ЛитМир - Электронная Библиотека

Пора было заканчивать приключение. Впрочем, оно так романтично началось и пока продолжалось. Больше с ней такого не произойдет. Никогда! Она прекрасно знала, что женщины, проживающие в силу обстоятельств в домах своих состоятельных благодетелей на положении бедных родственниц, практически не имели шансов что-либо изменить в своей жизни. Для Джудит существовали только сегодня, сейчас и… сегодняшняя ночь.

Девушка поспешно раскрыла саквояж. Она теряла драгоценное время. Будет ужасно неловко, если Бедард застанет ее в нижнем белье, неумытой или непричесанной. Подумать о том, как избежать неприятностей, можно и после. В соседней комнате был отличный деревянный топчан. Если положить подушку, одно из одеял с кровати и накрыться плащом, на нем вполне можно будет провести ночь.

Бедард отсутствовал значительно дольше, чем десять минут. Она стояла перед камином, одетая в скромную ночную сорочку, и расчесывала волосы. В дверь постучали, и она тотчас же распахнулась, так что Джудит не успела не то что подойти к двери, но даже откликнуться на стук. Внезапно она почувствовала себя голой. Скорее всего, она была пьяна сильнее, чем ей до сих пор представлялось. Вместо того чтобы испытать отвращение, Джудит ощутила совершенно неожиданный прилив желания. Ей не хотелось, чтобы сказка кончалась. Ей безумно хотелось попробовать это, прежде чем придется окончательно махнуть рукой на молодость, да и на всю жизнь. Джудит мечтала испытать все это именно с Ральфом Бедардом. Этот мужчина был дьявольски привлекательным, и девушка не могла подобрать слов, чтобы описать охватившие ее чувства.

Прищурившись и плотно сжав губы, он молча рассматривал ее с ног до головы.

– Это профессия наложила свой отпечаток или в силу инстинкта, – наконец спросил он тихим голосом, – ты привыкла недооценивать свою внешность? Белый хлопок без единой оборочки или кружева… А с другой стороны, ты поступила очень разумно, ведь твоя красота говорит сама за себя.

Она была некрасива и знала это. Все люди, даже собственная мать, в детстве сравнивали цвет ее волос с морковкой, и отнюдь не в качестве комплимента. У нее всегда были чересчур бледная кожа и слишком большие зубы, а лицо усыпано веснушками. А потом, по воле злодейки судьбы, как раз тогда, когда волосы начали темнеть, веснушки стали менее заметны, а лицо и рот пришли в соответствие с зубами, Джудит стала похожа на жердь. По росту она догнала своего отца и отчасти испытала облегчение, лишь когда жердь начала приобретать формы женского тела. Чтобы окончательно добить бедняжку, природа наделила ее очень полной грудью и широкими бедрами. Родные стеснялись ее, а сама Джудит ненавидела себя больше всех. Отец постоянно заставлял ее одеваться как можно скромнее и покрывать волосы. Он каждый раз обвинял дочь в том, что мужчины бросают на нее взгляды вожделения. Девушка в полной мере испытала на себе, что значит быть в семье дурнушкой.

Но сегодня вечером она по непонятной причине готова была поверить в то, что Ральф Бедард нашел ее привлекательной. Возможно, причиной этому было вино, ведь он выпил гораздо больше, чем Джудит.

Не отрывая от Бедарда глаз, Джудит медленно улыбнулась. Вино вызвало у нее странную реакцию. Она чувствовала себя как во сне, как будто она перестала быть сама собой и наблюдала за происходящим со стороны. Как она могла стоять в спальне, одетая в одну только сорочку, перед мужчиной, который собирался немедленно уложить ее в постель, и при этом призывно улыбаться ему, не чувствуя никакой ответственности за свои поступки? Та, которая наблюдала за этой сценой, не сделала ничего, чтобы вмешаться и в последний момент защитить добродетель и репутацию этой женщины. Да Джудит этого и не хотелось.

– Полагаю, тебе тысячу раз говорили, как ты красива, – проговорил он волшебно-хрипловатым голосом.

Точно! Он напился!

– Уже тысячу и один раз, – с улыбкой поправила она. – Я, в свою очередь, тоже считаю, что ты тысячу и один раз слышал, как ты красив.

