ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне нужно знать кто ты, откуда, что за история с твоим отцом?

На последней фразе девушка дёрнулась как от удара и отвела взгляд. Он понял, что ей неприятно, но ему нужно было знать всё.

– Это из-за него я здесь? – почти шёпотом спросила она.

– Нет, здесь ты из-за меня. А из-за него ты попала в менее привлекательное место, так что в благодарность я жду от тебя информацию. Понимаю, тебе сейчас тяжело разговаривать, но хоть в двух словах.

– Фамилия у меня Гурина. Девятнадцать лет. Учусь в университете на специалиста по рекламе, подрабатываю, где придется. Мама умерла пять лет назад. Отец с тех пор пьёт. И играет в карты. С работы его давно выперли, держат на каком-то складе охранником для вида, платят копейки, которые он пропивает. Я с ним не живу уже год, но иногда даю денег, чтобы с голоду не умер. Вся история.

Катя взглянула на Пашу грустными глазами и вздохнула. Он молча смотрел на неё, а внутри у него всё переворачивалось. Мужчина почувствовал в ней что-то родное, ведь её история в какой-то мере напоминала его собственную. Его родители-наркоманы тоже когда-то пытались променять его на дозу, но благо ему удалось сбежать, после чего он попал в детский дом, где познакомился с Егором.

– Что ты в клубе делала? – задал Паша следующий вопрос.

Как ни крути, а не похожа была Катя на девушку, которую интересуют подобные развлечения.

– Подруги позвали расслабиться. В первый раз в жизни решила сходить в подобное заведение. Сходила… – Катя прикусила губу.

– Что помнишь?

Девушка пожала плечами.

– Пристал какой-то тип, предложил купить коктейль. Подруга сказала соглашаться, ну а я взяла и согласилась. Выпила с ним. Больше ничего не помню. – Катя посмотрела на Пашу. – Что случилось?

Он долго смотрел на неё, решая, стоит ли ей рассказывать, и сможет ли она вынести всю горькую правду. В конце концов, он решил, что ей нужно знать.

– Твой отец отдал тебя за долги не очень хорошим людям. Ты должна была отработать.

Глаза девушки резко округлились, а затем наполнились слезами. Подбородок у неё задрожал, она перевернулась на спину и стала жадно ловить ртом воздух. Паша понял, что ещё немного и у неё начнётся истерика. Недолго думая, он сел рядом с ней на кровать, взял за руку и заставил посмотреть ему в глаза.

– Никто тебя не тронет, не бойся. Тебе повезло попасть именно туда, где мы тебя нашли.

– Не трогай меня! – она выдернула свою руку и отвернулась от него. – Думаешь, я поверю в то, что ты весь такой благородный рыцарь, который просто так вытащил меня и тебе ничего не нужно? Господи, как он мог?

Девушка заревела навзрыд.

Паша понял, что сам он не справится и позвал медсестру, чтобы она сделала Кате укол с успокоительным. Но всё оказалось не так просто, как он надеялся. Девушка начала метаться по кровати, изо всех сил избегая встречи со шприцем.

– Я не могу, – растерянно сказала молодая медсестра, глядя на Пашу.

– Куда колоть надо?

– В плечо.

– Не смейте меня трогать! – закричала девушка, глядя на них безумными от страха глазами.

Недолго думая, мужчина поднял её на руки, сел вместе с ней на кровать и скрутил её руки на груди так, чтобы она не смогла дернуться. Медсестра быстро воткнула иглу ей в плечо, отчего Катя только сильнее заревела, ввела лекарство, прижала к месту укола вату и удалилась из палаты. Паша продолжал удерживать перепуганную девушку, которая всё ещё дергалась, но уже начинала слабеть, глядя на неё обеспокоенным взглядом. Он не мог понять, с чего эта истерика и чего она так испугалась? Видимо, подумала, что теперь она кому-то что-то должна.

– Послушай меня внимательно, – вкрадчиво произнёс он. – Тебя никто не тронет. Это я тебе гарантирую. Это не твой долг. Этот вопрос будет по-другому решаться, ясно тебе?

Девушка закивала, и стала понемногу успокаиваться, и Паша чуть ослабил хватку, в которой удерживал её руки.

– Что будет с отцом? – дрожащим голосом спросила она.

Катя переживала не только за себя, но и за человека, который сам отдал её отморозкам. И Паша понимал её. Когда-то он и сам был таким.

