ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, подумала Элис, этот глупец, ее давний друг, не правильно истолковал интерес, который выказывали ему дамы. Большую часть жизни он презирал светские мероприятия. Раньше, бывая в Лондоне, он избегал балов и прочих развлечений, зато теперь стал посещать званые вечера и спектакли, одеваясь соответственно случаю. Он искал себе жену.

Вот почему женщин влекло к нему. И еще его внешность. Сам того не подозревая, Пирс был самым красивым мужчиной на этом балу. Так считала не только Элис, но и другие дамы.

– Так на ком мне жениться, Элли? – спросил он, весело сверкая глазами. – Я просто теряюсь от столь большого выбора! Ты можешь дать мне совет?

– Нет, не могу. Я не сводница, Пирс.

– Может, уехать на Восток и завести себе гарем?

– Это ничего не изменит. Ты все равно окажешься перед необходимостью выбора. Просто здесь тебе приходится выбирать из всех женщин одну, а там – сто пятьдесят.

Он засмеялся и сделал очередное па.

– Позволь мне проводить тебя и твою племянницу до дома, когда бал закончится, – попросил он. – Иначе я проведу остаток ночи в клубе и проснусь завтра около полудня с тяжелой головой. Живя в городе человек приобретает ужасные привычки.

– Почему ты не бываешь в Уэстхейвен-Парке?

– Я уже говорил тебе, Элли: там очень одиноко без вас с Уэбом. Если бы ты не уехала в Бат, я бы гораздо чаще бывал дома.

– Понятно.

– Так ты разрешишь мне тебя проводить?

Элис вспомнила про сэра Клейтона Лансинга, которому обещала следующий танец.

– С удовольствием, – сказала она.

Мистер Уэстхейвен отослал карету Карпентеров домой, к превеликой радости кучера и лакея, которым неожиданно выпал свободный вечер, и развез дам в собственной карете. Проводив Аманду до двери особняка ее родителей на Портмэн-сквер, он вернулся в экипаж, чтобы доставить Элис на Кавендиш-сквер.

– Ты пригласишь меня, Элли? – спросил он, когда они приехали. – Угостишь чаем или кофе? Мне хочется поговорить с разумным человеком.

– В такое время? – удивилась она. – Ты хотя бы представляешь, который сейчас час?

– Совсем ненадолго, – взмолился он.

– Я вижу, ты не понимаешь, что даме не подобает развлекать гостя глубокой ночью.

– Чепуха! Ведь мы с тобой старые друзья.

– Может быть, ты и старый, зато я нет. Ладно, заходи! Если я дам тебе от ворот поворот, то не усну всю ночь – меня замучает совесть.

– Вот умница, – одобрил Уэстхейвен. – А твой лакей не будет стоять у меня над душой, грозно сверкая глазами?

– Перкинс? Нет. Он ляжет спать. Он всегда ложится, когда я возвращаюсь. Тебе придется пройти в мою гостиную, Пирс. В других комнатах уже погашены все лампы. Боюсь, я смогу угостить тебя только горячим шоколадом. Я обычно пью его перед сном.

– Что ж, шоколад так шоколад, – согласился Пирс, помогая ей выйти из кареты и велев своему кучеру возвращаться домой. – Я дойду пешком, – объяснил он. – Ты не сердишься на меня, Элли?

Она задумалась.

– За что мне сердиться? Неужели за то, что меня заставили после полуночи развлекать джентльмена в моей гостиной?

– Вот именно, – усмехнулся Пирс, когда слуга открыл им дверь.

Глава 5

Мистер Уэстхейвен опустился в кресло и огляделся по сторонам.

– У тебя очень уютно, Элли, – похвалил он. – Ты умеешь создавать уют. Раньше я думал, что твой дом выигрывает по сравнению с Уэстхейвен-Парком за счет внутренней обстановки и размеров, но теперь вижу, что все дело в твоем таланте.

Зевнув, он взял протянутую Элис чашку с шоколадом.

Она взяла свое вышивание и села на маленький диванчик, склонившись над работой. Пирс следил за ее движениями.

– Ты ведь не собираешься выходить замуж за этого типа Лансинга? – спросил он после минутного молчания.

Она удивленно вскинула голову.

– Разумеется, нет. Я вообще не собираюсь выходить замуж.

– Вот и хорошо. Он слишком худой.

– Ну и что? По-твоему, это повод для отказа? – спросила она с улыбкой.

– К тому же он слишком слащаво улыбается, – добавил Пирс.

