ЛитМир - Электронная Библиотека

– А почему ты считаешь, что мы должны попрощаться? – осведомился лорд, присаживаясь рядом на камень, нагретый солнечными лучами.

Джудит вздохнула:

– По-моему, это очевидно.

Так же очевидно, как и его нос. А нос у Бедвинов, как известно, – самая заметная черта. Джудит Лоу была гордой, упрямой женщиной, но вместе с тем ей катастрофически не хватало уверенности в себе. Это качество на корню задушили строгие родители, которые, конечно, хотели как лучше, а на деле невольно причинили вред единственному лебедю среди их утиного выводка.

– Герцог Быокасл – мой брат, – сказал Рэнналф, – это высокомерный аристократ, который надменностью не уступает королю. Стоит ему пальцем пошевелить, как все бросаются исполнять его волю. Фрея, Морган и Аллин привыкли роскошно одеваться и вести себя так, словно стоят над всеми остальными людьми. Бедвин-Хаус – один из многих домов, принадлежащих моей семье, и это богатый и красивый особняк. Только Быокасл и Эйдан отделяют меня от герцогского титула и несметных богатств, которые приносят многочисленные поместья на территории Англии и Уэльса. Я перечислил хотя бы половину того, что очевидно?

– Да. – Взгляд Джудит блуждал по долине, простиравшейся у подножия холма.

– Твоего отца зовут преподобный Джереми Лоу, – продолжал Рэнналф. – Он джентльмен со скромным состоянием, поскольку приход не приносит ему большого дохода. У него четыре дочери, и каждую надо обеспечить приданым. Это весьма трудно сделать, ибо беспутный сын промотал все отцовские деньги, а строить собственную карьеру еще не начал. Положение усугубляется тем, что он стыдится своего происхождения. Конечно, ведь по материнской линии он внук торговца тканями и сын актрисы. Теперь, кажется, я описал вторую оставшуюся часть очевидного?

– Да, – отозвалась девушка. Она больше не разглядывала долину, ее глаза были прикованы к сидящему рядом мужчине. Рэнналф удовлетворенно отметил, что она сердится. Лучше гнев, чем безучастность! – Совершенно верно, лорд Рэнналф. Но я в отличие от отца не стыжусь бабушки. Я очень ее люблю.

– Я знаю, Джудит, – мягко проговорил он. – И она любит тебя больше всех на свете.

– Я никогда не стану вашей любовницей, – сказала девушка.

– Боже мой! – Рэнналф изумленно воззрился на нее. – Неужели ты считаешь, что я способен предложить тебе такое?

– Больше между нами ничего быть не может, – отрезала Джудит. – Разве вы не видите? Вы что, ничего не замечали? Даже слуги в Бедвин-Хаусе выглядят более представительно, чем я. Все были со мной очень любезны, даже герцог Бъюкасл, и тот изо всех сил старался мне помочь. Но я уверена, он едва мог выносить мое присутствие в доме.

– Я даже не представляю, что должно произойти, чтобы кто-то из Бедвинов потерял присутствие духа, – заметил Рэнналф. – Кроме того, Джудит, я не прошу тебя жить в Бедвин-Хаусе или с кем-то из моих братьев или сестер. Я хочу, чтобы ты жила со мной, скорее всего в Грандмезоне, в качестве моей жены. Не думаю, что бабушка позволит мне привезти тебя к ней на правах любовницы. В таких вопросах она непреклонна.

Джудит стремительно вскочила на йоги.

– Вы не можете жениться на мне!

– Не могу? – удивился Рэнналф. – Это еще почему?

– Так не бывает, – пробормотала она, – это невозможно.

– Почему?

Джудит развернулась и зашагала вверх по склону холма. Рэнналфу ничего не оставалось, кроме как последовать за ней по свежей зеленой травке, умытой весенним дождем.

– Это потому, что я могу быть беременна? – спросила девушка.

– Я почти надеюсь, что это так, – ответил Рэнналф. – И не потому, что хочу заманить тебя в ловушку, а потому, что мечтаю исполнить бабушкино заветное желание, пока еще не поздно. Ты же знаешь, она умирает. Ее заветная мечта – увидеть меня счастливо женатым, а может быть, даже подержать на руках внука.

Джудит остановилась.

– Так вы поэтому хотите жениться на мне?

Протянув руку, Рэнналф приподнял ее подбородок.

