ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Прошло уже более полугода, как ты получил титул маркиза, Джошуа, – пояснила она, когда он невинным тоном поинтересовался, не поставить ли в столовой еще один стол и не снести ли в ней стену, чтобы сделать ее чуточку просторнее. – Пора тебе занять подобающее место в обществе, а не мотаться по стране в поисках приключений вместе с сомнительными личностями, которых ты выбрал себе в друзья.

– Но это так приятно, бабушка, – ответил внук, театрально вздохнув. Он не стал говорить, что среди «сомнительных личностей» есть и аристократы, и сыновья аристократов.

– И вообще, пора тебе возвращаться в Пенхоллоу, – продолжала бабушка, оседлав своего излюбленного конька. – Он теперь твой, и ты несешь за него ответственность.

– Но ведь там живут моя тетушка, – напомнил ей Джошуа, – и мои кузины. Им было бы не слишком приятно, поселись я вместе с ними, да и мне тоже. И потом, всеми делами в Пенхоллоу, как вам хорошо известно, заправляла тетушка, даже когда дядя был еще жив. Он не возражал. А мне это вряд ли понравится.

– И очень хорошо, – ответила бабушка. С явным облегчением вздохнув, она запечатала последнее приглашение, позвонила в колокольчик, а когда явился слуга, приказала ему доставить его по назначению и лишь после этого продолжала:

– Ты должен поехать туда, Джошуа, посмотреть, как там идут дела, и отдать распоряжение относительно маркизы и ее дочерей. В Пенхоллоу есть дом, где они могут, жить. Надеюсь, ты этого не забыл. Когда умер твой дедушка и Грегори стал маркизом Потфордом, мне и в голову не приходило оставаться в Гримпи-Хаусе. Глэдис бы это не понравилось, а уж мне тем более.

Вытянув ноги почти до конца ковра, лежавшего на полу в гостиной, Джошуа скрестил их и, ухмыльнувшись, бросил:

– Заняться делами? Звучит невероятно скучно, бабушка.

– Джошуа! – незамедлительно воскликнула она и, повернувшись на стуле, стоявшем перед секретером, за которым сидела, строгим голосом продолжала:

– Мне всегда приятно было думать, что последние пять лет ты провел во Франции и других странах Европы с риском для жизни только ради того, чтобы пощекотать себе нервы. Но в глубине души я понимала, что дело не только в приключениях, и это меня тревожило. Так что не пытайся убедить меня в том, будто ты просто праздный бездельник.

Джошуа удивленно вскинул брови и поджал губы. Он и в самом деле являлся шпионом британского правительства, и в его задачу входила слежка за передвижениями военных сил Наполеона Бонапарта, но никакого воинского звания не имел и никаким дипломатическим статусом не обладал. Правда, ему и в голову не могло прийти, что бабушка об этом догадывается.

– Но я и в самом деле находился там, чтобы пощекотать себе нервы, бабушка. Это так забавно, – возразил он.

Вздохнув, бабушка встала.

– Знаешь, что тебе сейчас нужно? Найти себе подходящую жену, привезти ее в Пенхоллоу и начать новую жизнь, которая, впрочем, уже началась, хочешь ты этого или нет.

– Не хочу и никогда не хотел, – решительно заявил Джошуа. – Наследником был Алберт, и я никогда не завидовал будущему, которое ему уготовано.

– Но твой кузен умер пять лет назад, – напомнила бабушка. – И для тебя не явилось неожиданностью, что после смерти дядюшки ты стал маркизом.

– Не считая того, что, когда я уезжал, дядюшка находился в добром здравии и умер гораздо раньше, чем я ожидал.

– Конечно, разыгравшаяся в бювете сцена была не слишком красивой, – продолжала бабушка, подходя к внуку и садясь с ним рядом, – но я не могу не восхищаться решительностью леди Фреи Бедвин и ее прямотой. Большинство дам сделали бы вид, что смотрят сквозь пальцы на твои шалости, а сами сплетничали бы о тебе по углам и чернили твое имя, не дав тебе возможности защитить себя.

– Большинство дам не разгуливали бы по парку в одиночестве и не помчались на женский крик, горя желанием защитить бедняжку, – хмыкнул Джошуа.

– Она сестра Бьюкасла, – продолжала бабушка, – а герцог слывет самым яростным защитником обиженных, и в этом вопросе для него никто не указ, разве что члены королевской фамилии.

