A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
73

Наконец служба, которая, казалось, никогда не кончится, завершилась, и Кит с виконтессой отбыли из церкви первой карете – пора было кормить ребенка. Похоже, виконтесса занимается этим сама. Значит, не такая уж она безупречная, с удовлетворением подумала Фрея. Большинство великосветских дам скривились бы, узнав о том, что они не наняли кормилицу, ведь кормить собственного ребенка считается дурным тоном.

Когда они приехали в Элвесли, Фрея мысленно возблагодарила Господа за то, что Джошуа рядом. Представление его всем отняло много времени и позволило без всякого смущения смотреть в глаза тем, кто в курсе прошлогодних событий и жалел ее. А таких было немало. Многие присутствовали прошлым летом на дне рождения бабушки Кита – она скоропостижно скончалась вскоре после этого события, – на котором должно было быть объявлено о его помолвке с леди Фреей Бедвин.

Перед самым обедом Кит с виконтессой спустились из детской вниз, и для Фреи настал неприятный момент встречи с ними лицом к лицу. На лице Кита играла грустная улыбка, которая всегда появлялась у него в присутствии Фреи. Виконтесса же улыбалась тепло и радостно. Фрея одари; обоих ослепительной улыбкой. А ведь за этими тремя улыбками, должно быть, скрываются самые разнообразные мысли и чувства, подумала она.

– Разрешите поздравить вас с рождением сына, – проговорила она.

– Спасибо, Фрея, – ответил Кит. – И спасибо тебе за то, что пришла.

– Мы так счастливы, что вы успели вернуться из Бат чтобы принять участие в нашем сегодняшнем торжестве, подала голос виконтесса, но Фрея не поверила ни единого ее слову.

– Позвольте представить вам маркиза Холлмера, моего жениха, – проговорила она. – Джош, познакомьтесь: виконт и виконтесса Рейвенсберг.

– Так вы жених леди Фреи? – Улыбка виконтессы стала еще более теплой и радостной. – Вы и представить себе не можете, как я рада с вами познакомиться, лорд Холлмер, и как счастлива за вас, леди Фрея.

Она шагнула вперед, и Фрея с ужасом подумала: неужели виконтесса собирается ее обнять? Она надменно подняла брови и вскинула голову. Жена Кита остановилась и, вместо того чтобы прижать Фрею к груди, удовольствовалась тем, что вновь тепло ей улыбнулась.

– Рад с вами познакомиться, Холлмер. – Кит пожал маркизу руку. – Вы счастливый человек. Надеюсь, вы понимаете, какое сокровище заполучили.

Фрея с такой силой сжала руки в кулаки, что костяшки пальцев побелели.

– Я так и знал, Фрея, что в один прекрасный день ты наконец обретешь свое счастье, – заявил Кит, кладя ей руки на плечи. – От всего сердца желаю тебе всего самого доброго. – И, не колеблясь, поцеловал ее в щеку.

К счастью, в этот момент всех пригласили к столу, и разговор прервался. Взяв Джошуа под руку, Фрея улыбнулась ему ослепительной улыбкой.

– Забавно, не правда ли? – прошептала она.

В течение дня Джошуа время от времени освобождал Фрею от своего присутствия. Было бы не слишком прилично не отходить от нее ни на шаг, кроме того, он почувствовал, что после званого обеда напряжение, которое ощущалось в ней ранее, немного ослабло. Фрея переходила от одной группы гостей к другой, вела с ними оживленную светскую беседу, глаза ее блестели, и выглядела она в муслиновом платье с широкими развевающимися юбками всех оттенков бирюзового цвета и цвета морской волны весьма соблазнительно.

Джошуа сильно сомневался, что она не испытывала к покойному Джерому Батлеру нежных чувств. Во всяком случае, было заметно, что сегодняшний день оказался для нее очень нелегким.

Решив немного отдохнуть от гостей, Джошуа подошел к банкетке, стоявшей у окна в гостиной, и сел рядом с младшим сыном графа Редфилда, Сиднемом Батлером. У молодого человека не было правой руки и глаза, а всю правую сторону лица и шеи обезобразили багровые шрамы от полученных когда-то ожогов.

– Это во время войны вас так? – спросил Джошуа.

– Да, – ответил Сиднем Батлер. – Попал в плен к французам, когда ходил в разведку в Португалии, не удосужившись надеть форму.

Джошуа поморщился.

