ЛитМир - Электронная Библиотека

Внизу под окнами стоял какой-то мужчина. Элис поспешно отступила в глубь комнаты, опустив штору. Но она успела узнать этого человека, поэтому опять шагнула вперед и чуть приподняла занавеску.

Это был Пирс. Он поднял руку в знак приветствия.

Не раздумывая, Элис взяла свечу с каминной полки, тихонько сбежала вниз по лестнице и, закусив губу, подошла к парадной двери. Сердце ее колотилось. Она чувствовала себя тюремным узником, который задумал побег и боится разбудить стражников.

К счастью, дверные запоры бесшумно отъехали, и она распахнула дверь.

Глава 10

Пирс поднимался по ступенькам следом за Элис.

– Знаю, мне не следовало сюда приходить, Элли. Ужасно поздно, правда? Ты зря посмотрела в окно. Я вовсе не собирался стучаться.

Она поставила свечу на столик и обернулась.

– Ты проделал пешком весь этот путь, чтобы только взглянуть на мой дом?

– Я шел сам не зная куда и опомнился только здесь. Но я намеревался уйти. Не сердись, Элли, пожалуйста!

Он тяжело опустился в кресло.

– Я не сержусь. Ох, Пирс, у тебя такой мокрый сюртук! Ты простудишься.

– Мокрый? – Он удивленно похлопал себя руками. – Да, верно. Я сниму его, чтобы не испортить твою мебель. Ты не возражаешь, Элли?

Она улыбнулась:

– Придя сюда, ты уже совершил крайне неприличную вещь, Пирс. Теперь можешь делать все, что угодно. Хуже от этого не станет. Снимай.

Он встал, скинул сюртук и повесил его на спинку соседнего кресла.

– Я рад, что ты не принадлежишь к числу женщин, падающих в обморок при одной только мысли о мужчине без сюртука, – улыбнулся Уэстхейвен. – А вот я никогда не видел тебя с распущенными волосами. Когда ты была маленькой, ты заплетала косички.

Он окинул взглядом ее халат, довольно причмокнул губами и сел снова в кресло.

– Ну, как тебе сегодняшний вечер? Было необычайно интересно, не правда ли?

– Нет, – тихо ответила Элис, усаживаясь на диванчик.

– Что? Тебе не понравилось разговаривать с Босли? Он не рассказал тебе про свое нажитое на рыбе богатство? И не намекал, что оно может стать твоим? Я готов поклясться, что он с тобой заигрывал…

– Он мне не понравился.

Пирс поднял брови:

– Неужели ты нашла его слишком вульгарным? Странно. Я думал, ты повеселишься.

– Ты ошибся.

– А я чудесно провел время. Гроза началась как раз вовремя. Я целый час сидел в гроте с восхитительной мисс Борден.

– И она, конечно же, испугалась грозы?

– Откуда ты знаешь? Действительно испугалась. Она прижималась ко мне от страха. Мне пришлось усадить ее на колени и поцеловать. Любой другой джентльмен назвал бы меня счастливчиком.

– Пирс! – с упреком произнесла Элис, глядя на его улыбающееся лицо.

– Ты не одобряешь моего поведения? По-твоему, это безнравственно – целовать женщину до свадьбы? Ты слишком чопорна, Элли. И старомодна.

– Не надо, Пирс.

Он усмехнулся:

– Но что остается делать мужчине, когда милая юная девушка подставляет ему губы и эти губы дрожат от испуга? Я же не каменный! К тому же отвернуться было бы не по-джентльменски.

Элис потупилась.

– Конечно, теперь я на ней женюсь, Ты же не думаешь, что, проведя целый час наедине с невинной девицей, я поступлю неблагородно? Я не лишен чести, Элли. Ну же, пожелай мне счастья.

– Ох, Пирс! Ты считаешь ее невинной девицей?

– Разумеется. Поцелуи легкомысленного малого вроде меня не лишили ее невинности. Она нуждалась в утешении и не имела понятия о том, какая опасность ей грозит, когда села ко мне на колени и очаровательно выпятила свои алые губки.

Элис промолчала.

– Через несколько лет Уэстхейвен-Парк будет полон детей, – продолжал Пирс. – Барон Берринджер может спать спокойно – его наследство перейдет в надежные руки. Рыбный магнат Босли обзаведется собственным имением, а моя мать – долгожданными внуками. Согласись, Элли, это был очень плодотворный вечер. Пожелай же мне счастья.

– Я хочу, чтобы ты был счастлив, Пирс. Очень хочу. И надеюсь, что ты найдешь свое счастье с мисс Борден.