Джошуа пристально взглянул на бабушку, и внезапно его осенило:

– Следует ли понимать, что вы прочите мне в невесты леди Фрею Бедвин?

– Джошуа. – Бабушка слегка наклонилась к нему. – Ты теперь маркиз Холлмер. Она для тебя весьма неплохая партия. Равно как и ты для нее.

– Ради этого вы и затеяли сегодняшний грандиозный ужин?

– Вовсе нет, – ответила бабушка. – Этот ужин я устраиваю для того, чтобы те, кто еще сомневается в вашем примирении, воочию убедились в собственной не правоте. Сцена между вами и в самом деле произошла пренеприятнейшая, но должна признать, что при воспоминании о ней я не могу сдержать улыбки.

– Эта особа – самая настоящая драчунья. Она меня уже дважды стукнула по носу. И тем не менее высчитаете ее подходящей для меня невестой?

– Дважды? – Бабушка пристально взглянула на внука.

– О первом инциденте не стоит упоминать, – смущенно улыбнулся Джошуа. – Простите, но вынужден разочаровать вас, бабушка. Я слишком дорожу своим здоровьем, чтобы начать ухаживать за леди Фреей Бедвин. Впрочем, как и за любой другой девицей. Я еще не созрел для женитьбы.

– Интересно, почему мужчина, произносящий эти слова, совершенно искренне в них верит? – заметила леди Потфорд, снова вставая. – И почему считает, что он первый их произносит? А сейчас я должна идти на кухню. Нужно посмотреть, как идут приготовления к ужину.

А почему все женщины считают, с некоторым беспокойством подумал Джошуа, что как только мужчина приобретает титул и состояние, у него тотчас же возникает страстное желание поделиться ими с какой-нибудь женщиной?

Леди Фрея Бедвин!

Он громко хмыкнул, вспомнив, как она сидела накануне в гостиной леди Холт-Бэррон, преисполненная достоинства, горя едва сдерживаемым возмущением и враждебностью, потому что не сомневалась в том, что он хотел поцеловать девчонку-служанку.

Интересно, как бы она отреагировала на нелепое предложение бабушки их поженить? Нужно будет ей об этом рассказать, подумал Джошуа и снова хмыкнул. Как бы только снова не схлопотать по носу.

* * *

На ужине, который устраивала леди Потфорд, не было ни одного человека, кого бы Фрея не знала. Так что она чувствовала себя вполне комфортно. А собравшиеся, как она вскоре заметила, держались настороженно. «Должно быть, ждут, что вновь выкину какой-нибудь номер», – подумала Фрея.

Странные люди! Неужели не понимают, что хорошее воспитание у нее в крови? С легкостью, приобретенной в течение многих лет, она вела непринужденную беседу с соседями по столу, намеренно избегая смотреть на маркиза Холлмера, который восседал во главе стола, красивый, словно греческий бог, в темно-сером костюме и белоснежной рубашке. Он тоже ее игнорировал, если не считать одного раза, когда их глаза случайно встретились. Фрее показалось, что он ей подмигнул, однако она не была в этом уверена, вполне возможно, виной тому свет свечи, отразившийся в глазах маркиза.

Что ж, каждый день приносит с собой что-то новенькое, подумала Фрея, возобновляя попытку продолжить светскую беседу с глуховатым сэром Роландом Уитерсом, сидевшим от нее по правую руку. Раньше ей никто никогда не подмигивал, разве что кто-нибудь из братьев.

Однако вечер устраивался вовсе не для того, чтобы они с маркизом игнорировали друг друга, и вскоре Фрее представилась возможность в этом убедиться. Как только джентльмены после ужина присоединились к дамам в гостиной, настала пора развлечений, и мисс Фэрфакс любезно согласилась сесть за фортепьяно и с заслуживающей восхищение легкостью и ловкостью сыграла пару фуг Баха.

– Леди Фрея, – обратилась к Фрее леди Потфорд, после того как были сыграны последние аккорды, – сыграйте нам что-нибудь или спойте?

О Господи! Близкие знакомые Фреи уже давно знали, что в отличие от большинства молодых девушек леди Фрея Бедвин никогда не горела желанием хвастаться на великосветских сборищах своими талантами, которыми, по правде говоря, не обладала. Поразмыслив несколько секунд, она решила ответить, как всегда, откровенно, это легче, чем кокетничать.

11
{"b":"5420","o":1}