ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мать… Возможный контакт с фронта!

Они моментально шарахнулись в стороны, чтобы не зацепило одной очередью. Оружие – перед собой, в сторону возможного контакта.

– Антарес, вопрос – сколько их?

– Пока вижу троих. Вооружены автоматами. Занимают позиции…

– Антарес, где именно?

– Двое у пикапа. Старый белый пикап. Еще один – противоположная сторона улицы, за углом…

– Антарес, вас понял. Что с основной целью?

– Нам удается отслеживать ее, она идет прямиком в засаду…

– Черт, если мы не будем ее подпирать, она остановится. Останется здесь, и придется выкуривать ее отсюда. Идем вперед!

Впереди были какие-то строения, возведенные явно местными, не англичанами. Все сильно походило на строительный городок, заброшенный в связи с последними событиями.

– Антарес, давай отсчет до засады.

– Идешь правильно, на повороте направо. Так… сто пятьдесят. Сто сорок пять… сто сорок… Сто тридцать пять…

Как и всегда бывает – план застать засаду врасплох и самому стать для нее засадой рассыпался на куски при столкновении с реальностью. Справа открылась дверь, появился бородач с помповым ружьем. Увидев двоих, он вскинул оружие.

– Аллах Акбар!

Две пули в грудь отбросили его назад, он упал – и одновременно с этим спереди заговорили автоматы…

– Прикрой!

Борецков несколько раз выстрелил одиночными в сторону стрельбы, за это время «нищий» перебежал улицу и оказался рядом с поверженным стрелком. Через секунду оглушительно бабахнуло ружье.

– Пошел!

Сашка перебежал вперед, пробежав мимо двух машин, и скрылся за третьей. Распластался на земле, ища цели… есть! Нога! Нога у колеса.

Он выстрелил. Раздался крик, боевик дернулся – и Борецков попал ему во вторую ногу. Трижды раз за разом выстрелило штурмовое ружье.

– Один готов! – заорал по-русски нищий. По-русски, чтобы наверняка не поняли враги.

Непонятно только – то ли другой, то ли этот же.

– Прикрываю, пошел!

«Нищий» пробежал мимо. Сашка увидел автоматный ствол и дал два выстрела. Автоматчик решил не рисковать, даже стреляя вслепую.

– Пошел!

Еще один рывок вперед. Что-то мелькает в воздухе.

– Граната!

Но вместо того чтобы поберечься, Сашка просто перевалился через капот низкой, стоящей на кирпичах легковушки, рассчитывая на то, что корпус машины укроет его от осколков.

Взорвалась граната. Боевик допустил ошибку – он метнулся через улицу, надеясь укрыться и отступить и что его не пристрелять из-за этого манера. И ошибся – Борецков срезал его на середине улицы, тот упал в грязь лицом и не шевелился…

– Граната!

Борецков бросил вперед светошумовую, дождался, пока она взорвется, и бросился вперед, надеясь зацепить автоматчика за углом.

Автоматчик улепетывал, ошеломленный взрывом гранаты, – и Борецков расстрелял его в спину, когда он убегал.

– Чисто!

Он упал на колени за тем белым пикапом, за которым прятались двое, схватил того, у которого он отстрелил ноги, и потащил за пикап. Одна ступня оторвалась и осталась у него в руках, но ему было на это плевать, в свои двадцать лет он видел и худшее…

Автоматическая винтовка – старая «FNC» c подствольным гранатометом американского производства, патроны к ней и гранаты. Весь нагрудник был в крови, но это не повод, чтобы отказываться от шести полных магазинов и гранат к подствольнику. Особенно если учитывать, что у него для его автомата – меньше магазина патронов.

– Эй!

«Нищий» сноровисто шмонал своего «двухсотого», ему достался старый, черный карабин на базе «М16», судя по надписи на ствольной коробке – выпуск начала восьмидесятых годов, тогда североамериканцы массово перевооружались на новую винтовку Сноунера, распродавая старые карабины по дешевке. К нему были длинные «индокитайские» магазины на сорок патронов и совсем старый, но, видимо, еще годный прицел «Оксфорд».

– Хочешь? – Борецков предложил свой трофей. Все-таки американский карабин как единственное оружие не годится… слишком задержек много.

– Нет, – качнул головой нищий…

– Антарес, здесь Медведь. Засада сбита, готовы идти дальше, дай направление.

– Медведь, плохие новости. Две машины, до десятка боевиков, идут к вам…

– Черт… Сколько у нас времени?

