1
2
3
...
33
34
35
...
57

— Пожалуй, слишком много, малышка, — проговорил он, понизив голос.

— Давайте забудем об этом, граф. Так будет лучше для нас обоих.

— Ах, — вздохнул он, — вы просите о невозможном. Леди Морган с облегчением вздохнула, увидев, что они уже добрались до конца улицы. Дальше они не могли оставаться наедине. Рэнналф уже бросал на Джервиса долгие многозначительные взгляды. Эйдан подъехал к Морган с другой стороны. Компаньоны лорда Росторна поджидали его на почтительном расстоянии сзади.

Джервис вдруг обратился к Фрее:

— Леди Холлмер, возможно, вы согласитесь с мнением моей матери, которая считает, что лучшая защита — это нападение. Она почтет за честь пригласить вас и леди Морган завтра на чай. А также леди Частити, леди Эйдан и леди Рэнналф. Полагаю, вы уже знакомы с моей матерью.

— Да, знакома, и полностью разделяю ее мнение. Не стоит забывать, лорд Росторн, что Морган всего восемнадцать и ее только начали вывозить в свет. Полагаю, вам это хорошо известно. Что ж, завтра мы нанесем вам визит — приедем на чай.

— Я тоже присоединилась бы, — сказала Ева. — Пожалуйста, поблагодарите графиню Росторн за столь любезное приглашение, милорд.

— Рэнналф возвращается в Лестершир завтра, — сообщила Джудит. — Пожалуйста, поблагодарите от моего имени графиню Росторн.

Морган хранила молчание.

— В таком случае позвольте откланяться. Меня ждут друзья. — Он улыбнулся и всем отвесил поклон.

Почему Вулфрик отверг его предложение? — удивилась леди Морган. Ведь это же не кто-нибудь, а граф Росторн, известный во всей Англии. Вряд ли Вулфрик сделал это из-за дурацких сплетен.

— Мы так и будем топтаться здесь до обеда, глядя на графа Росторна? — усмехнулась Фрея.

— Он вчера приезжал к Вулфрику, — проговорила Морган. — Просил у него моей руки, но получил отказ.

Тут все наперебой заговорили.

— Он слишком много о себе думает, — сказал Рэнналф.

— Росторн или Вулфрик? — спросил Джошуа.

— И Вулф даже не сказал об этом тебе, Морган? Что ж, это очень на него похоже, — насмешливо заметила Фрея.

Ева улыбнулась:

— Он очарователен.

— Мне очень нравится его французский акцент, — добавила Частити.

— Да, — подвела итог Джудит, бросив лукавый взгляд на Рэнналфа, — он великолепен.

— Он намного старше Морган, — заявил Рэнналф. — Ведь он тебе не нравится, Морган?

— Ты не понимаешь, — ответила она. — Никто не понимает. Он… Он мой друг. — Однако Морган не могла забыть, с какой неистовой страстью они предавались любви в ту памятную ночь в Брюсселе, когда она пришла к нему, ища утешения. Это даже не романтические отношения, не участие, не любовь, не дружба. Но это нельзя забыть или просто сбросить со счетов. Воспоминания возвращались к ней снова и снова. Когда неделю спустя после встречи у Морган началась менструация, она с ужасом подумала, что могла забеременеть. И тогда ее жизнь кардинально изменилась бы. Она готова была расплакаться.

— Давай вернемся назад, Морган, к концу Роттен-роу, — предложил Эйдан, — и ты расскажешь мне о том, что произошло в Брюсселе. Как Росторн стал твоим другом.

— Ты действительно хочешь это знать? — спросила она. До этого никто не интересовался ее жизнью в Брюсселе.

Эйдан всегда отличался довольно суровым характером. Даже женитьба на Еве не изменила его. Брак их считался удачным. Пока Морган росла, она не имела возможности часто общаться с братом, его полк постоянно участвовал в военных действиях на территории Франции. Но Морган нежно любила его. Пожалуй, больше других братьев. И когда Эйдан приезжал домой, они долгие часы проводили вместе. Гуляли, беседовали, рисовали. На это время Морган была избавлена от вездесущей гувернантки, которая ходила за ней по пятам. Эйдан всегда вникал в проблемы Морган, не отмахивался от нее, как от надоедливого ребенка.

— Рассказывай, — мрачно проговорил он.

Вместо того чтобы отправиться в клуб «Уайте», как первоначально планировал, Джервис вернулся к завтраку домой. Его мать и Генриетта уже сидели за столом. Прежде чем присоединиться к трапезе, он поцеловал мать и обнял за плечи кузину.