– Я сам этого панически боялся, – заметил он. – В течение пяти лет находился во Франции, выполнял правительственное задание и военной формы, естественно, не носил. Так что если бы попал в плен, добром бы это не кончилось. С вами так жестоко обошлись, поскольку вы были без формы?

– Совершенно верно, – кивнул Батлер.

Они еще немного поговорили о войне, об Уэльсе, где молодой человек сейчас жил в одном из поместий Бьюкасла и работал там управляющим. Наконец Батлер кивнул в сторону Фреи. Она в этот момент находилась в компании Рэнналфа, Джудит, леди Мьюэ и кузена Батлера, чье имя вылетело у Джошуа из головы.

– Я искренне рад тому, что Фрея снова"счастлива, – заметил он. – Вы как раз тот человек, который ей нужен.

– Благодарю вас, – отозвался Джошуа. – Однако сегодняшний день выдался для нее тяжелым. Должно быть, она очень любила вашего брата, с которым была помолвлена.

– На самом деле она никогда не была с ним помолвлена, – возразил Батлер. – Когда прошлым летом Кит вернулся домой, он привез с собой Лорен, представил ее как невесту, и его женитьба на Фрее, которую собирались устроить Быокасл и мой отец, так и не состоялась. – Он замолчал и слегка поморщился. – Прошу прощения, вы, должно быть, имели в виду Джерома. Да, конечно, они всегда любили друг друга. Но на вашем месте я бы не беспокоился. Это было очень давно, а сегодня у Фреи такой счастливый вид.

В этот момент в комнату вернулись Рейвенсберг с женой. Виконтесса несла ребенка, с которого уже успели снять крестильную рубашку. Теперь он был уютно завернут в белое одеяльце и, высунув ручки, энергично ими размахивал. Молодые родители с новорожденным переходили от одной группы гостей к другой, демонстрируя им свое сокровище. Дамы восторженно заахали, заулыбались, а на лицах джентльменов появились глуповатые улыбки.

«Великолепная пара, – подумал Джошуа, – и, похоже, испытывают друг к другу нежные чувства».

Так значит, если то, что ему только что рассказал Батлер, верно, Фрею собирались выдать замуж за Кита, нынешнего Рейвенсберга. Что ж, это имело бы смысл. Если обе семьи договорились поженить Фрею и Джерома – старшего сына Рейвенсберга, – еще когда те были детьми, было бы вполне естественно через некоторое время после его кончины соединить узами брака Фрею и второго сына. Однако второй сын сам выбрал себе невесту и привез ее домой, сорвав тем самым планы родителей и брата Фреи.

А что, если он сделал это намеренно? Что, если знал о том, что его отец и брат Фреи задумали их поженить? Что, если он – точно так же как сам Джошуа в Бате – быстренько обручился с первой попавшейся девицей, лишь бы избежать нежеланной женитьбы? Или он ничего не знал?

Но как бы то ни было, Фрея наверняка почувствовала себя оскорбленной. Как и любая отвергнутая женщина.

А что, если она испытывала к Киту нежные чувства?

Глядя на нее с банкетки, на которой сидел уже один – Сиднема Батлера увели отец с кузеном, – Джошуа заметил, что по мере приближения молодой пары с ребенком к группе, где стояла Фрея, девушка все радостнее улыбалась. Однако руки ее были плотно сжаты в кулаки, а нога выбивала по ковру нетерпеливую дробь. Да и улыбка, если как следует присмотреться, была фальшивой. А когда виконтесса подошла почти вплотную и, восторженно взглянув на своего малыша, радостно рассмеялась, Фрея метнула на нее взгляд, полный такой ненависти, что Джошуа оторопел. Но уже в следующее мгновение опустила глаза, а когда вновь подняла их, на лице ее было самое что ни на есть безмятежное выражение.

Еще секунда – и Кит с женой и ребенком окажутся рядом с Фреей, и ей придется восхищаться малышом. Джудит уже сияла, предвкушая этот радостный момент и с нежностью поглядывая на Рэнналфа.

Джошуа поспешно поднялся.

– Фрея? – Он взял ее за локоть, и она едва не подскочила. – Взгляните, несколько смельчаков гуляют по террасе. Может быть, и нам подышать свежим воздухом?

– С превеликим удовольствием, – проговорила Фрея, как ему показалось, преувеличенно громко. – Я уже с ума схожу от бездействия.

36
{"b":"5420","o":1}