A
A
1
2
3
...
38
39
40
...
73

Какая же она идиотка, что не подумала об этом, мелькнула у Фрей мысль. Тем более в день крестин.

– Этого не произойдет, – быстро проговорила она, вставая и поправляя кровать.

– Раз уж это произошло, мы теперь с тобой связаны на всю жизнь, дорогуша, – заявил Джошуа. – А сейчас нам лучше вернуться в дом, пока, надеюсь, нас никто не хватился.

Джошуа погасил лампу и запер дверь. Они оделись и молча направились по темному леску к подъездной аллее и мосту.

Странно, что она так противится браку с Джошуа, размышляла по дороге Фрея. Ведь причин для этого нет. Да и возраст поджимает – ей уже двадцать пять, И потом, Джошуа красив, обаятелен, умен, у них много общего. Да и в постели им потрясающе хорошо.

Почему же все-таки она противится замужеству?

Может быть, потому, что Джошуа не горит желанием жениться на ней? Или же она боится влюбиться в него? А почему, собственно, боится?

Потому что чувствует, что тем самым предает Кита? Или потому, что боится разрушить дурацкое романтическое представление о том, что любить можно только раз?

А может быть, боится, что сердце ее снова будет разбито?

Но ведь она, леди Фрея Бедвин, никогда ничего не боялась.

– Будь я твоим врагом, пустился бы наутек при твоем приближении, даже не ввязываясь в бой, – прервал ее размышления Джошуа.

– Какую чепуху ты несешь! – бросила Фрея.

– Тогда почему у тебя такое мрачное лицо и почему ты несешься вперед, не разбирая дороги, моя прелесть? – спросил он.

– Потому что очень холодно, если ты этого не заметил, – отрезала Фрея, – и мне хочется побыстрее добраться до дому.

– Следовательно, наша прогулка достигла своей цели? Повернув голову, Фрея взглянула на него.

– Ты должен понять, – проговорила она, – что все в моей семье и семье Кита, да и соседи, полагаю, знали, что он возвращается домой, чтобы жениться на мне. А он привез с собой невесту. Я не привыкла к унижениям. Решила, что он сделал это мне в отместку, желая наказать. Решила, что это фиктивная помолвка, уж очень они разные и, казалось, совсем не подходят друг другу. Ситуация походила на ту, в которой сейчас оказались мы с тобой, с одной лишь разницей: я думала, что он в конце концов женится на мне. А он женился на ней. Только не нужно меня жалеть, Джош. Я просто… ужасно разозлилась.

– Он женился на ней по любви, Фри, – заметил Джошуа. – Уж поверь мне, человеку, который впервые увидел их вместе.

Фрея тихонько рассмеялась:

– Ты таким образом решил меня успокоить?

– Не сочти мои слова оскорблением, – проговорил он. – Ты ведь предпочитаешь правду лжи. Твой Кит очень любит свою жену.

– Мой Кит… – Фрея снова рассмеялась. – В то лето, четыре года назад, он испытывал адские муки совести. Он вернулся с Пиренейского полуострова вместе с Сиднемом, искалеченным и полуживым. В том, что с ним произошло, Кит винил только себя. Их с Сиднемом послали в разведку. Кит был назначен старшим. Французы заманили их в ловушку, и они решили, что один из них должен сдаться в плен, чтобы другой смог сбежать и выполнить задание. Задание выполнил Кит, а Сиднем попал в плен. И в то лето Кит испытывал острое чувство вины. А тут подвернулась я… Так что мой Кит никогда не был моим.

Раньше Фрее никогда не приходило в голову, почему Кит в то лето казался настолько в нее влюбленным. А сейчас она вдруг поняла: он пытался таким образом справиться с чувством вины и тоской. А что, если Вулфрик это понял и именно поэтому решил вмешаться в ее жизнь, чего не делал никогда, и прочел ей лекцию о том, что она должна выполнить свой долг и выйти замуж за Джерома? И может быть, граф Редфилд это понимал? И Джером тоже?

Наверное, все понимали, кроме нее…

Они с Джошуа подошли к дому. По террасе уже никто не прогуливался. Все ушли в дом.

– Ну вот, теперь нам остается только молиться, чтобы никто не заметил нашего отсутствия, а если и заметил, то промолчал, и чтобы твоя прическа не рассыпалась, как только мы войдем в гостиную.

