ЛитМир - Электронная Библиотека

Джервис тут же вспомнил о том, почему не спал всю ночь. Ведь Морган могла забеременеть. И если это так, возможно, она захочет побыстрее оформить их отношения. Впрочем, неизвестно, как она к этому отнесется. Ведь Морган непредсказуема.

А вдруг она заупрямится и начнет демонстрировать свою независимость? При мысли об этом Джервиса прошиб холодный пот.

Он снова подъехал к Морган.

— Джервис, — проговорила она, — ты не считаешь, что все же следует пригласить Марианну?

Она впервые обратилась к нему на ты, и Джервис обрадовался. Но виду не подал. Просто решил обращаться к ней тоже на ты. Это несомненно их сблизит. Однако приглашать Марианну он не собирался и прямо сказал об этом:

— Нет! Ты заставила меня пойти на кладбище, и я уступил. А о Марианне даже слышать не хочу.

— Ты сам был рад, что побывал на кладбище, примирился с прошлым, с отцом. Избавился от ненависти к нему.

— С Марианной я не примирюсь никогда. Никогда! Это мое последнее слово, — решительно заявил он.

Она хотела возразить, но потом решила отложить этот разговор до лучших времен и кивнула. Однако не выдержала.

— Мой брат тоже пострадал в результате этой истории, — промолвила Морган.

Джервис промолчал.

Не в характере Морган было уходить от проблемы. Особенно если дело касалось тех, кого она любила. А Вулфрика она любила.

За завтраком у Морган возникла идея, и она решила воплотить ее в жизнь, не откладывая в долгий ящик.

Вечером в гостиной приготовили стол для карточной игры. Все оживленно беседовали. Генриетта сидела за роялем и тихо перебирала клавиши. Морган подошла к ней.

— Генриетта, — понизив голос, проговорила она, — ты была там в ту ночь, когда собирались объявить помолвку Марианны Боннер с моим братом?

Генриетта обернулась и настороженно взглянула на леди Морган.

— Да, разумеется, — сказала она. — Ведь мы соседи, и маркиз Пейсли проводит довольно много времени в Уинчхолме. Он, конечно же, пригласил нас. Дядя Джордж, Джервис и я поехали туда. Моник, Сесил и Лизет остались дома. Тетя Берта, дядина сестра, взяла на себя роль моей опекунши.

— Вероятно, все это выглядело просто чудовищно, — проговорила Морган, присаживаясь на край скамьи. — Я имею в виду то, что случилось на балу.

— Ты права, — вздохнула Генриетта, закрывая нотную тетрадь. — Это было ужасно.

— Но как они узнали, куда пошли Марианна и Джервис? — спросила Морган. — Ведь на балу была уйма народа. И почему они решили, что их стоит поискать в спальне? Почему ворвались туда, даже не постучавшись? И каким образом оказались все вместе — Вулфрик, отец Марианны и отец Джервиса?

— Не знаю.

— Но разве ты не задавала себе этот вопрос? — поинтересовалась леди Морган. — Не спрашивала об этом у дяди?

— Нет, — ответила Генриетта. — Не спрашивала. — Она пробежалась пальцами по клавиатуре. — Возможно, их кто-то видел. Например, один из слуг.

— Неужели ты поверила, что Джервис виноват? Неужели Джервис мог обесчестить Марианну и украсть фамильную драгоценность?

— Нет-нет, — проговорила она. — Он не мог этого сделать. Разумеется, нет.

— Значит, все подстроила Марианна? Затащила Джервиса к себе в спальню и сообщила об этом своему отцу и его отцу, потому что не хотела выходить замуж за Вулфрика, а сказать ему об этом прямо не решалась?

— Дело не в этом, — вздохнула Генриетта. — Ты просто не знаешь маркиза Пейсли, Морган. Он настоящий тиран. И герцог Бьюкасл тоже… — Она умолкла и прикрыла рот рукой. Лицо ее залил румянец. Ей не следовало этого говорить. — Прошу прощения.

— Я хорошо знаю Вулфрика, — сказала Морган. — При всех его недостатках у него развито чувство справедливости. Он не стал бы жениться на девушке против ее воли. Ты говорила об этом с Марианной? Джервис сказал, что вы с ней по-прежнему подруги.

— Мы стараемся не касаться этой темы, — объяснила Генриетта. — Для нас она слишком болезненна.

— Не понимаю, как ты можешь с ней дружить после того, как она причинила столько зла близкому тебе человеку.