– Ты волнуешься за него?

Она не ответила, только несколько раз всхлипнула и затихла.

– Не могу поверить.

Паша убрал растрёпанные волосы с её заплаканного лица и вытер слезы в уголках глаз. Девушка непонимающе посмотрела на него. Он встал, уложил её на кровать и накрыл одеялом.

– Отдыхай пока. Поправишься и будем думать, что да как.

Паша подмигнул ей и вышел из палаты.

***

Придумав для родителей оправдание своего скоропостижного отбытия поубедительнее, я быстро собрала вещи, добралась до вокзала, купила билет на ближайший автобус, и через несколько часов была на вокзале, где меня ждал Егор, стоя возле своего чёрного тонированного джипа. Увидев меня, он подошёл, бросил холодное приветствие, взял мой чемодан, убрал его в багажник, пока я садилась в машину, затем сел за руль, и только тогда небрежно чмокнул меня в щёку.

– А теперь объясни мне, что за срочность? – я глядела на него взглядом, в котором не трудно было прочитать раздражение.

– Я же сказал, что ты нужна мне здесь, – отрезал он и завёл мотор.

– Зачем?! – я едва не подпрыгнула.

– Валя, – Егор кинул на меня предупредительный взгляд. – Хочешь поругаться, мы поругаемся, но не тогда, когда я за рулём.

– Я не хочу с тобой ругаться, просто не понимаю!

Егор замолчал и уставился на дорогу, что и делал в течение всего пути до дома. Когда мы зашли в квартиру, он унёс мой чемодан в гардеробную, я прошла в спальню, взяла полотенце, халат и ушла в ванную, чтобы принять душ и смыть с себя дорожную грязь. Пока я мылась, то всё время опасалась, что Егор захочет присоединиться, но этого не произошло, и я выдохнула с облегчением. Когда угодно, но не сейчас. Вытершись полотенцем, я надела бельё, накинула халат, выжала волосы и вышла из ванной. Егор сидел в гостиной, разговаривал с кем-то по телефону, но увидев меня, быстро завершил разговор и убрал телефон в карман.

– Теперь мы можем поругаться? – спросила я с толикой издёвки.

– Если тебе так этого хочется – пожалуйста, – сказал он и посмотрел на меня каким-то уж очень усталым взглядом, что заставило меня смягчиться.

– Что случилось? – спросила я и подошла к нему.

– Устал, – он потёр глаза и зажмурился на несколько секунд.

– От чего? – я подошла ещё ближе, и Егор усадил меня к себе на колени.

– От окружающего дерьма.

Больше он не сказал мне ничего, только уткнулся лбом мне в грудь, обнял обеими руками за талию и сидел так около пяти минут, пока я гладила его по голове, как маленького, чувствуя, что ему нужно это.

– Почему ты приехала? – вдруг тихо спросил Егор.

– Ты ведь позвонил и сказал, что я должна быть здесь…

– И это всё? – он поднял голову и посмотрел на меня своими серыми глазами.

– Я была тебе нужна, – я неловко пожала плечами. – Нет?

– Только поэтому?

– А почему ещё, Егор? – я непонимающе уставилась на него. – Или нужно сказать очевидное? Я скучала.

– Правда? – он слегка улыбнулся.

Я совсем растерялась и потрогала его лоб, решив, что у него жар, и он перестал соображать, но он только усмехнулся и покачал головой.

– Температуры нет, но явные признаки начинающегося бреда, – заключила я и поджала губы.

– И что вы мне посоветуете, доктор?

– Чай с вкусняшками и отдых, – сказала я, слегка улыбнулась, потрепала его по голове и чмокнула в кончик носа. – Ты просто устал.

– Ты так думаешь?

– Да, твоя работа тебя довела до ручки, пару дней не мешало бы просто поваляться в постели.

– Если только с тобой, – тихо сказал Егор.

– Это можно, – я улыбнулась и погладила его по затылку.

В этот момент телефон Егора зазвонил, он вытащил его из кармана и хотел ответить на звонок, но я не дала ему этого сделать, отобрала телефон и отключила его. Он непонимающе посмотрел на меня, а я, не говоря ни слова, уселась на него верхом и поцеловала в губы, вкладывая в поцелуй всю свою тоску и нежность, скопившиеся за три недели, что я не видела его.

6
{"b":"541936","o":1}