ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, мэм. – Скуттер опустил глаза и крепко сжал губы. – Выходит, что так.

– Спасибо. Не могли бы вы пройти в холл и встретить полицию? – Она подождала, пока шаги охранника затихнут, повернулась к брату и дала вырваться накопившемуся бешенству: – Сукин сын! Каков сукин сын, Эндрю. – Она с ненавистью посмотрела на камеру. – Этот тип хочет нас уверить, что кто-то отключил сложнейшую сигнализацию, проник сюда, украл один из экспонатов – и все это меньше чем за десять минут!

– Это наиболее вероятная версия; если, конечно, ты не подозреваешь охрану в заговоре и во внезапно вспыхнувшей страсти к маленьким бронзовым мальчикам.

Эндрю было очень больно. Он так любил «Давида», его чистоту линий, жизненную силу.

– Могло быть и хуже, Миранда.

– Наша система безопасности – пустой звук. Что может быть хуже?

– Этот взломщик мог набить целый мешок экспонатами и вынести половину музея.

– Одна вещь или несколько, какая разница? Нас ограбили. Господи! – Миранда закрыла лицо руками. – Из института ничего не воровали с пятидесятых годов. А из украденных тогда шести картин четыре были найдены.

– Ну так, может, уже подошла наша очередь, – устало пошутил Эндрю.

– Чушь! Мы столько денег потратили на систему сигнализации.

– У нас нет детекторов движения, – пробормотал Эндрю.

– Да, ты хотел их установить.

– Для этого пришлось бы вскрывать полы. – Он посмотрел на толстый мрамор. – А начальство не согласилось.

Начальством были их родители. Отец пришел в ужас при одной мысли о том, что драгоценные полы могут быть испорчены. А услышав о стоимости сигнализации, и вовсе замахал руками.

– Наверное, это все равно бы не помогло, – пожал плечами Эндрю. – Раз взломщик профессионал, он бы с любой системой справился. Черт, Миранда, за охрану института отвечаю я.

– Ты не виноват.

Он вздохнул. Отчаянно, до дрожи, хотелось выпить.

– Всегда кто-нибудь виноват. Я сам им скажу. Я даже не знаю, как связаться с отцом в Юте.

– Сказать, разумеется, придется, но не будем торопиться. Дай-ка мне подумать. – Миранда прикрыла глаза. – Как ты правильно заметил, могло быть и хуже. Мы потеряли только один экспонат. Может быть, его найдут. В любом случае он застрахован. Так что пусть пока этим занимается полиция. Это их работа.

– А я должен делать свою. Я позвоню во Флоренцию. – Он криво улыбнулся. – Посмотри на это дело иначе: может быть, наша маленькая пропажа отодвинет на задний план твою неудачу.

Она фыркнула:

– Если бы это было возможно, я сама стащила бы что-нибудь из нашего музея.

– Доктор Джонс. – В комнату вошел мужчина. Лицо его покраснело от холода, узкие зеленые глаза цепко смотрели из-под густых седых бровей. – Мистер Джонс. Детектив Кук. – Он показал значок. – Слышал, у вас пропажа?

К девяти часам голова у Миранды разболелась так, что она обессиленно уронила ее на стол. Дверь она закрыла и едва удержалась, чтобы не запереть. Может она хотя бы десять минут пожалеть себя и попереживать?

Попереживать удалось только пять минут.

– Миранда, извини. – В голосе Лори звучали тревога и сомнение. – На проводе доктор Станфорд-Джонс. Сказать, что я не смогла тебя найти?

Соблазнительно, конечно. Но Миранда сделала глубокий вздох, выпрямилась.

– Нет-нет, я подойду. Спасибо, Лори. – Чуть откашлявшись, она подняла трубку. – Здравствуй, мама.

– Тесты по бронзе Фиезоле завершены, – без малейших предисловий начала Элизабет.

– Очень хорошо!

– Ничего хорошего! Твое заключение оказалось неправильным.

– Не могу в это поверить.

– Веришь ты или нет, оно опровергнуто. Бронзовая статуэтка – всего лишь умелая подделка стиля и материалов эпохи Возрождения. Власти допрашивают Карло Ринальди, человека, который якобы нашел статуэтку.

– Я хочу видеть данные последних анализов.

– Это невозможно.