– На такой вопрос я даже отвечать не стану, – проговорил он. – Ты меня разве не знаешь, Джудит?

– Нет, не знаю. – Оттолкнув его руку, она продолжила подниматься на холм. Несмотря на то, что тропинка становилась все круче, походка и спина девушки неизменно оставались прямыми. Сняв шляпу, Рэнналф прибавил шагу. – Вы же сами говорили, что люди женятся ради приумножения богатства или приобретения положения в обществе, поэтому удовольствия вы собираетесь искать на стороне.

– Боже мой, неужели я такое говорил? – Рэнналф, конечно, прекрасно об этом помнил. Может быть, он выразился по-другому, но мысль была та же самая. Правда, в тот момент он не столько делился реальными планами на будущее, сколько хотел поразить девушку. – Ты разве не знаешь, что моральный кодекс семьи Бедвин запрещает искать развлечений вне супружеской постели? Кажется, это даже записано где-то в семейных архивах. Каждый, кто преступит священный закон, обречет себя на вечные муки.

Вместо ответа Джудит ускорила шаг.

– Когда я женюсь, Джудит, – сказал лорд, поняв наконец, что девушка не настроена шутить, – то буду целиком и полностью принадлежать супруге и в постели, и вне ее. Я хранил бы верность своей второй половине, даже если бы меня вынудили жениться без любви. Честно говоря, две недели назад такое вполне могло произойти. Ты женщина, которую я избрал себе в жены, ты любовь всей моей жизни.

Рэнналф услышал собственные слова так, словно был сторонним наблюдателем, и он вдруг испугался, что не сумеет убедить эту девушку. Если бы три недели назад кто-нибудь сказал лорду Бедвину, что он будет говорить такое женщине, он ни за что бы не поверил… «Женщина, которую я избрал, любовь всей моей жизни».

Джудит плакала, низко опустив голову. Рэнналф больше не произнес ни слова. Приноровившись к ее походке, он молча следовал за Джудит почти до самой вершины холма.

– Вы не можете на мне жениться, – наконец проговорила она. – Скоро моя семья полностью разорится, и Брануэлл до сих пор по уши в долгах. Либо он попадет в долговую тюрьму, либо пустит лапу по миру, а может, и то и другое вместе.

Неожиданно она остановилась. Идти больше было некуда, разве только спускаться по другую сторону холма в долину, прорезавшую зеленую гряду.

– Твой брат больше никому не должен, – сказал Рэнналф, – и, надеюсь, он никогда не попадет в такую ситуацию.

Девушка посмотрела на лорда расширившимися от удивления глазами.

– Герцог Бьюкасл не мог… – Она осеклась.

– Нет, Джудит, – возразил он, – Вулф здесь ни при чем.

– Значит, вы? – Девушка схватилась рукой за горло. – Вы заплатили его долги? Как же мы сможем вернуть вам деньги?

Рэнналф осторожно завладел се руками.

– Это семейное дело, Джудит, Я очень надеюсь, что Брануэлл Лоу скоро станет частью моей семьи, поэтому вопрос о возвращении долга отпадает сам собой. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы впредь ты не знала горя и нужды. – Лорд попытался улыбнуться, но, похоже, безуспешно. – Даже если для этого придется навсегда уйти из твоей жизни.

– Рэнналф, – прошептала девушка, – ты заплатил его долги? Ради меня? Но папа никогда такого не допустит.

Да, уговорить ее отца действительно было нелегко. Преподобный Джереми Лоу был человеком благородным и суровым, такие с трудом признаются в своих слабостях. Кроме того, он был честным и добрым мужем, искрение любил всех своих детей, даже Джудит, чей неукротимый дух он всю жизнь пытался подавить.

– Твой отец согласился, что будущий зять вполне может оказать помощь его сыну. И я здесь с его разрешения, Джудит.

Девушка бросила на него недоверчивый взгляд.

– Твой будущий деверь тоже приложил свою руку, – продолжал Рэнналф. – Использовав все свое влияние, он добился для Брануэлла должности в Ост-Индской торговой компании. Если он постарается, то сможет значительно поправить свое материальное положение. Скажем так, перед ним сейчас открыты все дороги.

– Герцог Бьюкасл? О Боже! – Джудит закусила губу. – Почему он сделал нам так много хорошего, хотя должен был бы нас презирать?

70
{"b":"5419","o":1}