— Maman, завтра тебе придется развлекать нескольких леди. Они приглашены к нам на чай, — сообщил Джервис.

— А могу я узнать, кто эти дамы?

— Маркиза Холлмер, — ответил Джервис, — с сестрой, леди Морган Бедвин и кузиной Холлмера, леди Частити Мор.

— О! — воскликнула она. — Это весьма знатные дамы, Джервис. Одна из них, кажется, та самая девушка, чье имя у всех на слуху вместе с твоим.

— Значит, до тебя тоже дошли эти сплетни? — спросил он, разрезая кусок мяса на тарелке. — Дело в том, что я был вынужден предложить свою опеку этой девушке в Брюсселе после того, как ее оставила опекунша. Леди Морган ухаживала там за ранеными, доставленными с Ватерлоо. Но главное, что задержало ее в Брюсселе, — она ждала своего брата. Его послали с важным донесением к герцогу Веллингтону, и он не вернулся. Позже, когда выяснилось, что лорд Аллен Бедвин погиб, я был удостоен чести сопровождать леди Морган Бедвин в Англию к ее семье.

— И тем не менее, — проговорила графиня, — сплетни имеют весьма скабрезный характер. Вчера на концерте у миссис Эртман Генриетте рассказывали подробности.

— Я не поверила, что ты мог вести себя столь бесчестно, Джервис, — сказала кузина. — И защищала тебя, даже не зная фактов.

— Спасибо. Я решил пригласить этих дам к нам в гости, чтобы показать всем, что моя семья находится в дружеских отношениях с семьей леди Морган, maman. Только так можно положить конец этим грязным слухам. Может, ты тоже пригласишь каких-нибудь леди к чаю?

— Значит, мне предстоит сыграть роль патронессы «Олмакс»? — сухо заметила она. — Джервис, почему бы тебе не сделать предложение этой девочке? Это было бы благородно с твоей стороны.

— Именно так я и поступил, — сказал он. — Но Бьюкасл отверг мое предложение. Даже не позволил поговорить с леди Морган.

— В самом деле? — Мать остановила на сыне долгий внимательный взгляд. — Джервис, неужели тебе и герцогу Бьюкаслу доставляет удовольствие эта вражда? Ведь прошло столько лет, а вы никак не можете примириться!

Джервис подумал, что попытается как-то решить эту проблему. Рано или поздно их встреча с Морган состоится. Возможно, тот факт, что леди Морган с сестрой приняли приглашение приехать на чай к Росторнам, смягчит набирающий силу скандал в Лондоне. Бьюкасл будет поставлен перед выбором: разрешить сестре нанести визит Джервису либо публично дать понять его матери, что леди, занимающая столь высокое положение в обществе, не является подходящей компанией для Бедвинов и им подобным.

Каждый раз, вспоминая о леди Морган, Джервис испытывал не только нежность, его просто физически влекло к ней. Он помнил ее тело. Они были близки. Охватившие графа чувства пугали его. Ему не следовало использовать ее только для того, чтобы подобраться к Бьюкаслу. Леди Морган оказалась личностью и, надо признать, не просто нравилась Джервису, а восхищала его.

— Я сделал ей предложение, — сказал он, — потому что скомпрометировал ее. Бьюкасл отказал мне по какой-то причине.

Графиня пристально смотрела на сына.

— А ты как относишься к этой леди, Джервис? — спросила она. — Испытываешь ли к ней какие-либо чувства или просто хочешь спасти ее честь?

— Она мне нравится, — признался он. — Речь идет не о какой-то великой любви. В Брюсселе нас связывали только дружеские отношения, которые сложились в результате определенных обстоятельств. И здесь, в Англии, для них нет места, так как леди Морган воссоединилась со своей семьей, а я со своей. И мое единственное желание — спасти ее репутацию.

Графиня Росторн всплеснула руками и, просияв, посмотрела на сына:

— Боже, Джервис, ты не знаешь, что говоришь! Как глупо ведут себя мужчины! Я чувствую, ты действительно неравнодушен к леди Морган Бедвин, а я даже ни разу ее не видела. Я приложу все усилия, чтобы как можно лучше принять ее. А потом скажу, достойна ли эта девушка моего сына. Если бы ты спросил у меня совета, я бы сказала, что ты можешь выбрать любую девушку, но только не ту, что носит фамилию Бедвин. К сожалению, любовь неподвластна законам логики и здравого смысла. Но надеюсь, Господь услышит мои молитвы, и мой сын обретет счастье в браке.

34
{"b":"5421","o":1}