– Минут пять, Антарес. Уходите оттуда. На одной из машин вижу пулемет, повторяю – пулемет. Идут к вам слева…

Сашка поманил рукой «нищего». Тот перебежал к нему.

– Две коробочки, десять духов, – сообщил Борецков, – один пулемет. Подходят справа. Бьем или бежим…

Взгляд «нищего» пробежался по улице, по крышам.

– Бьем. Пошли, я тебя подсажу. Подашь потом мне руку.

Территория под контролем Российской Империи

Восточнее Порта Карачи, бандитская территория

Спецназ морской пехоты

22 августа 2016 года

Белый носатый «Бедфорд» администрации порта, ничем не примечательный в общем потоке машин, быстро катил по шестнадцатой дороге, ведущей на восток и идущей, в отличие от суперхайвея, параллельно береговой линии по болотам. За рулем был человек, похожий на местного, но относящийся к той самой группе, которую высадили два дня назад с «Екатерины», – а вот в просторном грузовом отсеке были совсем другие люди…

Их было восемь человек. В отличие от действующих под прикрытием спецназовцев, они не считали нужным отращивать бороды и учить местные языки, а также одеваться в вонючее местное шмотье. На них были черные огнеупорные костюмы (при бое в надстройках корабля обычно там кромешная темень, и черный является самым лучшим камуфляжем), титановые шлемы, выдерживающие пистолетный выстрел в упор, и укороченные автоматические винтовки в руках. В группе было два пулеметчика, у них были штатные пулеметы, но с мощными фонарями на цевье и с укороченными против обычного стволами – с длинными трудно поворачиваться в тесноте корабельных коридоров. Вероятно, в искусстве ближнего боя эти люди были лучшими – их учили сражаться в кромешной темноте, по горло в воде, в узких коридорах давшего сильный крен, тонущего корабля. Каждый из них готов был отреагировать на что угодно – на вылетевшую в коридор гранату, на шквальный автоматный огонь, на пожар, – это было их службой. Это был спецназ морской пехоты, группа обеспечения безопасности с авианосца «Екатерина Великая».

Эти люди были направлены с вертолетом, который забирал раненых из порта и сейчас в их задачи входило захватить особо важную цель, причем взять обязательно живьем и со съемным диском к серверу, на котором должна была быть особо важная информация. Дополнительные задачи – вытащить группу спецназа в составе двух человек, которая загнала особо важную цель, но сейчас сама попала в критическую ситуацию, – и зачистить район, который, как оказалось, кишит боевиками.

Девятый, сидевший за рулем спецназовец резко повернул руль – и машина вылетела на авеню Первого графа Бирманского [12]. В кузове раздались раздраженные крики, кто-то застучал в кабину кулаком.

– Так… фотографии особо важного объекта… – командир спецгруппы, майор по адмиралтейству Мороз пустил по рядам фотокарточку. – Этого брать только живым, приказ поступил из Кабула. Все слышали?

– А если засадить в ногу? – поинтересовался один из морпехов.

– Только в самом крайнем случае. Приказ из Кабула недвусмысленный. Кто будет пороть отсебятину – лучше вешайтесь…

– Так точно…

– Как мы узнаем спецназовцев? Пропавшую группу?

– Никак. Антарес даст наведение.

– Пределы применения силы?

– Стрелять по всем, кто оказывает сопротивление.

Автобус еще раз резко повернул.

– Козел. Как дрова везет…

– Так, еще раз проверить снаряжение. Быть готовым к серьезной схватке. С нами Бог, Господа…

– С нами Бог, за нами Россия…

Морпехи в последний раз проверили снаряжение, оружие. Многие – на манер североамериканцев – носили за спиной короткие обрезы, сделанные из помповых ружей со сменными насадками – если правильно подобрать насадку, то рассеивание будет такое, что захватит весь коридор, не попасть невозможно. В качестве основного оружия у всех были укороченные автоматы Калашникова – флот, в отличие от армии, так и не перевооружился на более современное оружие, но вместо стандартного магазина на тридцать патронов многие пристегивали длинный, на сорок пять или барабан на девяносто. Бой на палубах судна – особый вид боя, часто огонь ведется вслепую, на подавление, и кто может его вести дольше, тот и победил. Обязателен фонарь – многие брали самый мощный, добивающий метров на пятьсот, фонарь – это тоже оружие, можно ослепить противника. Сейчас, конечно, фонарь не пригодится – незачем…

вернуться

12

Лорд Луис Маунтбаттен, брат Его Величества, Короля. В нашем мире – последний генерал-губернатор Индии. Погиб в результате террористического акта в семьдесят девять лет.

9
{"b":"541906","o":1}