиш, – сказал хозяин дома, – хотя я и хочу скрыть нелицеприятные подробности от остальных соседей. Прошлой ночью у пас в доме произошло неприятное событие, Бедвин. В разгар бала у моей тещи были украдены драгоценности, и проверка обнаружила неоспоримые и изобличающие доказательства в комнате Джудит. Кроме того, ее видели выбегающей из своей комнаты в тот момент, когда у нее не было особых причин находиться наверху, и вскоре после этого исчез Брануэлл Лоу. Он покинул Харвуд в разгар бала, не сказав никому ни слова.

Рэнналф сидел неподвижно.

– Джудит было приказано всю ночь оставаться в своей комнате, – продолжал сэр Джордж, – хотя я не стал запирать дверь или приставлять охрану. Со стороны моей семьи было бы некрасиво содержать ее как заключенную. Я собирался сегодня утром отправить кузину домой под охраной в моей собственной карете и с письмом к ее отцу. Вот этим письмом. – Он побарабанил пальцами по сложенному, запечатанному листу бумаги. – Но когда я рано утром подошел к ее двери вместе с горничной и постучал, ответа не последовало. Комната оказалась пуста. Большинство ее вещей по-прежнему находится в спальне, но девушки там определенно нет. Она испарилась.

– Думаете, она отправилась домой? – спросил Рэнналф, прервав тягостное молчание.

– Сомневаюсь, – покачал головой сэр Джордж. – Мой шурин – человек суровый. Он не из тех мужчин, у которого согрешившая женщина может искать сочувствия. А ее брат, разумеется, и носа туда не покажет. Полагаю, они планируют где-нибудь встретиться и разделить добычу. Эти драгоценности стоят немалых денег, но теща никогда не позволяла мне поместить их в надежное место.

– Что вы собираетесь делать?

– Я бы предпочел совсем ничего не делать, – честно признался сэр Джордж. – Все-таки это племянники леди Эффингем и внуки моей тещи. Но драгоценности необходимо вернуть. Теперь, когда эти двое сбежали и за ними снарядили погоню, не стоит с ними церемониться. Думаю, их следует отдать под суд и добиться, чтобы их приговорили к тюремному заключению, хотя это не слишком приятная перспектива.

– Значит, против них будет возбуждено уголовное дело?

Сэр Джордж снова вздохнул.

– Мы постараемся держать все в секрете так долго, как только сможем, – сказал он, – хотя с таким количеством слуг и гостей в доме, я полагаю, легче удержать в руках ветер. Мой сын отправится следом за беглецами завтра утром. Он полагает – и я с ним полностью согласен, – что они могут направляться исключительно в Лондон, поскольку имеют на руках не деньги, а драгоценности, от которых не так легко избавиться. Скорее всего, ему придется обратиться за помощью в полицию на Боу-стрит.

На некоторое время в библиотеке воцарилось молчание, потом Рэнналф резко поднялся на ноги.

– Не буду больше отнимать у вас время, сэр. Можете быть уверены, что никто, кроме бабушки, не узнает от меня ничего об этом деле.

– Благодарю вас, – сэр Джордж тоже встал из-за стола, – вы же понимаете, это весьма неприятная ситуация.

Обратно Рэнналф ехал едва ли не быстрее, чем в Харвуд. Он мог бы догадаться, что произойдет нечто подобное. Сам он едва не угодил в сети, расставленные мисс Эффингем. Правда, с точки зрения Хорэса, главным обидчиком был все же не он. Ему казалось, что больше всего его унизила Джудит. Именно ее он так стремился наказать.

Он выбрал страшную месть, которая со временем обещала быть еще страшнее.

55
{"b":"5419","o":1}