ЛитМир - Электронная Библиотека

Интервью прошло в непринуждённой обстановке, общаться с Фирсовым – владельцем галереи – было одним удовольствием. Пока мой начальник задавал серьёзные вопросы, я в кокетливой форме выпытывала интересные дополнения к ним.

Спустя полтора часа мы сидели в офисе, просматривая текст интервью и внося поправки.

– Как тебе Фирсов? – спросил Олег Борисович.

– Очень интересный и неординарный человек. Я никогда не общалась ни с кем подобным. Он так увлечённо говорил о своих интересах, о галерее, об искусстве… Кажется, что он разбирается во всём на свете! И такой вежливый и весёлый. Короче говоря, впечатления только положительные.

– Да, но не факт, что после нашего ухода он не закатил глаза так, как будто только что отравился. А вообще, всё благодаря тому, что со мной была ты. Я один добивался у него интервью почти год, и если бы не ты, оно не продлилось бы и пятнадцати минут, так что большое спасибо, – начальник накрыл мою ладонь своей и сжал.

– Не стоит, – я резко выдернула руку.

– Почему? Ты ведь свободная привлекательная девушка…

– А вы женаты. И я уже давно не свободна.

– Да ну? – он искренне удивился. – Никогда бы не подумал. Ты слишком себе на уме, чтобы быть в отношениях. Занятые девушки… они другие.

– А я – такая, – я уткнулась в текст интервью и замолчала, мысленно надеясь, что он оставит эту тему как можно скорее.

– Давно ты в отношениях?

– Недавно, – коротко бросила я.

– И кто он?

– Мужчина, – я пожала плечами.

– Мужчина, который ни разу не заехал за тобой, и вообще отпускает тебя на работу утром в воскресенье? – начальник недоверчиво прищурился.

В этот момент я стиснула зубы, чтобы не сказать, чего мне стоило сегодняшнее интервью.

– Он сам очень занятой человек, – спокойной сказала я.

В этот момент у меня зазвонил телефон. Я взглянула на часы, затем на экран мобильного и тихо выругалась.

– Извините, я должна ответить.

Быстро выскочив из кабинета, я плотно закрыла за собой дверь, приняла вызов и прикусила губу, поднося телефон к уху.

– И долго тебя ждать? – едва ли не рычал Егор в трубку. – У меня есть другие дела.

– Так и ехал бы по своим делам! – не выдержала я.

– Быстро спускайся.

– Езжай по своим делам, Егор!

– Бегом, я сказал! – рявкнул он и сбросил вызов.

Меня буквально затрясло от злости и обиды, но делать было нечего. Я вернулась в кабинет, чтобы сообщить начальнику, что ухожу.

– Извините, но мне нужно бежать, Вы говорили, что я нужна на три часа.

– Ах, ну да. Знаешь, я думаю, раз ты сегодня помогла мне взять это интервью, то тебе его и доводить до ума.

– Ох, круто, тогда я всё забираю.

– У тебя неделя до выхода журнала, но первичный вариант мне нужен через два дня, договорились?

– Да, конечно, до свидания.

– Пока.

Я забрала все свои вещи и поспешила на выход.

Егор ждал меня, сидя в машине, припаркованной возле офисного здания, в котором я работала. Я подошла к машине и села на переднее сидение рядом с ним, он, молча, завёл мотор и выехал на шоссе. Всю дорогу до дома, мы не разговаривали, я смотрела в окно, борясь с чувством напряжения во всём теле, хотя получалось плохо. Когда машина остановилась у подъезда, я всё же решилась посмотреть на Егора, но когда повернулась, поняла, что зря это сделала. Он сверлил меня непроницаемым взглядом, от которого хотелось только сжаться в комок.

– Как интервью?

– Отлично, оно со мной, – я помахала папкой перед лицом Егора. – Почитать не хочешь?

– Позже. У меня дела.

Не сказав больше ни слова, я вышла из машины и пошла в дом, а как только оказалась в квартире, одна, то поняла, что пора осуществить единственное, чего я хотела весь день – устроить истерику. Мне надоело чувствовать себя никем в жизни мужчины, который стал моей частью, не сделав для этого практически ничего, и который считал возможным сравнивать меня со шлюхами. Переодевшись в домашнюю одежду, я прошла на кухню, смахивая предательски подступающие слёзы, достала из шкафа недопитую бутылку красного вина и таки прикончила её одна. После чего, естественно, осмелев, набрала номер Егора.

