1
2
3
...
22
23
24
...
57

— Я не уеду, не повидавшись с братом, — ответила Морган.

— Но ведь многие женщины ничего не слышали о своих близких со вчерашнего вечера, — проговорил граф слегка раздраженно. — Не стоит так волноваться. Ваш брат не участвовал в сражении. Он обязательно возвратится.

— Мама, — простонал лорд Гордон, — мне необходимо принять обезболивающее.

Не сказав больше ни слова, Морган вернулась в свою комнату. Розамонд проводила подругу до двери.

— Лорд Аллен жив, — утешала она Морган. — Мне сердце подсказывает. Я так же переживала, когда Амброс ушел на войну. Но он, слава Богу, вернулся. Лорд Аллен тоже вернется. Помяни мое слово.

От усталости Морган никак не могла уснуть. Едва забрезжил рассвет, она поднялась, умылась, надела простое платье, которое нашла в упакованном чемодане. Элегантный дорожный костюм оставила без внимания.

Решение она приняла еще ночью.

Когда она спустилась в гостиную, граф, графиня и Розамонд уже завтракали.

— А вот и леди Морган, — сказала леди Каддик с улыбкой. — Садитесь скорее к столу. Через час выезжаем.

— Я не поеду, мадам, — произнесла Морган, — пока не узнаю, что с Алленом ничего не случилось. Задержитесь на день. Уверена, он вернется сегодня, и тогда я смогу привезти хорошие новости моей семье.

— Задержаться на день? Об этом не может быть и речи. А если нога у Гордона неправильно срастется? — возмутилась леди Каддик. — Вы просите о невозможном. Весьма эгоистично с вашей стороны. Мы не задержимся даже на час. Лорд Аллен Бедвин в состоянии сам о себе позаботиться.

— Мама! — воскликнула Розамонд. — Один день ничего не изменит. А если бы пропал мой брат?

— Гордон сражался в бою, Розамонд, — напомнил граф. — Это совсем другое дело.

— Я не поеду, — повторила Морган.

Чего только не делали граф и графиня. Сначала запугивали Морган, потом умасливали. Называли упрямой, неблагодарной, говорили, что ее брат Вулфрик ей этого не простит, отошлет в какое-нибудь отдаленное поместье и она никогда не сможет появиться в свете.

Но в Морган текла кровь Бедвинов.

Она спокойно выслушала леди Каддик с непроницаемым и слегка высокомерным выражением лица, но оставалась непреклонной. Она не покинет Брюссель, пока не увидит брата.

— Никогда не встречала такой упрямой, своенравной девушки, — проговорила леди Каддик, обмахиваясь носовым платком. — Я сейчас упаду в обморок.

Чтобы не видеть, как леди Каддик упадет в обморок, Морган быстро ушла к себе в комнату, велела служанке упаковать вещи и распорядилась отнести их в дом миссис Кларк. Однако служанка разразилась слезами — она не хотела оставаться в Брюсселе и возвращаться в этот ужасный дом, забитый ранеными с их кровавыми повязками и ужасным запахом. Ее наняли одевать и причесывать миледи, а не выносить нечистоты. И девушка потребовала, чтобы ее отправили домой, в Англию.

Морган дала служанке деньги на дорогу, выплатила жалованье за прошедший месяц, а также выходное пособие и отпустила.

Леди Морган спустилась вниз, надеясь найти слугу, который донес бы ее багаж до дома миссис Кларк. У подъезда стояли два экипажа. В это время мимо Морган пронесли капитана Гордона и погрузили в один из экипажей. Гордон окликнул ее:

— Леди Морган!

Девушка подбежала к открытой дверце экипажа.

Почему она сразу не обратилась к Гордону со своей просьбой задержаться на день. Миссис Каддик выполнила бы любое его желание.

Гордон был бледен, лихорадочных красных пятен на щеках почти не осталось. Забинтованная нога была вытянута вдоль сиденья. Он морщился от боли.

— Капитан, — сказала она, — вы знаете…

Он не дал ей договорить.

— Что все это значит? — спросил он, нахмурившись. — Вы не хотите ехать с нами, леди Морган? Подумайте хорошенько. Девушка из такого знатного рода не может остаться одна, да еще на чужбине, без опекунов и родственников.

— Я не знаю, что с моим братом, — начала было она. — Он отправился…

— Зато обо мне вы знаете все, леди Морган! — вскричал он. — Неужели моя жизнь значит для вас меньше, чем жизнь вашего брата? Неужели не понимаете, что я могу остаться хромым на всю жизнь?