Он усмехнулся:

– Ты произносишь это таким тоном, будто я по собственной воле собрался взойти на эшафот.

– Я говорю совершенно искренне. Я верю в тебя и знаю, что из тебя получится хороший муж… и отец.

Уэстхейвен откинулся в кресле, сжимая руками подлокотники.

– Я не должен был здесь появляться, да? Сейчас уйду. Прогони меня, Элли.

– А зачем ты вообще пришел? Что тебе нужно?

Он с улыбкой взглянул на хозяйку дома.

– Мне нужны бальзам, бинты и обезболивающие средства. А еще мне нужны холодная рука и утешающие слова.

Она молча смотрела на него.

– Мне нужны спокойствие, уют и безопасность. Я всегда находил их в вашем с Уэбомдоме. Как ты думаешь, я мог бы остаться здесь до конца жизни?

– Мне очень жаль, Пирс, но я не могу предоставить тебе приют, – серьезно ответила Элис.

Он усмехнулся:

– Тебе не нужно ничего говорить. Тебе просто нужно быть, Элли. С тобой мне спокойно, как ни с кем другим. Тебя окружает аура умиротворения и домашнего уюта. Так было в Чандлосе, так происходит в этом доме и, особенно в этой комнате. Даже если бы меня привели сюда с черной повязкой на глазах, я бы почувствовал твое присутствие. Как тебе это удается?

Она растерянно улыбнулась, и Пирс на мгновение закрыл глаза.

– Какой же я эгоист! – сказал он со вздохом. – Сижу в твоей гостиной глубокой ночью и не даю тебе спать, а все потому, что мне нужна твоя поддержка. Ты давно должна была выставить меня за дверь, Элли. Но я сейчас уйду. Мы теперь не скоро увидимся, верно? Завтра ты возвращаешься в Бат?

– Да.

Он встал.

– Я буду по тебе скучать, – пробормотал он, поднося ее руки к губам. – О Господи, как же я буду по тебе скучать, Элли!

– А я по тебе.

– Нет. Ты наконец-то отделаешься от меня и моих проблем, и тебе станет гораздо легче жить. Что такое, Элли? Ты плачешь? О, перестань! Я не заслуживаю твоих слез.

Она пожала плечами и судорожно сглотнула. Он крепче сжал ее руки.

– Прощаться всегда тяжело, не так ли? – спросил он, наклонившись вперед и чмокнув ее в щечку.

– Да, ты прав. До свидания, Пирс.

Она улыбнулась сквозь слезы, потом привстала на цыпочки и тоже поцеловала его в щеку.

Но Уэстхейвен никак не мог заставить себя отпустить Элис, взять сюртук и удалиться к двери. Боже, уже завтра ее здесь не будет!

А ей не хватало силы воли, чтобы высвободиться, уверенно улыбнуться и произнести банальные слова прощания. Она знала, что он больше никогда не войдет в эту дверь. И во все другие двери, которые будут в ее жизни.

– Элли, – прошептал он и, нагнувшись, нежно поцеловал ее в губы. В его глазах читался тревожный вопрос.

Она стояла, закусив губу, и пыталась вернуть утраченное самообладание. Он медленно опустил руки и привлек ее к себе. Она уткнулась лицом в складки его галстука.

– Элли, – опять прошептал он ей на ушко, и она растаяла.

Время словно остановилось. Элис подняла голову, ища его губы.

Он чувствовал себя уютно, как дома. Прожив на свете целых тридцать шесть лет, он наконец-то испытал это чувство. Ему казалось, что он обнимает всю вселенную. От шелковистых темных волос Элис исходил дивный аромат. Он ощущал под рукой прохладный шелк ее халата и теплое стройное тело. Ее соленые от слез губы были маняще раскрыты.

Элли, Элли…

Она закрыла глаза. Его губы двинулись по ее шее и плечу. Она чувствовала под ладонями бугристые мускулы его плеч и выгибалась ему навстречу, сгорая от неистового желания. Пирс!

Его губы вернулись к ее рту. Язык дразнил и ласкал сладкие глубины. Всего одно слово, сказанное шепотом. Пирс заглянул в прекрасное лицо Элис и увидел вспухшие губы, пылающие щеки и веки, отяжелевшие от страсти. Он искал ответа в ее глазах.

Она подняла голову и увидела рядом мужчину своей мечты. Ода, это Пирс! Все происходящее было похоже на волшебный сон, Он хотел ее и спрашивал разрешения, умоляя взглядом.

23
{"b":"5422","o":1}