— У настоящей дружбы глубокие корни, — ответила Генриетта. — Тебе трудно это понять.

— Мне не хотелось ссориться с тобой, но мой долг — разобраться в этой истории, понять, почему выбор пал именно на Джервиса. Почему моего брата так унизили.

— Не знаю, — повторила Генриетта, и глаза ее наполнились слезами.

— Мне бы хотелось поговорить с Марианной, — сказала Морган. — Не могла бы ты представить меня ей завтра?

— Какой смысл? — спросила Генриетта.

— У меня появилась идея, — ответила Морган. — Если не захочешь составить мне компанию, я отправлюсь к ней одна.

Генриетта тяжело вздохнула:

— Если надо, я пойду. В конце концов, ты ведь будешь жить здесь, когда выйдешь замуж за Джервиса. И это вполне естественно. Надеюсь, не случится ничего… неприятного.

— Я тоже на это надеюсь, — промолвила Морган.

В это время к ним подошли Моник и Ева.

Глава 20

Моросивший с утра дождь к обеду наконец прекратился. Однако небо по-прежнему оставалось серым и безрадостным. Фрея, Джошуа, Сесил и лорд Вардон решили покататься на лодках по озеру, а Моник и сэр Гарольд отправились с детьми на прогулку. Графиня Росторн, завершавшая подготовку к балу и празднику, отдавала последние указания повару, дворецкому и экономке. Сразу после завтрака Джервис отправился с управляющим по делам.

А Морган поехала с Генриеттой в Уинчхолм, расположенный меньше чем в пяти милях от Уиндраша. После дождя дорогу развезло. Когда впереди появился старинный особняк, солнце наконец выглянуло из-за туч. Они еще не доехали до дома, но уже ощутили божественный аромат роз. Почти всю дорогу Генриетта и Морган молчали.

Марианна встретила их у дверей дома. Пока подруги обнимались и целовались, Морган незаметно наблюдала за Марианной. Она уже давно миновала пору юности, однако была на удивление хороша. Золотистые волосы уложены в высокую прическу, на шею и плечи спускаются локоны. Фигура изящная, стройная. Глаза небесно-голубые.

Эту женщину любил Вулфрик, хотел жениться на ней, размышляла Морган. Как и все Бедвины, он верил в брак по любви. Ее деньги не имели для него никакого значения. О наследниках он тоже не думал. Чтобы продолжить род Бедвинов, у него было трое братьев. Эта женщина могла войти в их семью.

Генриетта представила Морган Марианне, и обе дамы присели в реверансе.

— Счастлива познакомиться с вами, леди Морган, — проговорила леди Боннер.

— А я с вами, леди Марианна, — ответила Морган.

Они прошли в уютную гостиную, расположенную на первом этаже; французские окна, выходившие на розовую клумбу, из-за дождя и холодного пронизывающего ветра были закрыты. Морган представила, какой удивительный аромат наполняет комнату, если выдается теплый погожий денек.

Миссис Джаспер, тетя Марианны, познакомившись с Морган и поприветствовав Генриетту, тут же покинула гостиную. Эта пожилая дама играла роль опекунши леди Марианны, поскольку молодая женщина не могла жить одна в доме. И это устраивало обеих.

В гостиную вскоре принесли чай, и хозяйка стала развлекать гостей разговорами. Морган ждала случая, чтобы перевести беседу в нужное ей русло. И Марианна вскоре предоставила ей такую возможность. Создавалось впечатление, будто она знала, с какой целью Морган собирается нанести ей визит. Видимо, Генриетта прислала ей утром записку.

— Насколько я понимаю, — сказала хозяйка, — вас интересует, что, собственно, произошло на балу, который давали в честь моей помолвки с герцогом Бьюкаслом девять лет назад?

— Мне бы хотелось знать, каким образом мой брат, отец Джервиса и ваш отец узнали, что вы находитесь в спальне? Кто сказал им об этом? Вам известно, кто именно?

— Никогда не интересовалась этим, — спокойно ответила Марианна.

Морган посмотрела хозяйке в глаза:

— Я вам не верю. Вы хотели, чтобы вас с Джервисом застали в постели. Подсыпали ему в бокал какого-то порошка, когда сидели с ним в гостиной, а потом затащили к себе в спальню и представили дело так, будто он обесчестил вас. После этого, разумеется, не могло быть и речи о помолвке с моим братом.

49
{"b":"5421","o":1}