А ведь этот мужчина, думала Морган, говорил, что для него честь сражаться за нее! Просил носить по нему траур, если погибнет в бою, до конца жизни! Но он испытывал боль. Она видела это по его глазам. Нелегко ему придется в пути.

— Если моя судьба вам действительно небезразлична, — сказала она, — попросите мать и отца подождать еще день. Пожалуйста. До вечера я непременно узнаю что-нибудь об Аллене. В Брюсселе теперь не опасно. Возможно, вам даже будет полезно провести еще день в постели, а не трястись в экипаже. Пожалуйста, уговорите ваших родителей.

Он посмотрел ей в глаза. В какое-то мгновение у леди Морган появилась надежда. Она улыбнулась ему. Он все еще держал ее руку.

— Я крайне разочарован, — сухо проговорил Гордон. — Будь в вашей затее хоть капля здравого смысла, я, не раздумывая, остался бы и начал поиски лорда Аллена. Прямо сейчас, сидя в экипаже. Мужчины не любят, когда женщины вмешиваются в их дела, леди Морган. Лорд Аллен не обрадуется, когда узнает, какой вы подняли шум по поводу его исчезновения. Посмотрите, что вы наделали: мама расстроена, Розамонд вся в слезах, папа разгневан, а я просто в отчаянии. Путешествие домой в подобных обстоятельствах будет для меня крайне болезненно. По приезде я собирался обратиться к герцогу Бьюкаслу, чтобы просить вашей руки. Но вы продолжаете упрямиться? Мама говорит, что все Бедвины одинаковы.

Морган высвободила руку.

— Я только просила задержаться на один день.

Она все еще надеялась, что Гордон поймет ее, проявит благородство.

— Это вы, Росторн? — Гордон обернулся. — Благодарю вас за то, что сообщили родным о моем возвращении. Мать места себе не находила, пребывая в неведении. Для женщин это тяжелое испытание. Полагаю, вам будет приятно узнать, что со мной все в порядке, но мне необходимо как можно скорее проконсультироваться у хорошего врача.

Морган повернулась и посмотрела на Джервиса.

— Вы уезжаете? — спросил он. — И вы тоже, леди Морган? — Его глаза скользнули по ее простому муслиновому платью.

— Я остаюсь, — ответила Морган. — Мне необходимо узнать, что случилось с моим братом. Поживу либо у миссис Кларк, либо у другой жены офицера.

— А как вы потом вернетесь в Англию?

— Найду с кем ехать. Или Аллен найдет.

— А ваша служанка? — Граф Росторн огляделся вокруг.

— Она не захотела остаться, — ответила Морган. — И я ее отпустила.

Джервис удивленно приподнял брови.

— Поговорите с ней, Росторн, — устало вздохнул капитан Гордон. — Объясните, что ей нельзя оставаться одной. Что ее беспокойство совершенно беспочвенно. Что она должна ехать со мной.

Лорд Росторн посмотрел леди Морган в глаза. Если он станет уговаривать ее ехать, она рассердится, и тогда прямо на улице может разразиться скандал. Не стоит испытывать терпение Бедвинов.

— Почему леди Каддик покидает Брюссель в то время, когда леди Морган не может этого сделать? — спросил Джервис, глядя ей прямо в глаза,

В этот момент из дома вышла леди Каддик в сопровождении графа и Розамонд.

— Ах, вот вы где, леди Морган, — сказала она. — Я настаиваю на вашем незамедлительном отъезде. Переоденьтесь для дороги. А герцога Бьюкасла я непременно поставлю в известность о том, сколько неприятностей вы мне доставили. Доброе утро, Росторн. Гордон уже гораздо лучше себя чувствует. И несмотря на сильную боль, отважился пуститься в такое долгое путешествие.

— Мадам. — Джервис поклонился леди Каддик. — Я пришел за леди Морган, чтобы проводить ее к миссис Кларк. Ее вещи все еще здесь? В течение часа я найду кого-нибудь, чтобы их перенесли. Желаю вам доброго пути.

Джервис был необычайно вежлив и изысканно любезен, но в его голосе звучали стальные нотки. Она не ожидала, что он может быть таким жестким.

— Послушайте-ка, граф Росторн… — заговорил граф Каддик.

23
{"b":"5421","o":1}