– Что? – недовольно произнёс он через минуту.

– Какого чёрта ты так себя ведёшь со мной? Что я сделала тебе?! Почему ты считаешь возможным оскорблять меня и обижать?! Это нечестно! – крикнула я в трубку и поняла, что готова разрыдаться в любую секунду, поэтому зажала рот ладонью.

– Я приеду вечером, – холодно сказал он.

– Нет! Не вздумай, не хочу тебя видеть!

– Я приеду.

Это было последнее, что он сказал, после чего в трубке раздались гудки. Я оставила телефон на кухне, а сама поплелась в спальню, поминутно всхлипывая и пытаясь сдержать истерику, но когда забралась на кровать, то поняла, что у меня нет сил, прорыдала полчаса и провалилась в глубокий сон.

Меня разбудило прикосновение тёплых губ и колючей щетины к моему виску. Вздрогнув, я распахнула глаза, и встретилась с нежным взглядом Егора.

– Я просила не приезжать, – прохрипела я, на всякий случай, упираясь рукой в его грудь, чтобы сохранить дистанцию.

– А я сказал, что приеду, – как можно мягче произнёс он и потянулся к моим губам, но я увернулась и с силой упёрлась ему в грудь уже обеими руками.

– Нет! Не трогай меня!

Как я ни пыталась оттолкнуть его и выползти из-под его тела, он сгрёб меня в охапку и лёг сверху, полностью лишив меня способности двигаться, приложив для этого минимум усилий.

– Будешь кричать, зажму рот, – предупредил Егор.

– Я что, кукла? Хотя да, скорее всего, так оно и есть!

– Что за концерты? – в его голосе послышалось раздражение.

– Нормальное поведение для человека, которого назвали шлюхой! – парировала я.

– Я не называл тебя шлюхой, – возразил он.

– Да? А как тогда это называется? Ну?

– Детка, я был зол. Я не хочу тебя ни с кем делить, особенно утром в выходной. Мы итак почти не видимся, хотя практически живём вместе.

– А тебе больше трахать некого?!

Зря я это сказала – мой рот оказался зажат огромной ладонью Егора, а сверкающие глаза очутились напротив моих.

– И в чём разница, м? Ты тоже говоришь мне то, что я не хотел бы слышать от тебя, и считаешь это нормальным. И ещё: скажи мне, что я был не прав и твой начальник не клеил тебя.

Я смотрела ему в глаза, не издавая ни звука, в основном из-за того, что мне мешала его рука, но даже если бы мой рот всё же был в моей власти, я не смогла бы ничего сказать. Я итак накалила ситуацию до предела, осознание чего пришло только после того, как я оказалась полностью обездвижена. Егор медленно убрал руку с моего рта, продолжая смотреть мне в глаза.

– Успокоилась? – тихо спросил он, обжигая дыханием моё лицо; я просто моргнула. – Ладно.

– Я сейчас задохнусь, – сказала я, пытаясь сделать глубокий вдох, чувствуя, как вес Егора давит на меня.

Он осторожно переместился так, чтобы не раздавить меня, но не выпустил из крепких объятий, которые удерживали меня от того, чтобы влепить ему пощёчину. Я, может быть, и успокоилась, но злиться не перестала.

– Что не так? – спросил Егор, глядя мне в глаза, и потёрся кончиком носа об мою щёку. – Чего ты хочешь?

– Я хочу разговаривать, – ответила я, не задумываясь. – Разговаривать, а не только спать, есть и… А больше мы ничем не занимаемся. Хотя нет, ещё мы пьём, принимаем душ, и ты иногда куришь.

Тяжело вздохнув, Егор посмотрел на меня с какой-то грустью.

– О чём разговаривать?

– О тебе – это очевидно. Я не знаю ни-че-го. За несколько месяцев, понимаешь? Я уже не могу, я всю голову сломала. Я не знаю, чем ты занимаешься, что у тебя за работа, на которую ты можешь сорваться среди ночи, даже твоей фамилии я не знаю!

– Зачем это тебе? – Егор невесело ухмыльнулся, видимо поняв, что я намерена получить ответы на свои вопросы.

– Мне просто это нужно. Мне нужно хоть что-то… Если уж ты не можешь дать мне уверенность в наших отношениях, то…

9
{"b":"541936","o":1}