– Ты можешь это устроить. Я имею право…

– Миранда, ты ни на что не имеешь права. Уясни для себя ситуацию. Сейчас главное – минимизировать ущерб. Мы провалили уже второй государственный проект. Твоя репутация, а следовательно, и моя, под угрозой. Кое-кто считает, что ты намеренно подтасовала результаты тестов, желая стяжать себе славу.

Миранда тщательно стерла пятнышко, оставленное на столе чашкой с чаем.

– Этот «кое-кто» – ты?

Короткое молчание, последовавшее за вопросом, было красноречивее слов.

– Я считаю, что твоя самоуверенность заглушила в тебе разум и логику. Ты поторопилась и ошиблась. А поскольку тебя пригласила я, то я несу за это ответственность.

– Я сама могу за себя ответить. Спасибо за поддержку.

– Сарказм здесь неуместен. Средства массовой информации непременно попытаются связаться с тобой в ближайшие дни. Ты должна воздержаться от любых комментариев.

– У меня масса комментариев.

– Ты все будешь держать при себе. А еще лучше – возьми отпуск и уезжай куда-нибудь.

– Да? – У Миранды задрожали руки. – Это будет пассивное признание собственной вины, которой я за собой не чувствую. Я хочу видеть результаты тестов. Если я допустила ошибку, я хочу, по крайней мере, знать: где и когда.

– Не могу тебе в этом помочь.

– Прекрасно. Обойдусь без тебя. – Она с раздражением посмотрела на внезапно запищавший факс. – Я сама свяжусь с Понти.

– Я с ним уже говорила. Ему нет до тебя дела. Все, вопрос закрыт. Соедини меня с кабинетом Эндрю.

– О, с удовольствием. У него есть для тебя новости. – Она в бешенстве нажала на кнопку и приказала: – Лори, переключи на кабинет Эндрю.

Миранда старалась справиться с дыханием. Она даст Эндрю несколько минут, а потом пойдет к нему. И будет спокойной и уверенной. «Ты справишься, – сказала она себе. – Забудь о своих проблемах и сосредоточься на краже».

Чтобы отвлечься, она взяла выползшую из факса страничку.

Кровь застыла в ее жилах.

Ты была так в себе уверена, правда? А оказалось, что ты ошиблась. Как ты это объяснишь?

Твоя репутация рухнула, Миранда, и что у тебя осталось? Ничего. Ведь единственное, что у тебя было, это репутация, имя, заслуги.

Теперь ты жалкое существо. У тебя ничего нет.

А у меня есть все.

Каково, Миранда, когда тебя выставляют мошенницей, объявляют некомпетентной? Каково быть неудачницей?

Читая, она прижимала руки к груди. Потом пошатнулась и схватилась за стол, чтобы не упасть.

– Кто ты? – не удержавшись, яростно воскликнула она. – Кто ты, черт тебя возьми?!

Это неважно, остановила она себя. Еще не хватало, чтобы на нее так действовали подобные пакости. Это ровным счетом ничего не значит.

И все же она порывисто схватила факс, сунула его к первому и заперла ящик стола.

Она непременно выяснит, кто это пишет. Найдет способ. Прижав руки к пылающим щекам, Миранда старалась успокоиться.

А сейчас нет времени заострять внимание на собственных неприятностях. Она глубоко вздохнула, потерла руки, чтобы согрелись.

Она нужна Эндрю. Она нужна институту. Миранда крепко стиснула зубы. У нее есть не только имя и заслуги.

У нее есть кое-что еще. И она намерена это доказать.

Миранда расправила плечи и двинулась к двери. Пора идти к Эндрю.

По крайней мере двое членов их семьи всегда поддержат друг друга.

У стола Лори стоял детектив Кук.

– Уделите мне немного времени, доктор Джонс.

– Конечно. – Хотя на душе у нее скребли кошки, Миранда попыталась сделать лицо поприветливее и распахнула дверь своего кабинета. – Заходите, пожалуйста, присаживайтесь. Лори, ни с кем меня не соединяй. Хотите кофе, детектив?

– Нет, спасибо. Я с этим завязываю. Кофеин и табак – самые настоящие убийцы. – Он сел на стул, достал блокнот. – Доктор Джонс – я имею в виду брата – сказал мне, что украденная статуэтка была застрахована.

– Да, на случай кражи и пожара.

– Пятьсот тысяч долларов. Не слишком ли много за такую маленькую вещь? Там ведь даже авторство не установлено.

24
{"b":"541941","o":1}