* * *

Естественно, их долгое отсутствие не укрылось от внимания членов семьи Фреи. Эйдан удивленно вскинул брови, когда они вошли, Аллин тоже удивился, Морган улыбнулась Фрее понимающей улыбкой, а Вулфрик сжал ручку лорнета. Лишь Рэнналф никак не отреагировал на их появление: он был увлечен разговором с Китом, виконтессой и Джудит.

Кит сидел рядом с виконтессой, положив руку на спинку ее стула и легонько касаясь кончиками пальцев ее плеча, что, в общем-то, считалось крайне неприличным. Однако день уже клонился к вечеру, все расслабились и не обращали друг на друга внимания. И Кит, и его жена с интересом слушали Джудит.

Да, это правда, подумала Фрея. Она и сама это чувствовала, а быть может, знала с самого начала: они поженились по любви. Наверное, прекрасно подходят друг к другу. К тому же они великолепно смотрятся.

Решив не размышлять над тем, приносит ли ей это боль, Фрея взглянула на Джошуа, который насмешливо смотрел на нее, взяла его под руку и направилась к Киту с Лорен.

– Надеюсь, ты не собираешься закатывать сцену, дорогуша, – прошептал он. – Я этого терпеть не могу.

Не отвечая, Фрея улыбнулась сначала Киту, на чьем лице внезапно отразилось беспокойство, потом виконтессе, взиравшей на нее с вежливой улыбкой. Если виконтесса и чувствовала какую-то тревогу, то весьма успешно ее скрывала.

– Прошу меня простить за то, что не успела взглянуть на малыша, когда вы его приносили, – проговорила Фрея. – Джош предложил мне прогуляться, а я так хотела глотнуть свежего воздуха после долгого пребывания в душном зале, что согласилась не раздумывая. Хотя следовало, конечно, подождать несколько минут.

Голос ее звучал высокомерно, как обычно, когда ей приходилось оправдываться. Все четверо с изумлением воззрились на нее, а Джошуа крепко сжал ее руку.

– Ничего-ничего, он еще не спит, – проговорила виконтесса и, радостно улыбнувшись, встала. – Просто мы решили отнести его наверх, в детскую, подальше от шума. Не хотите ли подняться и взглянуть на него?

Фрея внутренне содрогнулась, однако на губах ее появилась улыбка.

– Если не боитесь, что я его побеспокою, – ответила она.

– Ну что вы, конечно, нет. – Виконтесса взглянула на Джошуа. В ее фиалковых глазах заиграли веселые искорки. – А вас, лорд Холл мер, мы не станем брать с собой. Посидите, пожалуйста, здесь… Новоиспеченные родители могут навеять смертельную тоску, – проговорила она, с улыбкой взглянув на Фрею, когда они подходили к детской. – Мы души не чаем в наших детях и думаем, все остальные должны питать к ним такие же чувства, леди Фрея.

– Быть может, пора вам звать меня просто по имени, опустив титул? – предложила Фрея.

Виконтесса быстро взглянула на нее.

– Тогда вы должны звать меня Лорен, – проговорила она. – Договорились?

Малыш лежал на столе на одеяльце, суча ручками и ножками. Рядом сидела няня с вязаньем. Шум в комнате стоял точно такой же, как и внизу, где собрались гости, поскольку здесь собрались дети самого разного возраста, включая Бекки и Дейви, которые радушно помахали Фрее, после чего снова вернулись к своим рисункам. 3а детьми присматривали три няни.

Фрея вполне бы удовлетворилась тем, чтобы постоять у стола, посмотреть пару секунд на ребенка, произнести несколько восторженных слов, однако Лорен наклонилась, взяла малыша на руки и, вручив его Фрее, направилась к внутренней комнате, служившей, по всей видимости, малышу спальней.

Фрея осторожно держала ребенка, боясь уронить. У него были волосы Кита, светло-каштановые, светлее, чем у Лорен и глаза, как у матери. Он был мягонький, тепленький и практически ничего не весил. От него приятно пахло пудрой. Гукнув, малыш взглянул на Фрею затуманенными глазами, и внезапно ее охватила нежность. Она никак не ожидала, что способна испытать подобное чувство к ребенку Кита и Лорен.

– Он просто очаровательный, – проговорила она, чувствуя, как жалко, звучат эти слова, и вернула ребенка матери.

39
{"b":"5420","o":1}