Это была чистой воды ложь, Бедард отнюдь не был красавцем. У него был слишком выдающийся нос, чересчур темные брови, непокорные волосы и очень смуглая кожа. Но при всем при этом он был потрясающе привлекателен, и в данный момент его внутренняя притягательность играла гораздо более важную роль, чем наружная красота.

– Уже тысячу и два раза. – Он приблизился к ней, и Джудит поняла, что теперь все зависит только от нее. Но вместо того чтобы сжать ее в объятиях, Ральф остановился в метре от девушки и вытянул вперед руку. – Подай мне щетку.

Девушка протянула ему щетку для волос, уверенная в том, что он тут же отбросит ее, чтобы ничто не мешало его дальнейшим действиям. Неужели она позволит ему продолжить? Дыхание ее участилось.

– Присядь на край кровати, – скомандовал он.

Сесть? А не лечь? Можно ли позволить себе еще несколько минут наслаждения, прежде чем положить всему этому конец? Пока они ужинали, горничная аккуратно застелила на ночь кровать, подбросила поленьев в камин, принесла ее саквояж и поставила за ширмой кувшин с чистой водой.

Джудит осторожно присела. Скрестив ноги и вцепившись руками в колени, она наблюдала за тем, как он снял с себя прекрасно сшитый сюртук, жилет и шейный платок. Затем он сел на стул, стащил с ног сапоги и встал перед ней в одних чулках.

О Боже, думала про себя Джудит, она не должна всего этого видеть! Но до чего же это было интересное зрелище! Ральф был крепким мужчиной. Она готова была поклясться, что в его теле не было ни грамма лишнего жира. Широкие плечи резко контрастировали с узкими талией и бедрами. Картину завершали длинные мускулистые ноги. В одной сорочке и бриджах он выглядел не менее внушительно, чем в полном костюме.

Взяв в руки щетку, Бедард обошел кровать и остановился за спиной девушки. Она почувствовала, как под его весом прогнулся матрац. Она не обернулась. Настал момент, когда нужно встать и уйти, но, видит Бог, ей совсем этого не хотелось. А потом она почувствовала на спине тепло его тела, хотя он даже не коснулся ее.

Ральф провел щеткой по ее волосам. Его руки с легкостью порхали над ее головой, так что краем глаза Джудит могла видеть белоснежную манжету его рубашки. Он встал позади нее на колени ради того, чтобы расчесать ей волосы?! Осознав всю невинность его намерений, девушка расслабленно откинула назад голову и прикрыла глаза.

Она почти теряла сознание от нестерпимого наслаждения. Постепенно кровь стала приливать к голове, и волосы начали потрескивать под щетиной щетки. Бремя от времени он свободной рукой заправлял непокорные локоны ей за уши или убирал выбившиеся пряди за спину. Ничто в мире, по мнению Джудит, не могло сравниться с ощущением, которое испытывает женщина, когда кто-то другой расчесывает ей волосы, особенно если этот кто-то – мужчина. Она чувствовала его тепло, ощущала аромат его одеколона и его размеренное дыхание. Очень скоро она почувствовала себя утомленной и расслабленной, а вместе с тем и необыкновенно возбужденной. Ее груди потяжелели, а между ног пульсировала сладкая боль.

– Тебе хорошо? – немного погодя спросил Ральф. Голос его звучал тихо и хрипло.

– М-м-м, – больше Джудит не смогла вымолвить ни слова.

Ральф еще некоторое время медленно, ритмично проводил щеткой по ее волосам, потом отбросил ненужный инструмент в сторону. Щетка с глухим стуком упала на пол возле кровати. Ральф немедленно придвинулся ближе к девушке. Он развел колени в стороны и уселся таким образом, что Джудит, если бы захотела, могла опереться о них руками. Он прижался грудью к ее спине, и его ладони скользнули по ее талии. В следующий момент он взял в руки ее груди и резко, шумно выдохнул.

От страха Джудит чуть не соскочила с кровати. Пусть он только не трогает грудь! Девушка ужасно стеснялась ее. Правда, выпитое вино оказало свое влияние: реакция уже не была такой острой, все импульсы замедлились. Руки Ральфа были теплыми и мягкими, а большие пальцы ласкали ее соски, которые почему-то напряглись и приобрели повышенную чувствительность. Он не причинял ей боли, напротив, его прикосновения сладостной истомой отдавались во всем ее теле, концентрируясь где-то внизу живота и заставляя трепетать все тело.

8
{"b":"5419","o":1}