– Бедный сэр Клейтон! Он лезет из кожи вон, стараясь быть любезным, а кому-то не нравится его улыбка.

– Да и его волосы под стать улыбке. Элис не могла сдержать смех.

– Зато они всегда аккуратно уложены, Пирс. Ты должен отдать ему должное в этом отношении.

– Он предлагал тебе руку и сердце? Бьюсь об заклад, что да.

– Вчера вечером, когда мы возвращались из театра. Разумеется, я ему отказала. Но это было очень мило с его стороны.

– Мило? – Пирс поднес чашку к губам и отхлебнул горячий напиток. – Элли, когда ты в последний раз смотрела на себя в зеркало? Не позволяй ему лишнего. Твой отказ его весьма разочаровал, судя по тому, что весь сегодняшний вечер он крутился возле тебя. Если он и дальше будет тебе докучать, я отхлестаю его по щекам.

Элис это позабавило.

– Представляю, как обрадуются светские сплетники! Постарайся сделать это посреди бального зала, Пирс, чтобы все видели.

Ее гость с усмешкой откинулся на спинку кресла, глядя, как она вышивает.

– Что ты думаешь про мисс Борден? – спросил он.

– Она хороша собой и, несомненно, обворожительна, несмотря на свою робость. Сегодня вечером она привлекла к себе внимание. Кажется, не пропустила ни одного танца, кроме вальса, конечно.

– Ты думаешь, я должен на ней жениться?

– Пирс! – Она посмотрела на него умоляющим взглядом. – Нет!

– Потому что я слишком стар для нее? Я еще не совсем одряхлел, Элли, и могу делать то, что делают все молодые. – Он усмехнулся, глядя на ее склоненную голову. – Мне нравится, как ты краснеешь.

– Твой возраст здесь ни при чем. Если бы ты любил эту девушку, а она любила тебя, я бы посоветовала вам пожениться. Но, будучи влюбленным, ты просто не стал бы спрашивать мое мнение.

– Возможно, я смогу ее полюбить, Элли. Как ты сказала, она хороша собой, к тому же очень послушна.

– Ох, Пирс! – Элис отложила вышивание и посмотрела ему в глаза. – Неужели любовь так мало для тебя значит?

– Если мне предстоит провести остаток дней бок о бок с женщиной, а ночами лежать с ней в одной постели, то ее внешность волнует меня в первую очередь.

– Тогда это не любовь, – рассердилась она и, взяв иглу, опять принялась за работу.

– А что же? Скажи мне, Элли.

– Физическое влечение. Но для брака этого мало, Пирс. Если ценить только красоту, то что произойдет, когда супруги состарятся? Между ними должны существовать взаимное уважение и симпатия. Люди, соединившие свои жизни, обязаны быть друзьями.

– Вот как? И это все? – спросил он с улыбкой.

– Нет, не все, – тихо возразила она. – Кроме перечисленного, должно быть нечто другое. Нечто такое, чего не выразить словами. Некое волшебство. – Ее голос зазвучал увереннее. – Люди, состоящие в браке, всегда стремятся сделать друг друга счастливыми.

– Ты слишком романтична, Элли. Если бы все руководствовались твоими принципами, в мире обитали бы одни холостяки и старые девы. Вздумай я последовать твоим советам, никогда не найду себе невесту и не обзаведусь наследниками.

Она промолчала, продолжая вышивать. Он допил шоколад и, откинув голову на спинку кресла, закрыл глаза.

– Я знаю, что мне надо сделать – жениться на тебе, Элли. Как тебе моя идея?

– Не говори глупостей, Пирс, – пробормотала она, явно сконфуженная.

Он взглянул на нее с усмешкой, склонив голову набок.

– Прости, я пошутил. Я не стану оскорблять тебя брачным предложением.

– Оскорблять? – Она нахмурилась.

– Я знаю, что ты не захочешь стать женой такого непутевого парня, как я. Тем более после Уэба. Тебе очень трудно без него, Элли?

Она сделала еще один стежок и нарочито аккуратно сложила вышивку.

– Нет. Я стараюсь не думать о прошлом. Мы с Уэбом прожили вместе целых девять лет. Я стремилась к тому, чтобы он был доволен, а он посвятил себя моему счастью. Я не могу вычеркнуть из жизни ни его, ни Николаса, хотя боль от потери все еще остра. Но какой толк убиваться и горевать по утраченному? Мужа и сына не вернешь, а мне надо жить дальше. Придется довольствоваться тем, что осталось.

10
{"b":"5422","o":1}